Понедельник, 28 мая 2018, 06:361527478577 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Угольный гамбит

Шахтерская тема снова вышла на первый план. Горняки Макеевки 5 апреля приняли требования к правительству в случае невыполнения которых пригрозили акциями протеста в Киеве. В то же время, ситуация обостряется не только в шахтерских коллективах, но, похоже, и между коммерческими фирмами, имеющими в углепроме свои интересы. Так, в качестве полемики со статьей «Острова» «Схема для углепрома» к нам в редакцию принесли материал с альтернативной точкой зрения, который мы предлагаем нашим читателям.

И снова неповоротливую лодку углепрома раскачивает чья-то искусная рука, пытаясь притянуть в свою «более спокойную» гавань. На сей раз, ходоков в столицу и аффилированных с ними профлидеров вдруг начал терзать вопрос созданных ещё в прошлом году трёх территориальнных угольных компаний.

Учитывая специфику стоящей за окном общественно-политической ситуации действовать угольные «патриоты» решили снизу, через митинги, заяви и прочее. Авось повезёт, - Киеву ведь сейчас некогда, - и не вникая, чья-то рука подмахнёт указ о ликвидации компаний, и вернётся всё на круги своя – прямо come back в 90-е. Именно так думают многие наместники угля кесарева …

Те кто в теме, уже поняли, что разговор идёт о структурных подразделениях – ГП «Луганская угольная компания», ГП «Донецкая угольная коксовая компания» и ГП «Донецкая угольная энергетическая компания», - вопрос которых начал вдруг активно муссироваться в СМИ. То заказное интервью с «пожелавшим остаться неизвестным» бизнесменом проскочит, то придут вести о ходоках по киевским кабинетам с челобитными угольных генералов. Ну а, главная линия партизанщины, это негодование нескольких профсоюзных лидеров пытающихся перевести стрелки шахтёрского возмущения на мало известные рядовым трудягам компании…

Работает всё чётко – вначале саботируем работу созданных госкомпаний, создаём задолженности по текущей зарплате и прочим платежам, и уже на выходе, подталкиваем профсоюзы к справедливому возмущению по поводу «нахлебников» сверху, лишивших отца-кормильца директора шахты финансовой свободы. Расчёт железный, официальный Киев меньше всего желает увидеть на своём майдане голодных шахтёров и будет сговорчив с таким, мягко говоря, не прикрытым шантажом. В результате, светит восстановление статус кво, что заманчиво, ведь многим «наместникам угля кесарева» уже пора сменить модели своего личного и служебного мерса/бэхи на последние новинки и много-много другого. Ради такой цели стоит попотеть. Вот тут и начинают разыгрываться партии в стиле «гамбит» – подставь малое, отдай, обмани противника и …

Как всё было…

Что заставило игроков сесть за розыгрыш новой угольной партии?

На чью мельницу льётся вода и какова цена данного вопроса?

Вникнем в суть. В условиях независимой Украины угольная промышленность пережила целый ряд структурных изменений. Создание в 1996 году государственных холдинговых компаний с вхождением в них шахт как государственных открытых акционерных обществ привело к уменьшению воздействия государства на работу предприятий, потере управляемости и, как следствие, остановке работ по угледобыче. К 2003 году к такому печальному результату пришли более 100 шахт. Деньги «проедались», - дальнейшее успешное развитие становилось всё более призрачным. Попытка преломить ситуацию была весной 2003 года, когда Кабмин холдинговые компании преобразовал в государственные предприятия, а шахты – в обособленные подразделения этих предприятий. Целями стали повышение ответственности руководителей, централизация финансовых средств для решения перспективных задач и выработка более профессионального подхода по закрытию шахт.

Летом 2004 года процесс поиска оптимальной формы в управлении базовой отраслью был продолжен. Так, Указ Президента Украины от 6 июля предусматривал, в частности, определение перечня по разделу угольных предприятий на несколько групп. Это прибыльные и потенциально прибыльные предприятия, которые целесообразно сохранить в госсобственности для обеспечения энергетической безопасности страны, госпредприятия отрасли для развития, которых необходимы негосударственные инвестиции, и, наконец, предприятия, которые целесообразно передать в аренду трудовым коллективам. Причём, первые две группы необходимо было укрупнить и корпоратизировать. В состав ГП «Донецкая угольная энергетическая компания» вошли обеспечивающие энергетическую безопасность страны шахты добывающие энергетические марки углей. Логично, что шахты добывающие коксующиеся марки отнесли к ГП «Донецкая угольная коксовая компания».

По последней компании, в частности, стоит отметить, что предприятия добывающие уголь для коксования всегда чувствовали себя на рынке увереннее, так как их продукция была в эти годы востребована и инвестировалась прибыльным металлургическим сектором. Сегодня цена коксующегося угля в 1,9 раза выше, чем на энергетический, и это при одинаковых показателях качества.

Создание в области на месте 11 бывших ГП двух компаний существенно изменило структуру управления угольной отраслью. Появилась возможность регулировать цены на угольную продукцию исходя из её потребительской стоимости и фактических затрат, стала возможной оптимизация налогообложения за счёт консолидации по предприятиям, и что очень важно, централизовалось материально-техническое снабжение шахт оборудованием и материалами… Короче, простым современным языком – появились контроль и оптимизация финансовых потоков. Вопросы привлечения науки, работа с кадрами по переподготовке и т.п. получили зелёный свет.

Оранжевый уголь.

Однако, новой системе, на первых порах был присущ ряд недостатков. В частности, отрицательную реакцию вызвали лишение бывших руководителей ГП функций распределения финансовых потоков и самостоятельного заключения хозяйственных договоров. Где-то это соответствовало реальности и объективно снизило оперативную мобильность в работе предприятий, а где-то просто перепахало схемы руководителей шахт по уводу денег в тень, и собака закопана именно тут.

В начале 2005 года по различным причинам начала расти задолженность по зарплатам. Возникли обвинения в прямой связи этого нелицеприятного явления с новой структурной надстройкой. Недовольство шахтёров было ловко канализировано «на чужака, которого приходится кормить» и, используя профсоюзное брожение, пошло активное навязывание новой власти в Киеве установок особого мнения. Авторы этих «движений» добиваются столичной команды «фас» на угольные компании. Казалось бы все в выигрыше. Ряд профсоюзных лидеров якобы в отстаивании интересов шахтёров прочно «на коне», что весьма неплохо для них в свете будущих выборов, некоторые угольные генералы, уже мечтами в сладкой, и главное, неподконтрольной роли князьков из 90-х годов прошлого века.

Все в выигрыше. Почти. Кроме шахтёров, самой отрасли и страны. Ведь взглянем трезво на последствия от реализации так рьяно пробиваемого сегодня сценария для углепрома. Вся эта возня рискует закончиться только одним - ликвидацией угольных компаний, что, в очередной раз, ослабит управляемость и контроль над отраслью. Богатые предприятия сделают ещё богаче своих шефов, а бедные – протянут ножки. Вот тут и вмешается столица, ведь у Киева тоже есть свои мотивы. Сегодня новая власть, премьер Тимошенко, министр Плачков, зам. министра Тополов, президент соответствующего НАКа Новиков, ищут новые формы в управлении отраслью, и в условиях нехватки специалистов, опоры на местах и т.п. всё более склоняются к жёсткой и не всегда оправданной централизации в управлении. В случае ликвидации компаний киевский чиновник станет простым статистом бумажной лавины, - чистая бюрократия съест всю реальную угледобычу, и вконец угробит отрасль…

Угольный гамбит в том и заключается, что все стороны пытаются создать оригинальный манёвр по заманиванию друг друга в патовые ситуации, причём используя хитрые приманки. Профсоюзы прячут спецзаказ «мочить угольные компании» в рамки социальной борьбы за зарплаты. Угольные генералы, находясь в основном в стороне, пытаются вернуть своё всесилие посредством народных борцов проффронта. А Киев, Киев просто ждёт отчаянных призывов вмешаться, и вмешается так, как никто того и не ожидает.

Кокс. Вот в чём вопрос…

Уголь-кокс-металл-большие деньги. Недаром львиная часть критики сегодня приходится на ГП «Донецкая угольная коксовая компания», ведь за коксом есть серьёзные перспективы, а значит и деньги. Критики сосредоточили свои усилия по борьбе, в первую очередь, с коксовой компанией. Продажа угля «налево» и многое другое из угольного арсенала 90-х, бизнес прибыльный, а значит, игра стоит свеч. Своеобразным мотором «движения за всесилие угольных генералов» стали некоторые профсоюзные лидеры «Макеевугля». Несмотря на неоднократный срыв их демаршей (постоянные переносы даты митингов и пр.), попытки притянуть факты за уши, фактический нейтралитет со стороны большинства шахтёров – групка профкиллеров продолжает «кочегарить» данную тему. Видно, кому-то ну очень сильно нужен контроль или, точнее, бесконтролье на «Макеевугле». Тут пересеклись слишком многие интересы. Чем хуже дела у коксовой компании, чем хуже дела на шахте, тем сильнее раскачивают «доброхоты» лодку углепрома.

Обидно, что главная ставка этих профкиллеров – это неознакомленность шахтёров с деятельностью и с задачами новых угольных компаний. Их руками пытаются зарубить наиболее смелую и, наверное, наиболее взвешенную за последние 14 лет попытку найти в будущем место под солнцем для отечественного углепрома. Необходима коллегиальная работа специалистов, экспертов. Следует определиться вернуть ли шахтам часть полномочий по ведению хозяйственной деятельности, права заключать договора по воде, электричеству и прочим услугам, носящих постоянный характер. И в том же ключе работать дальше и дальше, идти вперёд, и никак не назад, поддаваясь шантажу профессиональных гамбитчиков.

Леонид Стаханский, специально для “Острова”



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: