Воскресенье, 21 октября 2018, 13:441540118688 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Схема для углепрома

Эта схема с самого начала вызывала удивление. Зачем объединять убыточные шахты с убыточными, а прибыльные – с прибыльными? Раньше, сосуществуя в одних объединениях, они балансировали за счет друг друга, давая стране и необходимый энергетический уголь и выгодный бизнесу коксовый. Теперь получилось разделение на смертников и счастливчиков, которым повезло с «выгодной» маркой .

18 августа прошлого года, министр топлива и энергетики Украины Сергей Тулуб издал приказ, которым в структуре НАК «Угольная компания Украины» были созданы две новые государственные компании: «Донецкая угольная энергетическая компания» (ДУЭК) и «Донецкая угольная коксовая компания» (ДУКК). В первую вошли государственные холдинги и шахты с, как правило, убыточным производством, пластами крутого падения, устаревшей техникой и высокой себестоимостью угля. Во второе – коксовые шахты, дающие необходимое сырье для металлургических комбинатов, а потому прибыльные.

«Это была схема под приватизацию коксовых шахт АРСом. Она с самого начала была нежизнеспособной. АРС должен был получить свое, а в действие вступить новая схема. Но Виктор Федорович проиграл, и временная схема, которую не успели реализовать, осталась работать как основная. Естественно углепром под ней рухнул. При чем ситуация резко ухудшилась и на энергетических и на коксовых шахтах. У первых - в силу естественной убыточности, у коксовиков – из-за неопределенности дальнейшей судьбы этих шахт. АРС прекратил вливания в них, поскольку не знает, сможет ли и в дальнейшем их контролировать». Так «Острову» прокомментировал ситуацию на шахтах Донбасса, пожелавший остаться неизвестным, донецкий бизнесмен…

Правда, «Контракты» в августе прошлого года со ссылкой на «независимых донецких обозревателей» называли другие, более благородные цели реорганизации. «Идея, авторство которой приписывают нынешнему шефу Минтопэнерго Тулубу, заключается в том, чтобы, сосредоточив торговлю энергетическим углем в руках новой административной «надстройки», заставить тепловые электростанции платить за топливо единый (разумеется, повышенный) тариф, дотируя таким образом за счет властей безнадежные шахты. Совсем иного сорта шахты «коксового пула» — они сами зарабатывают на жизнь. За фактом создания «коксового» госпредприятия ДУКК невозможно не увидеть желания заставить успешные шахты и их смежников-металлургов поделиться с государством сверхприбылью, полученной в условиях нынешней благоприятной конъюнктуры рынка», - писала газета.

В то же время, издание отмечало, что «наиболее привлекательные шахты Донбасса, добывающие коксующийся уголь, уже давно фактически выпали из-под государственного контроля, перейдя к известным бизнес-группам АРС и «Систем Кэпитал Менеджмент». Сейчас они активно лоббируют ускорение рассмотрения проекта постановления о приватизации коксовых шахт».

С этим перекликается и публикация в «Контекст-медиа»: «…компания "АРС" планирует в процессе корпоратизации стать полновластным собственником компании "Донецкая угольная коксовая компания" и уже напрямую строить свои отношения с горняками. Инвесторы, вложившие в развитие угольных шахт миллионы, впоследствии станут за них и ответственны».

Как бы там ни было, но схема явно не сработала ни на первую ни на вторую трактовку ее целей.

Так, в начале марта на угольных шахтах Донбасса начались отключения электроэнергии из-за долгов по ее оплате. В то же время руководители некоторых отключенных предприятий заявляли, что они платили энергетикам, а страдают из-за того, что неплатежеспособны другие шахты, входящие в одну с ними «Донецкую угольную энергетическую компанию», через счета которой и осуществляются централизованные платежи. Параллельно с этим на шахтах начали «замораживать» выплату зарплаты, а в начале марта многие шахты фактически не вели операции с уголем, из-за невозможности отправить его потребителю железной дорогой. Точнее, они грузили его в имеющиеся вагоны, которые стояли на станциях, наматывая пеню за простой, но не могли отправить потребителю. Когда вагоны кончились, уголь (по неофициальной информации 15 тысяч тонн) ссыпался прямо на склады «Зализныци». 10 тысяч тонн (по неофициальной информации) ушли с этих складов автотранспортом. Куда? – официальных ответов нет.

В это время руководитель «Донецкой угольной энергетической компании" Валерий Захаров, видимо, дезориентированный новой политической ситуацией, не нашел ничего лучшего как лечь в больницу. При этом, как говорит один из директоров шахт, мобильный телефон главы ДУЭК не отвечал. Директора же шахт лишены возможности самостоятельно принимать хозяйственные и финансовые решения на предприятиях. Углепром входил в стопор… Поездки «генералов» в Киев заканчивались безрезультатным сидением в приемной Юлии Владимировны, у которой были более важные дела…

В результате, ситуация в углепроме перестала быть чисто экономической и начала превращаться в социально-политическую. 11 марта ЦК Профсоюза работников угольной промышленности Украины (ПРУП) на своем Президиуме решил потребовать от Кабмина «выплаты в полном объёме текущей заработной платы работникам отрасли» и «начать ликвидацию Донецкой угольной энергетической компании, Донецкой угольной коксовой компании и Луганской угольной компании». В случае невыполнения данных требований ПРУП пригрозил «инициировать проведение акции протеста в соответствии с законодательством». Причиной таких решительных мер профсоюз назвал то, что «за последние три месяца на предприятиях угольной промышленности опять обострилась ситуация с выплатой текущей заработной платы. В первую очередь это касается шахт, которые добывают энергетический уголь, где с ноября 2004 года по январь 2005 года уровень выплаты текущей зарплаты снизился до 43-80% от начисленных сумм».

Спохватился и мэр Донецка Александр Лукьянченко, который на пресс-конференции 22 марта заявил, что структурная перестройка в угледобывающей промышленности «привела к тому, что за последние 4 месяца шахты Донецка оказались в тяжелейшем финансовом положении». По его словам, разделение шахт на коксующиеся и угольные компании, а также лишение угольных предприятий статуса юридического лица принесли им большой вред. Кроме снижения угледобычи, появились долги за энергоносители и по выплате текущей заработной платы в полном объеме. Директора шахт, по сути, превратились в «больших бригадиров», которые не могут решать финансовых вопросов деятельности предприятий.

«Угольный» вопрос стал предметом обсуждения и в Верховной Раде Украины, которая приняла специальное постановление о реорганизации отрасли и ее последствиях.

В то же время эта озабоченность вызывает вопросы. Так, первый заместитель министра ТЭК В.Тополов «отметил, что принятие решений о создании трех укрупненных компаний было согласовано с профсоюзами, руководителями городских и областных советов. Тем не менее, в последнее время со стороны общественности, профсоюзных организаций имеют место многочисленные жалобы относительно их создания».

В начале реорганизации, в августе прошлого года, о своем несогласии с созданием ДУЭК заявили только макеевские угольные профсоюзы. Остальные, и мэры, и депутаты, и профсоюзы молчали. Почему?…

ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: