Воскресенье, 22 апреля 2018, 02:241524353086 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Компания, обслуживающая бизнес действующего президента Украины, обратила внимание на одного из последних представителей старой донецкой "элиты", ныне проживающего в Подмосковье.

Проблемные долги коллег по олигархическому "цеху" неоднократно использовались окружением Петра Порошенко для передела собственности в свою пользу. В этот раз такой сценарий маловероятен. Однако перспективы хорошо заработать на докризисных обязательствах Виктора Нусенкиса для группы ICU вполне реальны.

В общем-то все как всегда у олигархов: ничего личного, только бизнес. Нюанс лишь в том, что одной из сторон сделки являются государственные банки страны-агрессора и оккупанта. Именно так П.Порошенко называет Россию в публичных заявлениях для украинской и международной аудитории. Но деньги, как обычно, не пахнут.

Донецкий финиш Нусенкиса

Об истории взлета бывшего "красного директора" донецкой шахты "Ждановская" и крушения его бизнес-империи "ОстроВ" подробно рассказывал ранее. Вкратце же следует отметить, что в "золотые" докризисные годы В.Нусенкис как владелец концерна "Энерго" стабильно входил в топ-10 самых состоятельных украинских бизнесменов. Однако, он не сумел легализовать бизнес по примеру того же владельца донецкой группы SCM Рината Ахметова. И в результате потерял "все нажитое непосильным трудом". Точнее, почти все.

Например, Кредитпромбанка, некогда одного из крупнейших банковских учреждений Украины, В.Нусенкис лишился только потому, что записал его конечным владельцем не на себя, а на подставное лицо – некоего греческого гражданина.

Который в итоге пришел в суд Кипра и потребовал реализовать свои права как собственника. Что правда, действовал гражданин не сам по себе. Инициатором оказался бывший донецкий облпрокурор, генеральный прокурор Украины и заместитель главы президентской администрации Геннадий Васильев, много "помогавший" В.Нусенкису в лихие 1990-е гг. и в первой половине 2000-х гг.

Потом "дружба" закончилась, причем далеко не мирным путем. Итогом многолетнего конфликта стала утрата В.Нусенкисом российских активов группы "Донецксталь" (ранее – концерн "Энерго").Но остались украинские и их В.Нусенкис планировал развивать. В частности, он задумал масштабную реконструкцию производства на Донецком металлургическом заводе (ДМЗ).

Там предполагалось, закрыть мартеновский цех и вместо него построить электросталеплавильный – за чертой города, чтобы улучшить экологическую обстановку.

Под такой проект требовались серьезные инвестиции. И они были привлечены в 2008 г.: примерно $750 млн взято в виде банковских кредитов.

Срок возврата наступил в 2013 г., но к тому времени проект на ДМЗ не был реализован из-за кризиса, который привел к остановке и закрытию металлургических заводов по всему миру.

Тем не менее, тогда В.Нусенкису удалось разрулить ситуацию с долгами: привлечен новый кредит на $500 млн, для расчета по предыдущему займу.

Что было дальше – все знают: война на Донбассе, обстрелы Донецка, включая территорию ДМЗ, вынужденная остановка предприятия. Несколько его работников погибли от разрывов снарядов на заводской площадке.

О возобновлении работы ДМЗ в 2015-2016 гг. периодически сообщали власти т.н. "ДНР". Однако об утрате этого актива зарегистрированная в Украине группа "Донецксталь" официально заявила только в марте 2017 г.

Это произошло после прекращения торгово-экономических отношений с неподконтрольными территориями Донецкой и Луганской обл. по решению Совета национальной безопасности и обороны Украины.

Тогда же сообщалось о потере "Донецксталью" Макеевского и Ясиновского коксохимических заводов (КХЗ). Таким образом, на контролируемой официальными украинскими властями территории у "Донецкстали" остались шахтоуправление "Покровское" (ранее – "Красноармейская-Западная №1") и обогатительная фабрика "Свято-Варваринская".

Долг позвал в Лондон

Впрочем, вопрос о потере влияния В.Нусенкиса на активы в "ДНР" остается открытым. СБУ еще в январе 2015 г. сообщала об открытии уголовного производства в отношении В.Нусенкиса.По данным СБУ, руководство Макеевского и Ясиновского КХЗ поддерживает тесные отношения с самопровозглашенным "главой ДНР" Александром Захарченко. Эти предприятия одними из первых на неподконтрольной территории прошли перерегистрацию и получили соответствующие свидетельства в "ДНР".

По информации СБУ, только в 2014 г. предприятия В.Нусенкиса в "ДНР" экспортировали кокса более чем на 100 млн грн. Пр этом ежеквартально 1 млн грн. перечислялся в "банк ДНР".

Да и позднее эти сведения подтверждались представителями сепаратистских властей. Так, уже в мае 2015 г. стало известно, что "Макеевкокс" успешно поставляет кокс в Россию и на нем работают все 4 коксовые батареи.

Чуть позже, в декабре 2015 г., сообщалось, что администрация ДМЗ сохраняет рабочие места за своими сотрудниками, ушедшими в т.н. "ополчение".

В общем, сложно представить, что при такой степени лояльности к самопровозглашенной "ДНР" там вдруг решили "отжать" у В.Нусенкиса его заводы.

Скорее, заявление об утрате активов – это линия защиты: во-первых, с целью избежать санкций США и ЕС за посягательство на территориальную целостность Украины, во-вторых – для аргументации в ходе судебных разбирательств.

Дело в том, что банки-кредиторы В.Нусенкиса обратились в Лондонский международный арбитражный суд LCIA с иском, в котором просят взыскать с В.Нусенкиса долги "Донецкстали".

Это произошло как раз в марте 2017 г. Среди истцов голландский ING Bank, Unicredit Bank Austria, Raiffeisen Bank Int AG, East- West United Bank SA, VTB Bank SA (France), VTB Bank AG (Deurschland), ПАО "Укрсоцбанк", ПАО "Райффайзен Банк Аваль".

Кроме голландского и австрийских банков, в перечне кредиторов 2 украинских банка, которые являются дочерними компаниями иностранных банков, а также 2 дочерних компании российского государственного ВТБ Банка.

Все вместе они хотят получить с "Донецкстали" $678,5 млн – по всей видимости, это тот самый взятый в 2013 г. синдицированный кредит с набежавшими штрафами за неуплату в срок. Но мог ли владелец группы его заплатить? Очевидно, что война на Донбассе в данном случае могла бы рассматриваться как форс-мажор, который привел к неплатежеспособности должника.

Однако кредит В.Нусенкис брал по договору поручительства. Гарантии предоставило ПАО "Ш/у "Покровское" – крупнейший в Украине производитель коксующегося угля. Этот актив "Донецкстали" продолжает вполне успешно работать, получая высокие доходы на фоне роста мировых цен на металлургическое сырье.

В связке с "Покровским" работает и Свято-Варваринская фабрика – одно из крупнейших в Европе углеобогатительных предприятий. Это еще один инвестпроект В.Нусенкиса, который он успел завершить в 2009 г.

"Фабрика оснащена самым современным, высокопродуктивным и энергоэффективным оборудованием от ведущих мировых производителей", - говорится в официальной презентации "Свято-Варваринской".

В среднем за год фабрика перерабатывает в концентрат 6,5 млн т. угля с "Покровского", в т.ч. 3 млн т. полученного концентрата – класса "премиум".

Теперь посмотрим на ситуацию с долгом группы "Донецксталь" (непосредственно заемщиком является ЧАО "ДМЗ") глазами банкиров-кредиторов.

Да, требовать возврата денег у самого ДМЗ – все равно как спрашивать у тяжелобольного о здоровье. Предприятие работает в лучшем случае на 20% от проектной мощности из-за торговой блокады и санкций. Но как раз для таких случаев банки и страхуются, требуя привлечения поручителей. Именно они в случае банкротства должника обязуются рассчитаться вместо него. Поскольку у поручителей по займу ДМЗ все хорошо, решение LCIA наверняка будет о взыскании с них заявленной суммы.

Это прекрасно понимает и В.Нусенкис. А потому пытается вывернуться, переоформляя права собственности на свои украинские активы с одних юридических лиц, на другие.

В частности, 57,2% акций ПАО "Ш/у "Покровское" уже переданы в пользу ООО "Индастриал Коал Холдинг" – структуры, также связанной с В.Нусенкисом. Но на которую долговые обязательства по синдицированному банковскому кредиту не распространяются.

По этим же соображениям 52 объекта недвижимости с ЧАО "ДМЗ" были переписаны на баланс ООО "Свято-Варваринская обогатительная фабрика".

Трудности агрессора

Как отмечалось выше, немецкий и французский филиалы ВТБ Банка есть среди банков-участников международного синдиката, выдавшего "Донецкстали" кредит на $500 млн. Но очевидно, что опция о разбирательстве в международном арбитраже не была предусмотрена в кредитном договоре "Донецкстали" с государственным Сбербанком России.

Напомним, что общий объем долгового портфеля группы В.Нусенкиса составлял $750 млн. Кредит на $500 млн в 2013 г. брался у синдиката – значит, вопрос о реструктуризации оставшихся $250 млн в свое время был решен "полюбовно".

Но и Сбербанк России в итоге устал ждать – несмотря на тесную дружбу В.Нусенкиса с московским патриархом Кириллом, далеко не последним человеком по степени влияния в Кремле.

Только что ему, Сбербанку, оставалось делать? Российские активы, на которые можно было бы обратить взыскание, В.Нусенкис уже потерял в ходе конфликта с Г.Васильевым.

А при нынешнем состоянии украинско-российских отношений надеяться на победу в украинском суде Сбербанку явно не приходится. Поэтому до украинских предприятий "Донецкстали" ему никак не дотянуться.

В таких случаях бизнес-практика знает только одно решение – "лучше потерять что-то, чем все". Т.е. надо с дисконтом продать право требования долга тому, кто сумеет его взыскать.

Или думает, что сумеет. Если да, то его прибыль будет заключаться в разнице между суммой, которую он сможет "выбить" из должника, и той, за которую купил права требования.На этом принципе основана деятельность коллекторских компаний. А здесь в роли "вышибалы" выступила инвестиционно-консалтинговая группа ICU, обслуживающая бизнес действующего президента.

Она, например, упоминалась в международных скандалах Panama Papers и Paradise Papers. Через нее через нее П.Порошенко зарегистрировал в оффшорные юрисдикциях фирмы, которые в дальнейшем могли использоваться для уклонения от уплаты налогов в Украине – хотя сам президент утверждал, что это было сделано для продажи его кондитерской компании "Рошен" (которую в итоге так и не продал).

Т.е. ICU непосредственно связана с бизнесом действующего президента. Стоит уточнить, что долги "Донецкстали" она купила не напрямую у Сбербанка, так что формально тут все вроде бы ок.

Роль посредника согласился сыграть экс-депутат Верховной Рады от Партии регионов Сергей Кий. На его ООО "Финансовая компания "Приоритет" переоформили уступку долга, а уже он передал права требования в пользу ICU.

Т.е. приличия соблюдены, никто не может обвинить президента в бизнесе с агрессором. Точно также – как никто не может сказать, что прокурор берет взятки, если свой "лексус" стоимостью в 20 годовых зарплат он записал на жену-"предпринимателя".

Отдельного упоминания заслуживает тот факт, что С.Кий – бывший помощник президента футбольного клуба "Шахтер", входит в орбиту Р.Ахметова. Успех бизнеса у которого во многом зависит от решений власти по тарифам на электроэнергию, железнодорожные грузоперевозки, портовые сборы и т.д. Поэтому договориться с владельцем группы SCM о небольшом содействии представителям президента не так уж и сложно.

Не должно у них и быть сложностей с взысканием долга в $250 млн.

Сейчас это дело рассматривается в Хозяйственном суде Донецкой обл. и шансов "сбежать с подлодки" у компаний В.Нусенкиса, выступающих ответчиками по иску ICU – ничтожно мало.

И не только потому, что Фемида обычно всегда на стороне кредитора. Просто не удается припомнить ни одного случая, чтобы компании из орбиты П.Порошенко за годы его президентства кому-то проиграли в судах.

Что же касается В.Нусенкиса, то, в принципе, вернуть долг у него есть возможность. Хотя и нельзя сказать, что сделать это просто и легко.

Ш/у "Покровское" не раскрывало производственные данные за 2017 г., но, например, за январь-февраль это было 521 тыс. т. Т.е. примерно речь идет о более чем 4 млн т. годовой добычи. Стоимость коксующегося угля в I кв. т.г. на Даляньской товарной бирже в КНР (один из мировых индикаторов) была $202/т. Исходя из этого можно предположить, что порядка $800 млн годового дохода "Покровское" генерирует.

Вот только вряд ли ICU устроит возврат долга сам по себе – пусть даже со штрафными процентами за несвоевременную выплату и с учетом дисконта, полученного от Сбербанка.

Наличие долговых обязательств – хороший повод зацепиться за ценный актив. Затем закрепиться на нем и… в итоге стать его новым владельцем. В современной украинской экономической истории есть десятки подобных примеров. Они касаются как маленьких предприятий, так и довольно крупных.

Дополнительная мотивация не останавливаться на взыскании долга для ICU заключается в том, что уже в период президентства Петр Порошенко мог стать заметным игроком в украинской энергетике. Во всяком случае, СМИ неоднократно писали о неформальном "кураторстве" над госсектором углепрома Игоря Кононенко, многолетнего друга и бизнес-партнера П.Порошенко.

Также сообщалось о переходе в орбиту влияния И.Кононенко угольных компаний и предприятий, входивших в угольные "схемы" Александра Януковича.

Статус В.Нусенкиса "главного спонсора ДНР" и соответствующее уголовное производство в СБУ, подконтрольной президенту, также существенно облегчают решение вопроса о новом собственнике для "Покровского".

До настоящего времени там вроде как было тихо. Но если туда в ближайшие несколько месяцев придут силовики с обысками или "активисты" – не стоит удивляться.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: