Пятница, 17 августа 2018, 21:361534531001 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Извечная дилемма "стакан наполовину полон или пуст?" на самом деле решается просто – смотря сколько в нем было изначально. Тогда оказывается, что далеко не все в украинской экономике плачевно. При желании в ней можно увидеть и позитив.

Наступление на оффшоры и фармацевтов

И это, наверно, будет справедливо: ведь экономическую политику нынешнего правительства уже приходилось неоднократно критиковать – хотя ему еще нет и года.

Итак, одним из важнейших достижений Кабинета министров (КМ) во главе с Владимиром Гройсманом является присоединение Украины с 1 января 2017 к плану BEPS.

Это программа законодательных инициатив, разработанных и утвержденных Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) для противодействию размыванию налоговой базы.

Присоединение к BEPS означает, что страна обязуется в течение определенного времени принять соответствующие законы, направленные главным образом на предотвращение вывода капитала в оффшоры.

И пусть вся программа включает 15 инициатив, а глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева предложила только 5 самых ключевых – тем не менее, это тот случай, когда важно начать.

Потому как подписание в 2016 г. двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения с Люксембургом и еще ранее с Кипром – это, конечно, хорошо. Но все равно не перекрывает отток капитала железной задвижкой. Поскольку оффшорных юрисдикций слишком много.

Пока Минфин и МИД Украины проработают договор с тем же Люксембургом – олигархи успевают "перекинуть" прописку подставных компаний-посредников куда-нибудь на Сент-Винсент и Гренадины.

И так сражаться с ветряными мельницами можно бесконечно. Именно поэтому необходимы решения ОЭСР, доказавшие свою эффективность в развитых рыночных экономиках.

Это присоединение Украины к автоматическому обмену налоговой информацией с другими странами, нулевое декларирование своих активов за рубежом украинскими депутатами, чиновниками, судьями, прокурорами, налоговиками и т.д.

Можно полностью согласиться с министром финансов Александром Данилюком, что выполнение плана BEPS будет стимулировать рост экономики Украины – она наконец получит полноценное "питание". Поскольку пока финансовые потоки текут совсем в другом направлении.

Еще одним важным достижением можно считать введение с 1 января референтного ценообразования на лекарства.

Пусть не на все, а лишь наиболее важнейшие: от диабета, бронхиальной астмы, сердечно-сосудистых заболеваний.

Но это самое то, что обещали, но так и не смогли сделать все предыдущие украинские правительства и премьеры, начиная с Юлии Тимошенко.

Безусловно, В.Гройсману еще предстоит доказать фармацевтическим компаниям свое умение быть жестким. Но пока, во всяком случае, он не дал повод заподозрить себя в слабости и нерешительности.

Справедливости ради стоит отметить, что претензии премьера к владельцам аптек и упреки в непомерной жадности не кажутся на 100% объективными.

Ведь в соседней Польше или той же Чехии с Венгрией не только лекарства стоят дешевле. Но и автомобили, мобильные телефоны, ноутбуки и многое другое.

В таком случае почему "прививка от жадности" прописывается только аптекарям?

Очевидно, их продукция социально значимее: без нового мобильного телефона или планшета человек сможет прожить, а без лекарств – чаще всего нет.

Однако нельзя обойти и тот факт, что дороговизна потребительских товаров в Украине по сравнению с другими странами вызвана очень высокой налоговой нагрузкой – как официальной, так и "теневой", в виде коррупционных поборов.

И это уже точно вопрос не к фармацевтам. Тем не менее, рентабельность их бизнеса чрезвычайно высока и если В.Гройсман сумеет ее уменьшить за счет снижения грабительских цен в аптеках – население однозначно скажет ему только "спасибо".

Черепашьи бега в ЖКХ и энергонезависимость

Реформа ЖКХ – о ней тоже можно сказать, что она таки продвигается. Пусть со скрипом, черепашьими шагами, но тем не менее. Гораздо важнее, что идет она все-таки в правильном направлении.

Отказ от дотирования поставщиков, "Нефтегаза" и предприятий теплокоммунэнерго, переход к субсидированию конечных потребителей их услуг в лице домохозяйств - был, безусловно, правильным шагом.

Хотя и сделан он под нажимом МВФ. Впрочем, неважно. Ведь это лишь старт для дальнейших изменений. Т.к. высокая стоимость энергоресурсов сделала актуальной проблему их учета.

И если в конце 2014 тепловые домовые счетчики были установлены в 34% многоквартирных домов, то в конце 2015 – уже 51%, а на 1 ноября 2016 – 61%.

Т.е. процесс запущен и теперь главное, чтобы он ни в коем случае не останавливался. Хотя здесь не все так просто, как может показаться на первый взгляд.

Данные Минрегионстроя про 61% - это средняя температура по больнице. А в действительности в той же Львовской обл. показатель составляет вполне пристойные 73%, тогда как в соседней Тернопольской – всего 7%(!).

Стимулировать тепловиков к установке приборов учета по идее должно постановление КМ, принятое в конце ноября 2016.

Оно предусматривает, что в домах без счетчиков плата за отопление должна начисляться как среднее значение для домов, где они установлены. Т.к. уже первый месяц нового отопительного сезона показал: разница между этими двумя категориями может быть просто колоссальной, в 2-3 раза.

Ну а без полноценной системы учета всех видов энергоресурсов говорить о построении энергоэффективной, т.е. конкурентной национальной экономики – не имеет смысла.

Итак, мы все же идем к этому, пусть и не столь быстро, как хотелось бы. В данном контексте планомерно ведется работа и по диверсификации в энергетике, прежде всего в ядерной.

Доля топлива японско-американской корпорации Westinghouse Electric, используемого на украинских атомных электростанциях, в 2016 г. превысила 30%.

Хотя еще совсем недавно доля топлива российской корпорации "ТВЭЛ" в этом сегменте приближалась к 100%. И дело тут не просто в курсе на сворачивание экономического партнерства с агрессором. Все гораздо прозаичнее: наличие двух альтернативных поставщиков позволяет выторговать более выгодные коммерческие условия для украинской компании НАЭК "Энергоатом". А значит, и для украинской экономики в целом.

Кроме того, всегда есть возможность в случае форс-мажора (например, обострения политических отношений) полностью переключиться на поставки стратегически важной продукции из другого источника.

Так же есть основания полагать, что нынешнее правительство достаточно серьезно занимается вопросом достройки энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС.

За прошедший год состоялось много переговоров по данному вопросу с различными игроками, в т.ч. с Westinghouse, чешским концерном Skoda, корейскими и китайскими компаниями.

Изучались различные варианты и это дает основание надеяться, что в итоге все-таки будет выбран и реализован самый оптимальный.

Пока же "Энергоатом" договорился с чешской компанией UJV Rez о подготовке исходных данных для корректировки технико-экономического обоснования достройки ХАЭС-3,4.

Завершить разработку ТЭО планировалось как раз до конца 2016 г. Снова-таки: процесс идет в нужном направлении, пусть и не такими темпами, как хотелось бы.

Так же можно приветствовать планы Минэнергоугля и "Энергоатома" по строительству в Украине собственного завода по производству ядерного топлива (ЯТ).

Это проект, требующий внушительных зарубежных инвестиций, передачи высоких технологий, дающий не только экономию валюты за счет использования собственного ЯТ, но и в перспективе – валютные поступления от его экспорта.

А также рабочие места, налоги в бюджеты всех уровней и т.д.

Одновременно, как следует из высказываний министра энергетики Игоря Насалика, правительство отказывается от планов предыдущей власти по развитию добычи урана и производства уранового концентрата.

Своя логика в этом есть – отказаться от вложений в производство с низкой добавленной стоимостью и сосредоточиться на проекте, дающем на выходе высокотехнологичную дорогую продукцию.

Ближе стал и реальный рынок в электроэнергетике – после того, как Верховная Рада в 2016 приняла проект закона, предусматривающего переход на прямые договора поставщиков и потребителей.

И пусть этот закон принят пока только в первом чтении – важен сам факт. Ведь проект документа в общей сложности "гулял" в стенах парламента и Кабмина 10(!) лет.

Такая неспешность легко объяснима – рыночная модель устраняет возможности для коррупционных злоупотреблений, цена которых в годовом исчислении может достигать миллиардов гривен.

И вынимаются они в конечном итоге из карманов потребителей. Т.е. украинских граждан.

Ростки будущих надежд

Были в 2016 сделаны и определенные шаги в части господдержки украинского экспорта: речь идет о создании Государственного кредитно-экспортного агентства.

Такие структуры есть во всех развитых странах и давно доказали свою успешность. В Украине же эта тема была столь же долгоиграющей, как и переход на рынок прямых договоров в электроэнергетике. Но, что называется, лучше поздно, чем никогда.

Теперь есть основания надеяться, что украинские экспортеры наконец получат необходимую поддержку в виде торгового предэкспортного финансирования.

Также, в 2016 были приняты меры для упрощения ведения бизнеса – это и электронная регистрация, и многое другое.

Хотя важно отметить, что СМИ с подачи самих чиновников нередко придают дерегуляции преувеличенное значение. Подобные вещи в большей степени затрагивают малый бизнес.

Это подтверждают и сами представители власти, подчеркивая важность его развития.

Но если посмотреть на список топ-100 крупнейших украинских налогоплательщиков, то там нет ни одного ЧП Сидоренко или прочих ему подобных структур. Это крупные государственные и частные компании в сфере энергетики, транспорта, металлургии, агропромышленного комплекса, финансов, табачной и ликеро-водочной промышленности, торговли.Вот они-то и генерируют львиную долю национального валового продукта.

Поэтому, перефразируя известного литературного персонажа, не следует делать из дерегуляции бизнеса культ. Это всего лишь одна из задач в пакете реформ, причем далеко не первоочередная.

Но хорошо, что она понемногу решается, дрейфуя в сторону европейской модели.

Гораздо более важным представляется отказ правительства В.Гройсмана отменить мораторий на экспорт необработанной древесины.

Добиться его отмены в 2016 г. неоднократно пытался Евросоюз, заинтересованный в обеспечении сырьем своих деревообрабатывающих предприятий.

К сожалению, нашлись и в украинском правительстве люди, вставшие на защиту интересов зарубежных экономик: вице-премьер по евроинтеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе, заместитель минстра экономики и торговли Наталья Микольская, замглавы МИД Елена Зеркаль.

Тем не менее, гораздо более значимой в данном случае представляется позиция премьера В.Гройсмана, четко заявившего: Украина – не страна-лесопилка.И сама может и будет производить и экспортировать продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Итак, есть надежда, что вопреки усилиям "пятой колонны" в правительственных кабинетах Украина все же научится достойно защищать свои экономические интересы.

Закономерно, что и ее, Украину, понемногу начинают рассматривать как полноправного экономического партнера, а не третьесортное недоразумение.

Так, согласно ежегодному исследованию о состоянии национальных брендов, которое проводит международная организация Brand Finance, стоимость национального бренда Украины выросла на 39%.

При этом показатели силы бренда для безопасности выросли на 18,2%, для качества жизни - на 11,4%, существенно улучшена оценка способности страны сохранять свой талантливый кадровый потенциал.

И напоследок еще о позитиве: экспорт зерновых и сахара в 2016 г. побил предыдущие рекорды. Как за счет более высокого урожая, так и благодаря выходу на новые рынки в азиатских странах.

Да, тут еще тоже есть над чем работать, исходя из задачи по переходу от экспорта сырья к готовой продукции – мука, патока, и т.д. Но позитив уже в том, что объемы сельхозпроизводства растут и понемногу тянут за собой верх остальные отрасли экономики.

Одним из первых признаков ее выздоровления является рост металлопотребления.

За январь-сентябрь поставки металлопродукции на внутренний украинский рынок, по данным Украинской горно-металлургической компании, выросли на 21%, до 3 млн т.

Это означает, что дно экономического падения Украиной действительно пройдено. И не только на бумаге в статистических отчетах или в выступлениях чиновников. А на практике.

Хочется верить, что мы имеем дело не просто с отскоком, который перейдет в новое падение. Есть надежда на устойчивый тренд, который продолжится в наступившем году.

Виталий Крымов, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: