Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Новая энергетическая стратегия Владимира Гройсмана означает отказ от угля, поставляемого с территории Донецкой и Луганской областей, неподконтрольной официальному Киеву. Какими могут быть последствия этого для Украины и "ДНР-ЛНР"?

Антрацит, до свиданья!

Документ, о котором сообщили СМИ со ссылкой на источники в министерстве энергетики и угольной промышленности, предусматривает замену угля из зоны АТО при выработке украинской электроэнергии (э/э).

Достичь этого предлагается за счет увеличения доли атомных электростанций (АЭС) в общем объеме производства до 54% с нынешних 50%.

Также планируется нарастить загрузку энергоблоков тепловых электростанций (ТЭС), работающих на углях газовой группы "Г".

Антрацитовый уголь, согласно стратегии, получит статус товара критического импорта – наравне с другими энергоресурсами, такими как нефть, бензин, дизельное топливо, природный газ, а также рядом лекарств.

Сама программа в первом приближении выглядит весьма реалистично. Сейчас энергоблоки украинских АЭС работают со значительной недозагрузкой из-за отсутствия дополнительных линий передачи.

Кроме того, коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) украинских АЭС значительно ниже, чем на европейских.

Повысить его можно за счет грамотно спланированных ремонтных компаний, оптимизации графика загрузки-выгрузки ядерного топлива и т.д.

Одним словом, вполне нормальная техническая задача. Другое дело, что АЭС не способны выдавать э/э в маневренном режиме – они могут это делать только с постоянной мощностью. А для управления объединенной энергосистемой (ОЭС) Украины требуется маневр в режиме "больше-меньше". Поэтому полностью отказаться от использования ТЭС в пользу АЭС никак не получится.

Однако увеличение доли выработки АЭС до 54% в энергобалансе не ухудшит управляемость ОЭС и не поставит под угрозу ее работу. По мнению энергетиков, такой сценарий возможен, только если данный показатель превысит 60%.

Увеличить производство э/э на ТЭС за счет дополнительной загрузки энергоблоков газовым углем тоже реалистично. У них, как и у АЭС, есть свой КИУМ и он точно так же способен повышаться за счет модернизации оборудования и уменьшения простоев.

Из 14 украинских ТЭС в свое время 7 были спроектированы под уголь "А", остальные 7 – под "Г". Итак, компенсировать половину мощности тепловой генерации за счет АЭС и КИУМ остальных ТЭС непросто, но осуществимо.

При этом Минэнергоугля отказалось от идеи, которую еще в 2014 декларировал тогдашний глава ведомства Владимир Демчишин. Речь шла о переоборудовании антрацитовых блоков ТЭС на сжигание угля "Г".

Как позднее пояснил генеральный директор энергохолдинга ДТЭК (в который входит большинство украинских ТЭС) Максим Тимченко, только перевод знергоблоков №3,4 Приднепровской ТЭС с "А" на "Г" потребует порядка 600 млн грн. И самое главное: для выполнения этих работ на 200-300 дней придется остановить всю ТЭС. Т.е. почти на год. А это очень большие финансовые потери от простоев и критическая нагрузка на ОЭС.

Учитывая, что в последнее время имели место непредвиденные остановки энергоблоков АЭС, можно сказать, что полный вывод из работы любой ТЭС означает неминуемое возобновление принудительных веерных отключений. А это вариант нежелательный во всех отношениях.

"ДНР-ЛНР": мрачное будущее

Все прекрасно понимают, что на самом деле гладко стратегия Минэнергоугля Украины выглядит только на бумаге. С практической реализацией связано много нюансов.

Во-первых, увеличение загрузки энергоблоков на углях "Г" требует большего количества такого топлива. А значит, надо наращивать угледобычу.

Прежде всего в Западной Украине, на базе существующих объединений "Львовуголь" и "Волыньуголь".

Между тем никто в правительстве Украины не может дать внятный ответ, когда и за чьи деньги будет достроена шахта "Нововолынская №10" с проектной мощностью 900 тыс. т. в год.

Оценочная стоимость работ – 1,5 млрд грн. Тогда как госбюджет-2017 предусматривает выделение на весь госсектор углепрома 1,8 млрд грн. Из них 1 млрд грн. – на покрытие убытков от текущей добычи, а 800 млн грн. – на закрытие шахт. Т.е. денег на развитие просто не дают.

При этом понятно, что раз шахтам выделяются компенсации на покрытие текущих убытков – значит, рассчитывать на собственную прибыль они не могут.

Т.е. профинансировать достройку из собственного кармана у шахтеров не получится. Периодически Минэнергоугля запускает в медиа-пространство сообщения на эту тему: то турецкие компании заинтересовались достройкой "Нововолынской №10", то китайские. Однако дальше декларации благих намерений дело, увы, не идет.

Точно так же проблемно выглядит финансирование остального западноукраинского углепрома.

Следующий вопрос – а как этот уголь вывозить?

С проблемой логистики уже столкнулся металлургический комбинат "АрселорМитал Кривой Рог" (АМКР). Ранее это предприятие получало металлургический известняк из Донецкой обл.Но из-за войны и возникших перебоев с ж.-д. сообщением с неподконтрольными территориями было вынуждено переключиться на поставки из Польши.

И тут выяснилось, что пропускная способность железных дорог в Ивано-Франковской и Тернопольской обл. составляет 450 вагонов в сутки. А с учетом возросшего грузопотока для АМКР необходимо пропускать в сутки 700 вагонов. Понятно, что модернизация ж.-д. полотна с расширением пропускной способности – серьезный инвестпроект. Он требует соответственно и серьезных финансовых затрат, а также будет растянут во времени. Тем не менее, эти задачи не выглядят нерешаемыми в принципе.

Иначе обстоят дела в "ДНР-ЛНР". По данным главы Минэнергоугля Украины Игоря Насалика, годовая закупка угля из зоны АТО составила 9,2 млн т. И хотя министр отдельно уточнил, что ресурс закупался на зарегистрированных в Украине шахтах, речь все же идет о поставках с неподконтрольных территорий.

При этом "ДНР" отчитывается о добыче в среднем 1 млн т. в мес. Т.е. получается, что за исключением угля, который идет на собственные потребности, остальная часть практически в полном объеме отгружается в Украину.

Перенаправить сбыт в другом направлении не представляется возможным. В России уголь из "ДНР-ЛНР" никому не нужен.

Точнее, волевым решением из Кремля его могут обязать закупать энергетиков юга РФ. Но это будет означать остановку шахт в Ростовской обл., на российской части Донбасса.

Думается, на такие меры правительство РФ не пойдет. Ни при каких обстоятельствах. Наладить из "ДНР-ЛНР" экспортные поставки тоже не реально.

Для этого сепаратистам нужен достаточно крупный морской порт с развитой инфраструктурой. А Мариуполь, к счастью, Украине удалось отстоять.

Отправлять уголь через российскую территорию не получается. Относительно близкие порты Таганрог, Ростов, Усть-Донецк, Ейск, Азов суммарно могут переваливать порядка 500 тыс. т. угля в мес.

Поскольку основной поток российского угольного экспорта идет через другие направления: тихоокеанский порт Находка и балтийский Вентспилс.

Среднемесячная перевалка угля (тыс. т.) в ближайших портах РФ следующая: Азов – 160-200, Ейск – 190, Таганрог – 230 тыс. т., Ростов – 330 тыс. т.

Учитывая, что они работают в первую очередь с российскими компаниями, получаем неутешительный для "ДНР-ЛНР" вывод.

Даже если бы теоретически удалось наладить вывоз угля по ж.-д. по маршрутам "Свердловск-Краснопартизанск-Гуково" и "Иловайск-Амвросиевка-Успенка", азовско-черноморские порты РФ не располагают необходимыми перевалочными возможностями.

Расширить их пропускную способность еще сложнее и дороже, чем железнодорожную и правительство РФ никогда не выделит деньги на такой проект – специально для того, чтобы помочь шахтерам "ДНР-ЛНР".

Таким образом, реализация правительством Украины разработанных решений по отказу от угля из зоны АТО приведет к окончательному и бесповоротному умиранию угольной промышленности на неподконтрольных территориях.

А ведь именно на ее развитие лидеры "ДНР-ЛНР" так рассчитывали в 2014 г. – по крайней мере, в своих публичных выступлениях.

Без углепрома неподконтрольные территории обречены на беспросветное прозябание - в нищете и с рукой, вечно протянутой в сторону "старшего брата" за подаянием.

Экономически активное население и в первую очередь молодежь будут оттуда уезжать в поисках лучшей доли... Как это и происходит на территории непризнанной ПМР в Приднестровье.

Такой экономический итог сепаратистского проекта выглядит вполне логично: об участи Приднестровья, некогда наиболее промышленно развитого региона Молдовы, "ОстроВ" и эксперты говорили еще 2 года назад.

Поэтому нет ничего сенсационного в том, что во многом аналогичный проект с тем же самым сценарием, сценаристами и исполнителями – приводит к точно таким же результатам...

Сомнения: деньги или независимость?

Другое дело, что принятые в Киеве решения, среди которых можно выделить рассмотренную выше энергетическую стратегию, неоднозначны.

Их нельзя назвать ни хорошими, ни плохими, потому как они содержат слишком много нюансов. Как минимум, не до конца просчитанных.

Ранее "ОстроВ" отмечал, что взяв курс на создание в России предприятий и производств, аналогичных украинским, президент РФ Владимир Путин уничтожил возможности для экономической реинтеграции на постсоветском пространстве.

По сути, он собственной рукой отрезал Россию от Украины – добившись при этом укрепления самой российской экономики, усиления ее независимости от внешних вызовов.

То же самое сейчас делают нынешние украинские лидеры: рвут экономическую зависимость "республик" от Украины и усиливают независимость государства. Но… за счет финансовых потерь для самой Украины.

То, что фактический отказ от части ранее наиболее развитого промышленного региона, как минимум на начальном этапе, ослабит экономику Украины – нет сомнений.

Даже сейчас, с учетом потери значительной части промышленного потенциала в результат военных действий, Донбасс продолжает оставаться одним из драйверов украинской экономики.

Об этом можно судить хотя бы по проекту госбюджета-2017, подготовленному министерством финансов. По его расчетам, 18 областей Украины будут дотационными. Еще 2 смогут жить на самообеспечении: не получая бюджетных денег, но и не пополняя государственную казну. И только 5 областей обеспечат наполнение. Среди которых 4-5 место делят Донецкая и Полтавская области.

Как следует из минфиновской ведомости межбюджетных трансфертов, не так уж много у нас регионов, которые выступают в роли локомотива, всего 20%. И Донецкая обл. продолжает оставаться в их числе, несмотря на страшные военные увечья.

Исходя из этого можно получить примерное представление о цене вопроса войны и мира на Донбассе только в одном отдельно взятом аспекте. А ведь их множество.

Виталий Крымов, "ОстроВ" 


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: