Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Откат гривны с $25/грн. до $27/грн. в середине ноября не имел экономических обоснований и может трактоваться как желание руководства Национального банка Украины с помощью приближенных банков заработать на курсовых скачках.

Это подтверждается заявлением директора департамента открытых рынков Национального банка Украины Сергея Пономаренко от 15 ноября о том, что ситуация на межбанковском рынке остается стабильной.

По его словам, потоки валютной выручки от экспорта зерна и подсолнечного масла продолжают поступать и, таким образом, нет оснований для паники как минимум до конца текущего года.

Итак, если объективных причин для просадки курса нет – остаются спекуляции. Невозможные без участия самого регулятора, т.е. руководства НБУ.

Но если посмотреть на более длинную перспективу, то позиции гривны нельзя назвать слишком прочными. Пусть даже сейчас хорошего, все-таки, больше, чем плохого.

МВФ, до свидания!

Миссия МВФ прибыла в Украину с небольшим опозданием и проработала 2 недели. Подробности, как обычно, не разглашались.

Но из отрывочных комментариев представителей НБУ и Минфина понятно, что главным образом представителей Фонда интересовало принятие госбюджета-2017 в том виде, в котором это хотят видеть кредиторы Украины.

Похоже, что с этих проблем нет. И премьер Владимир Гройсман, и спикер Верховной Рады Андрей Парубий говорят о готовности принять госбюджет-2017 8 декабря.

Т.е. едва ли не впервые в истории современной независимости Украины госбюджет может быть принят в сроки, которые и предписывает Бюджетный кодекс.

В предыдущие 10 лет у представителей власти в стенах Кабмина и ВР вошло в привычку торговаться до последнего, кто и сколько государственных финансов сможет "освоить".

В результате закон о госбюджете принимался 31 декабря, "под елочку". А то и позже.

При этом В.Гройсман сумел относительно легко справиться с депутатскими "хотелками" и амбициями: в результате правок, внесенных после первого чтения в ВР, расходная часть госбюджета-2017 выросла всего на 2%.

Доходная – тоже. Т.е. аппетиты т.н. "слуг народа" были тут же компенсированы. И можно прогнозировать, что, если внезапно кто-то не решит сыграть в свою игру, вопросов по бюджету у МВФ не должно возникнуть.

Тем не менее, заместитель главы НБУ Олег Чурий 17 ноября в комментарии СМИ осторожно предположил, что ранее обещанные МВФ $1,3 млрд до конца т.г. Украина не получит.

Более того, он не стал прогнозировать, когда очередной транш в рамках кредитной программы EEF вообще будет предоставлен. И пессимизм высокопоставленного представителя НБУ можно понять.

Т.к. принятие госбюджета с ориентирами от МВФ (дефицит общего фонда госбюджета и ряд других показателей) – условие необходимое, но не достаточное для дальнейших внешних финансовых "вливаний".

В период премьерства Ю.Тимошенко и Н.Азарова краеугольными камнями программы МВФ для Украины были повышение тарифов ЖКХ и пенсионного возраста.

Оба пункта не касались представителей власти непосредственно и рассматривались только как потенциальная угроза с точки зрения уличных протестов и падения избирательных рейтингов.

Но повестка дня изменилась. Основные вопросы, которые сейчас интересуют МВФ – снятие моратория на продажу сельхозземель и усиление борьбы с коррупцией.

Под усилением в Фонде понимают предоставление и законодательное закрепление права Национального антикоррупционного бюро Украины вести собственную оперативно-розыскную деятельность.

В частности, заниматься прослушкой телефонов высокопоставленных чиновников. Еще одно требование из этого пакета – создание специальных антикоррупционных судов.

Эти пункты можно трактовать двояко. Для начала стоит разобраться, почему МВФ уделяет столько внимания состоянию коррупции в Украине.

С одной стороны, выполнение указанных требований приводит к усилению зависимости украинских властей от внешнего управления.

Поскольку и НАБУ, и специализированная антикоррупционная прокуратура имеют внешнее финансирование и ориентируются не на президента Украины и не на Кабинет министров с Верховной Радой.

Создание антикоррупционных судов решает проблему, когда все усилия по борьбе со взяточничеством высокопоставленных чиновников разбиваются о лояльность к ним существующих коррумпированных судов. Но при этом замыкает параллельную силовую вертикаль, неподконтрольную украинской власти. И снова-таки получаем дилемму. Да, это означает усиление внешнего управления.

С другой стороны – а как прикажете бороться с коррупцией в руководстве страны, если антикоррупционные органы контролируются этим самым руководством?

Есть смысл разобраться и с пресловутым внешним управлением – что оно означает. Начать следует с того, что любой должник по определению не может быть независимым.

Это хорошо видно на примере корпоративного сектора. Крупные компании точно так же попадают в жесткую зависимость от банков-кредиторов, как и государства.

Им выставляются ковенанты – показатели-"маяки", соблюдение которых свидетельствует об относительном благополучии в финансовой системе должника. А также о том, что он придерживается экономической и денежной политики, предписанной кредиторами.

Например, без согласования с ними компания-заемщик не может позволить себе крупное приобретение – покупку предприятия-конкурента.

Да, именно так строятся отношения в бизнесе. Несоблюдение ковенант влечет неприятные последствия – например, требование дополнительного залога.

В случае со странами-заемщиками, в т.ч. Украиной, главным ориентиром выступает бюджетный дефицит. А уже из него как производная появляется тезис о преодолении коррупции.

Поскольку, как небезосновательно полагают в МВФ, значительная часть госбюджета Украины расходуется неэффективно – т.е. попросту разворовывается самими носителями власти.

Министр финансов Александр Данилюк частично подтвердил эти выкладки, 21 ноября в интервью СМИ перечислив ключевые, по его словам, законопроекты для продолжения программы с МВФ.

Это закон о пенсионной реформе, направленный на уменьшение дефицита Пенсионного фонда Украины. Как это сделать без повышения пенсионного возраста – в Кабмине уже решили.

Повысить минимальную зарплату в стране и таким образом увеличить отчисления в ПФУ, распространить пенсионные взносы на тех, кто их ранее не платил – например, на самозанятых в домохозяйстве.

Возможно, будет повышен с 60 до 63 лет порог для выхода на пенсию людей, не получивших минимально необходимый рабочий стаж.

Следующий закон касается уменьшения числа стратегически важных госкомпаний, не подлежащих приватизации. Теоретически его могут принять, но под различными предлогами затягивать с выполнением до бесконечности.

К примеру, продажу госкомпании "Центрэнерго", управляющую Змеевской, Трипольской и Углегорской тепловыми электростанциями, МВФ обещал еще премьер Арсений Яценюк.

Но и сейчас, при В.Гройсмане, особых подвижек в данном направлении нет. Аналогично и по остальным государственным активам. Тем не менее, у заемщика здесь есть довольно большое поле для маневров.

Вряд ли предоставление следующего кредитного транша споткнется о приватизацию. Точно так же, как и об реформу госбанков, предусматривающую создание при них независимых наблюдательных советов.

Речь о том, чтобы прекратить раздачу кредитов на, скажем так, ну очень льготных условиях, компаниям, связанным с руководством страны. Благодаря этой связи компании могут себе позволить вообще не возвращать займы – и им за это ничего не бывает. И так нередко и делается.

Образовавшуюся брешь в банковском балансе носители власти щедро закрывают из госбюджета под видом докапитализации госбанков. Как говорится, не свое – не жалко.

Предполагается, что независимый набсовет сможет формировать правление госбанка, независящее от носителей власти. По крайней мере, в других странах это доказало эффективность.

Думается, что нынешнее руководство страны не будет особо сопротивляться принятию данного закона. Потому как опыт уже показал неэффективность подобных мер в украинских реалиях.

Взять хотя бы назначение поляка Войцеха Бальчуна генеральным директором государственного железнодорожного монополиста, ПАО "Укрзализница".

Прошло уже больше полугода, как он при должности – но реальных успехов в преодолении коррупции нет.

Железнодорожники продолжают закупать дизельное топливо и метизы у тех же компаний, что и раньше – по завышенным ценам. А оплачивают разницу потребители, т.е. граждане Украины.

Таким образом, среди требований МВФ остается только закон о рынке сельхозземель в Украине – но Рада уже продлила мораторий на их продажу до 2018 г.

Особого смысла в этом не было – чтобы землю можно было легально продать, требуется вступление в силу ряда законов, которые сейчас либо не действуют, либо еще даже не приняты.

Да и принимать 6 октября мораторий, действующий только до 1 января 2018 г. – с практической точки зрения как-то глупо.

Данный закон был нужен только разве что как декларация намерений, сигнал МВФ о неготовности заемщика следовать предписанным "маякам".

Не случайно тот же А.Данилюк в упомянутом интервью СМИ заявил, что деньги МВФ Украине не очень-то и нужны до конца т.г. Тут с ним вполне можно согласиться.

Ведь напечатанные 38 млрд грн. от Нацбанка бюджет получил благодаря разблокированию работы совета НБУ.

Это перечисление предусмотрено законом о госбюджете-2016 и дает правительству возможность спокойно рассчитаться по своим внутренним обязательствам.

Поэтому со снятием моратория на продажу сельхозземель, важнейшим вопросом национальной экономической безопасности, пока можно не спешить.

И, конечно же, на что власти не пойдут никогда – так это на предоставление широких полномочий НАБУ, превращающих его в полноценный силовой орган.

Пока могли, президент, правительство и парламент "петляли", выполняя менее значимые для себя условия программы МВФ. Но теперь, похоже, уперлись в стену.

Продолжение сотрудничества со стороны Фонда теперь возможно только по политическим соображениям – если там захотят закрыть глаза на очевидный игнор своих условий ради каких-то более глобальных вещей.

А это, в свою очередь, уже будет во многом зависеть от внешней политики новой администрации США в отношении Украины.

Итак, если прибегнуть к компьютерным аналогиям, можно констатировать: программа МВФ зависла и перешла в режим ожидания.

Остается понять, как это скажется на курсе гривны и, соответственно, на экономике Украины в целом.

На двух китах

Металл и зерно остаются главными статьями украинского экспорта. И внешняя ситуация для национальных производителей в горно-металлургическом и агропромышленном комплексе сейчас вполне благоприятная.

Ограничения на угледобычу, введенные в т.г. правительством Китая, привели к фантастическому взлету цен на коксующийся уголь: до $310/т для премиальных марок на условиях FOB Австралия.

Для сравнения: еще в первой половине августа он стоил $100/т., а в январе-марте – вообще $65-70/т. Это в итоге потянуло вверх и цены на железную руду.

На товарно-сырьевой бирже в китайском Даляне фьючерсные контракты на поставку железной руды в январе 2017 предлагались на минувшей неделе по $89/т.

Авторитетное информагентство Platts со ссылкой на источники в металлургической отрасли утверждает, что компании в ЕС и Северо-Восточной Азии уже заложили рост затрат на руду в I кв. 2017 г., прогнозируя ее подорожание еще на 25% к текущему уровню.

По данным издания, соответствующие предложения от бразильских производителей железорудного сырья металлурги уже получили. Это по цепочке должно привести к повышению цен как на стальные полуфабрикаты, так и на готовый прокат.

О намерении переложить 80% дополнительных затрат на уголь и руду в стоимость готовой металлопродукции в середине ноября заявил Тошихару Сакае, вице-президент крупнейшего японского производителя Nippon Steel&Sumitomo Metal.

Итак, есть все предпосылки для высоких цен на руду, уголь и металл в ближайшие несколько месяцев. Такого мнения придерживаются как сами участники рынка, так и представители финансового сектора.

Соответствующие прогнозы опубликовали американский инвестбанк Citibank, австралийский Macquarie и тот же Platts, который является частью группы, включающей рейтинговое агентство Standard&Poor's. Это означает, что ситуация вполне благоприятна и для украинских металлургических компаний. Которые, соответственно, принесут больше валютной выручки национальной экономике.

А значит, и без кредитов МВФ в обозримом будущем она сможет обойтись. В конце концов, паузу более чем в 1 год, с сентября 2015 по октябрь 2016, удалось пережить без потрясений для гривны.

Другое дело, что уж больно короток может оказаться период наступившего относительного благополучия.

Достаточно только Национальной комиссии по вопросам реформ КНР отменить ранее введенные ограничения на добычу коксующегося угля в стране – и на глобальных рынках ГМК все вернется на круги своя.

Между тем сведения на этот счет из Пекина поступают самые противоречивые.

Кроме того, позитив от роста мировых цен на коксующийся уголь и железную руду нивелируется снижением стоимости зерна, второго по значимости экспортного товара для Украины.

Ноябрьские котировки на Чикагской продовольственной бирже, которые являются ориентиром для мировых цен, составляли $145/т для фьючерсов с поставкой в декабре.

Год назад на ту же дату было $188/т. – минимальное значение за последние 10 лет. По прогнозу компании Olam International, одного из крупнейших игроков на мировом продовольственном рынке, цены не повысятся до конца I кв. 2017.

Аналогичного мнения придерживаются министерство сельского хозяйства США и Международная продовольственная организация FAO. Это связано с ростом мировых продовольственных запасов.

Сейчас все страны мира совместно располагают запасами еды на год вперед. Тогда как еще каких-то 5 лет назад запасы были только на месяц, отмечают в ассоциации "Украинский клуб аграрного бизнеса".

В сложившейся ситуации украинских аграриев выручает только повышение урожайности, позволяющее частично компенсировать потери валютной выручки за счет наращивания объемов экспорта.

Так, в последние несколько лет в Украине собирают урожай зерновых порядка 60 млн.т. – хотя еще недавно, этот показатель колебался в пределах 42-50 млн т.

Рост урожайности достигнут за счет повышения культуры земледелия, поэтому может считаться стабильным фактором.

Вместе с тем, падение цен на продовольственные культуры означает и снижение стоимости минеральных удобрений, еще одной важной статьи украинского экспорта.

И здесь такие компенсаторы, как по зерновым, у украинских производителей отсутствуют.

Исходя из этого, получаем, что беспокоиться за гривну не следует до середины весны 2017. А там как-то будет. Определятся новые тренды мировых цен на сырьевых рынках, а заодно прояснится перспектива дальнейших отношений с МВФ.

Виталий Крымов, "ОстроВ"    



Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: