Воскресенье, 17 декабря 2017, 04:371513478273 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Украине дольше большинства постсоветских республик удалось продержаться под жестким прессингом со стороны поставщика и потребителей газового ресурса.

С одной стороны на НАК "Нефтегаз Украины" и официальный Киев давил российский госконцерн "Газпром", с другой - то же самое делали европейские энергетические корпорации.

И те, и другие стремились получить полный или частичный контроль над украинской газотранспортной системой (ГТС), или проще говоря, "трубой" – чтобы таким образом снизить свои расходы и риски.

События нынешней осени свидетельствуют, что финал этой неравной газовой войны на два фронта уже совсем близко. И, к сожалению, развязка намечается не в пользу Украины.

Предпоследний из могикан

Ранее в подобной ситуации капитулировал белорусский президент Александр Лукашенко. Еще 10 лет назад, 18 мая 2007 г., "Газпром" получил 50% в ОАО "Белтрансгаз", операторе белорусской ГТС.

Оставшуюся половину россияне выкупили через некоторое время: договор купли-продажи был подписан 25 ноября 2011 г.

Тогда, поясняя свое решение, белорусский лидер был эмоционален, досада и раздражение легко читались в его голосе и между строк.

"Оппоненты какой аргумент приводят? Мол, Лукашенко лишился рычага давления на Россию. Умалишенные. Как будто Лукашенко выхватит из земли эту трубу и начнет, размахивая, бегать по России, угрожать России. Ну, это что, умные люди?", - сказал он, выступая по местному ТВ.

По словам президента Беларуси, принятое им решение было вынужденным из-за угрозы полностью потерять транзитный потенциал в связи со строительством обходного газопровода.

"Ну, вот они построили одну трубу "Северного потока", сейчас вторую построят. Россия – супербогатая страна, она может подарить нам эту трубу. Но что ты качать будешь по этой трубе? Природный газ – это даже не нефть. Нефть мы можем из Венесуэлы привезти, еще откуда-то. Природный газ не привезешь. Что мне, молиться на эту ржавую трубу?", - сказал А.Лукашенко.

В тот момент его доводы не показались экономически обоснованными – это больше выглядело как попытка оправдаться перед согражданами за капитуляцию перед "Газпромом".

Тем не менее, официальный Ереван 80% своей "трубы" отдал еще раньше, в 1997 г., когда для управления армянской ГТС была создана компания "АрмРосГазпром".

Остальные 20% россияне получили в декабре 2013 г. – в обмен на списание 50% долга армянской стороны за газ, составлявшего $300 млн.

Тогда же, в 2013 г., и Киргизстан передал свою ГТС "Газпрому" за символическую плату в $1.

Правда, дополнительным условием к данному соглашению стало обязательство "Газпрома" инвестировать $655 млн в модернизацию киргизской ГТС.

Власти всех вышеперечисленных стран известны своей традиционно пророссийской внешней ориентацией - поэтому подобные решения выглядят вполне логично.

Тем не менее, даже в литовской компании Lietuvos Dujos, а позднее в Amber Grid (компании-операторе литовской ГТС, выделенной из Lietuvos Dujos при ее реструктуризации) "Газпром" с 2004 г. по 2014 г. владел долей в 37,04%.

Хотя власти Литвы всегда отличались непримиримой антироссийской риторикой.

Единственная страна среди постсоветских республик, сохранившая свою ГТС в госсобственности и устоявшая перед натиском "Газпрома" – Грузия.

Благодаря этому она так и не перешла на покупку российского ресурса за деньги, продолжая получать его в качестве оплаты за транзит в Армению.

Такая же схема, напомним, в 1990-х гг. применялась и к Украине. Но ее тогда не захотел сохранить Л.Кучма – и, как теперь выясняется, напрасно.

Но надо отметить, что у Грузии в диалоге с "Газпромом" есть очень весомый аргумент, которого не было и нет у официального Киева – реальная диверсификация газовых поставок.

Значительную часть газового ресурса для своей экономики официальный Тбилиси получает из Азербайджана – по сопоставимой цене.

Украина же по сути даже сейчас имеет лишь виртуальную диверсификацию поставок.

Поскольку газ, заходящий в Украину с западного направления – это все тот же российский газ, который европейцы перепродают нам со своей дополнительной наценкой.

Но и это возможно только в случае, если у европейцев есть свободные объемы, не востребованные их собственными потребителями.

Т.е. газотрейдеров из ЕС никак нельзя назвать независимыми поставщиками – они сами в значительной степени зависят от "Газпрома".

Азербайджан – не зависит, поскольку располагает собственным ресурсом. При этом надо учесть, что данный ресурс относительно невелик.

Его хватает для собственных нужд и для такого небольшого потребителя, как Грузия. По итогам 2016 г. объем газодобычи в Азербайджане составил 29,4 млрд м3.

Но украинская экономика в разы больше грузинской. Потребление газа в Украине за 2016 г. – 33,2 млрд м3.

Несостоявшаяся "свадьба"

Таким образом, нельзя сказать, что в отношении Украины и "Нефтегаза" действия "Газпрома" как-то отличались от генеральной линии. Она была одинаковой для всех транзитеров и направлена на их полное либо частичное поглощение.

Поэтому еще в 2002 г. "Газпром" впервые поднял вопрос о создании совместного с "Нефтегазом" консорциума по управлению украинской ГТС.

И такую компанию стороны даже создали на бумаге: соглашение было подписано в августе 2003 г. Однако реальные активы не успели передать в уставной фонд.

Сначала тогдашний украинский президент Леонид Кучма долго торговался с лидером РФ Владимиром Путиным об условиях консорциума, затем помешал Майдан 1.0.

Повторно предложение из Кремля было сделано в 2008 г., в период второго премьерства Юлии Тимошенко.

Тогда, по данным СМИ, "Газпром" хотел получить 50% украинской ГТС в обмен на увеличение объемов транзита до 130-140 млрд м3 в год и отказ от строительства обходных газопроводов "Северный поток" и "Южный поток".

Для сравнения – по итогам 2016 г. транзит российского газа через Украину составил 82,2 млрд м3, в 2015 г. и вовсе было 67,1 млрд м3, а исторический минимум зафиксирован в 2014 г. – 58,9 млрд м3.

Любопытно, что как раз по инициативе Ю.Тимошенко в феврале 2007 г. Верховная Рада приняла закон, запрещающий приватизацию, аренду, сдачу в концессию или другую форму отчуждения украинской ГТС.

Соответствующий законопроект поддержали 430 депутатов и ни один не проголосовал против. Даже трудно так навскидку вспомнить еще хотя бы один подобный пример единомыслия в стенах ВР.

Все были твердо убеждены: "труба" является главным активом экономики Украины, ее национальным достоянием, - и таковым должна оставаться. Всегда.

Последняя отчаянная попытка сосватать Украину в консорциум была предпринята в период президентства Виктора Януковича - когда уже заработала I очередь "Северного потока" и полным ходом шли приготовления к строительству II очереди и "Южного потока".

Но, как и 10 лет назад, стороны увязли в препирательствах о цене вопроса и благоприятный момент для россиян был упущен безвозвратно. Поскольку после событий 2014 г., включая Евромайдан, "Крымнаш" и вторжение на украинский Донбасс, идея украинско-российского консорциума умерла естественной смертью.

Хотя вопрос о том, кто будет распоряжаться украинской газовой "трубой", с повестки дня все равно не снимался. Ни в Москве, ни в Брюсселе.

Можно ли сегодня сожалеть, что в свое время не срослось с "Газпромом"? Думается, что нет. По данным СМИ, "Газпром" был готов заплатить $4 млрд (очевидно, за все те же 50% ГТС).

Тогда как украинская сторона оценивала стоимость актива в $20 млрд. В этом случае 50%-й пакет тянет на $10 млрд, или в 2,5 раза дороже кремлевского предложения.

Приблизительно оценить адекватность обоих вариантов можно путем небольшого сравнительного анализа. Напомним, что белорусскую ГТС с протяженностью 6983 км "Газпром" купил за $5 млрд. Или $716 тыс./км. Протяженность ГТС Армении – 1682 км. Здесь получается $446 тыс./км. В соответствии с предложением Киева украинская "труба" протяженностью 37,6 тыс. стоит $532 тыс./км.

Но "Газпром" предложил Украине $213 тыс./км и отказался идти на уступки. К тому же у В.Януковича и его команды, как говорится, "остался осадочек" после харьковских соглашений 2010 г.

Тогда В.Путин и А.Миллер выставили украинских руководителей полными идиотами как в глазах собственного населения, так и международных партнеров.

Напомним, в соответствии с подписанными в Харькове документами РФ получила пролонгацию аренды военно-морской базы в Севастополе на 50 лет в обмен на скидку к цене своего газа.

Но благодаря прописанным хитрым условиям расчета цены газа для Украины он все равно подорожал – а право оставаться в Крыму еще на 50 лет у Черноморского флота РФ осталось.

Т.е. имело место обыкновенное шулерство и поэтому чисто психологически начинать с таким "партнером" новый проект, наверное, ни у кого бы не было особого желания.

Европейские ценности

Все руководители Украины надеялись на помощь "партнеров" из ЕС в противостоянии российской газовой экспансии.

Так, еще Л.Кучма в 2002-2003 гг. предлагал создать на основе украинской ГТС трехсторонний консорциум из "Нефтегаза", "Газпрома" и европейцев.

Позднее к официальному Брюсселю апеллировали и Виктор Ющенко с Юлией Тимошенко, и Виктор Янукович с Николаем Азаровым.

Все они думали сыграть на опасениях ЕС относительно расширения газпромовского влияния до размеров, угрожающих европейской энергетической безопасности.

Расчет оказался ошибочным: европейцы в газовом вопросе прежде всего хотели бы снизить транзитные риски и расходы – точно так же, как и "Газпром".

Т.е. заступиться за Украину они были готовы, но далеко не безвозмездно. Заявлений о приверженности демократическим ценностям оказалось явно недостаточно.

И когда Кремль начал угрожать официальному Киеву умножить на ноль транзитный потенциал "Нефтегаза" путем строительства обходных газопроводов, мяч оказался на стороне ЕС.

Поскольку, как теперь представляется, эти угрозы не были простым блефом в надежде запугать украинское руководство и заставить отдать "трубу" россиянам.

В.Путин и его стратеги видели и видят ситуацию следующим образом: или капитуляция "Нефтегаза" в виде сдачи ГТС, или газопроводы в обход Украины как месть за неуступчивость.Ведь на самом деле очевидно, что Украина не смогла бы шантажировать Россию вопросами газового транзита – поскольку это чревато не только его потерей, но еще и серьезным конфликтом с ЕС.

Поэтому все заявления из Кремля о том, что обходные газопроводы – единственная возможность прекратить шантаж Украины как транзитера, являются всего лишь попыткой перенести ответственность с больной головы на здоровую. И не более того.

Но вернемся к третьей стороне газового конфликта. Выбор у ЕС чрезвычайно простой: либо согласиться на строительство "Северного потока 2" и "Турецкого потока 2" (проект на замену "Южного потока"), либо нет.

Если да, то украинская ГТС теряет свое значение основного поставщика российского газа в ЕС - со всеми последствиями, включая минус $2 млрд поступлений от транзита.

Прекрасно это понимая, официальный Брюссель и стоящие за ним европейские энергоконцерны выдвигаю свои условия отказа от российских проектов – "реформы" в нефтегазовой сфере Украины.

Их суть сводится к частичной сдаче украинской "трубы" и рынка сбыта европейцам.

С этой целью предлагается для начала разделить вертикально интегрированный "Нефтегаз" на отдельные добывающую, газотранспортную и сбытовую компанию.

Чтобы, став совладельцами украинской "трубы", европейские энергоконцерны не несли дополнительных затрат и финансовых рисков от перекрестного субсидирования других направлений.

Ведь именно плата за транзит была и остается главным источником доходов и прибыли НАКа.

До последнего времени украинское руководство изо всех сил затягивало процедуру реструктуризации "Нефтегаза". Однако действия "Газпрома" заставляют поторопиться.

Строительство "Турецкого потока 1" уже ведется полным ходом. В начале ноября завершена прокладка трубопровода по дну Черного моря в исключительной экономической зоне РФ.

Если все пойдет по графику, то в 2019 г. первый газ по новому трубопроводу поступит в Турцию. Уже готов и проект газопровода Poseidon.

Предполагается, что он соединит газопроводы Греции и Италии и станет продолжением "Турецкого потока". Строительство "Северного потока 2" тоже может стартовать в любой момент.

В Кремле ждут только соответствующей отмашки из Брюсселя. Но там не спешат давать "добро" новому проекту, рассчитывая все же уладить вопрос с Украиной на своих условиях.

Отсюда и свежая инициатива Дании расширить перечень оснований для блокирования таких проектов как "Северный поток" в своей зоне Балтики.

Тем не менее, ЕС не может ждать решений Украины бесконечно и в Киеве это прекрасно понимают.

Для особо непонятливых еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргарет Вестагер на днях прямо заявила, что оснований блокировать строительство "Северного потока 2" с точки зрения антимонопольного законодательства у ЕС нет.

В свою очередь, глава представительства ЕС в Украине Хуго Мингарелли тоже постарался внести максимальную ясность, выступая 11 октября на Украинском газовом форуме в Киеве.

"Забудьте о "Северном потоке – 2". Для того, чтобы Украина оставалась транзитером газа, необходимо завершить анбандлинг. Также нужно привлечь европейских партнеров к управлению ГТС, и это позволит Украине сохранить транзит", – сказал он.

Исходя из этого и следует рассматривать последние события на украинском газовом рынке. Среди них выдача лицензий на поставки газа украинским промышленным потребителям напрямую.

Ранее европейские газотрейдеры продавали свой ресурс "Нефтегазу" на западной границе Украины. Теперь они получили право продавать его напрямую конечным потребителям – промышленным предприятиям.

Такие лицензии получили швейцарские корпорации AOT Energy, DufEnergy и MET Holding, голландская Trafigura. Польская нефтегазовая госкорпорация PGNiG также сможет напрямую поставлять газ клиентам в Украине.

Соглашения о доступе PGNiG к украинским магистральным газопроводам и подземным хранилищам газа подписаны в октябре с госкомпанией ПАО "Укртрансгаз", оператором украинской ГТС.

Ранее PGNiG поставляла газ только до границы с Украиной. Замглавы PGNiG Мацей Возняк уже озвучил планы компании удвоить продажи на внутреннем рынке Украины.

Кроме того, в середине октября "Нефтегаз" провел тендер по отбору консультанта для своей реструктуризации. Его победителем стала итальянская инвесткомпания Rothschild SpA.

Это дочерняя компания трастового фонда семейства Ротшильдов. Того самого фонда, в управление которому президент Петр Порошенко, по его словам, передал в управление свою кондитерскую компанию "Рошен".

Согласно условиям тендера, Rothschild SpA привлекается не только для оказания инвестиционно-банковских услуг для реструктуризации "Нефтегаза", но и для привлечения партнера к управлению украинской ГТС.

Т.е. в принципе процесс сдачи украинской газовой "трубы" уже можно считать запущенным в стадию практической реализации.

Стоит лишь отметить, что "сдача" в данном случае не означает пресловутую "зраду". Реальность такова, что независимый транзитер не нужен ни поставщику, ни потребителю.

Поэтому выбор у руководства Украины очень простой: или потерять $1 млрд от передачи ГТС в консорциум европейцам, или все $2 млрд в случае отказа от этого предложения, дающего старт строительству обходных газопроводов. Третьего, увы, не просматривается.

Виталий Крымов, "ОстроВ" 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: