Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Проблема валютных кредитов в Украине по-прежнему остается нерешенной - несмотря на ее социальную остроту, а также критическую ситуацию в самой банковской системе.

Война со здравым смыслом

Комитет Верховной Рады по финансам и банковской деятельности в середине июня зарегистрировал в ВР новый законопроект о конвертации валютных ипотечных кредитов граждан (физлиц) в гривну.

Таким образом круг в очередной раз замкнулся. В какой по счету раз – сразу и не вспомнишь.

Уже несколько раз соответствующие законопроекты вносились на рассмотрение ВР и… благополучно проваливались при голосовании в сессионном зале.

Безусловно, ряд инициатив был просто обречен на такой сценарий. В частности, это законопроект группы депутатов из "Народного фронта", принятый 2 июля 2015.

Они предлагали перевести все ранее выданные валютные кредиты физлиц в гривну по 5 грн./$ - т.е. по курсу на момент заключения договора с банком, до первой волны кризиса.

В этом случае все убытки от курсовой разницы ложатся на банки и, конечно же, банкиры были категорически против такого одностороннего подхода.

Их точку зрения разделял и Международный валютный фонд. Так что все закончилось вполне предсказуемым президентским вето на данный закон, о котором быстро забыли.

Но проблема осталась. Она никуда не делась. "ОстроВ" ранее отмечал, что у правительственного законопроекта шансы быть принятым выглядели на порядок выше.

Речь о конвертации по курсу на 1 января 2015, т.е. по 25 грн./$ с одновременным списанием 25-50% суммы долга по кредиту при отсутствии просроченных платежей.

Фактически это означает перевод обязательств в гривну по курсу 18,75 грн./$ и 12,5 грн./$, в зависимости от объема списания. Оптимизм в отношении данной инициативы придавал целый ряд факторов.

Во-первых, она была согласована с банками, не возражавшими против таких условий. По крайней мере, указанные условия конвертации были взяты из меморандума, разработанного Независимой ассоциацией банков Украины (НАБУ).

Этот вариант решения проблемы "плохих" кредитов получил одобрение и МВФ, и профильного комитета ВР по банковской деятельности, и Национального банка Украины.

Наконец, сам факт внесения данного законопроекта не депутатами, а Кабинетом министров Украины предполагал его поддержку коалиционным большинством.

И, наконец, Рада внесла изменения в Налоговый кодекс, устранившие препятствия для конвертации кредитов. Ранее такая операция подлежала налогообложению.

В отличие от предыдущих популистских инициатив, заранее подвергнутых жесткой критике, в этот раз никто публично не выступил против законопроекта – ни из депутатов, ни из банкиров.

Тем неожиданней оказались результаты голосования.

Новый законопроект, зарегистрированный в ВР, уточняет ряд важных положений предыдущего – например, понятие "социальное жилье", владельцы которого имею право на списание части долга при переводе ипотечного кредита в гривну.

Но, по общему мнению различных экспертов, никаких принципиальных отличий от предыдущего варианта, который уже "прокатили" в сессионном зале ВР, новый документ не несет.

А раз так, логично спросить "Какие основания думать, что закон примут в этот раз, что изменилось?". На обе части вопроса ответ, к сожалению, отрицательный.

И это более чем удивительно - с учетом критического положения, в котором находится банковская система Украины. Ведь банки на самом деле не меньше заемщиков заинтересованы в урегулировании проблемы.

Доля "плохих" займов в кредитном портфеле 20 крупнейших банков Украины в I кв. т.г. составляла 41,1%, по результатам стресс-тестирования, которое проводилось НБУ.

В мае-июне по банковской системе в целом экспертами и руководством НБУ озвучивались показатели в 43-46%. По некоторым оценкам, на самом деле доля проблемных кредитов уже уверенно переваливает за 50% - все зависит только от того, как их считать.

Для сравнения: по итогам I полугодия 2015, т.е. год назад, НБУ оценивал долю "плохих" кредитов в 18,7% от всего объема. Т.е. за прошедший год их стало в 2,5 раза больше.

Это больно бьет по банкам сразу с 2 сторон. Во-первых, под проблемные кредиты необходимо формировать резервы – а они трактуются как прямые убытки.

И таким образом можно говорить про рост банковских убытков в 2,5 раза за счет увеличения резервирования. Кроме того, выданные кредиты – это активы банков, т.е. источник получения доходов в виде процентных выплат.

Совершенно очевидно, что если заемщик перестает платить вообще, либо начинает делать это нерегулярно и на меньшую сумму – доходы банка уменьшаются. А значит, ухудшаются финансовые показатели.

Отсюда следует, что оздоровление кредитного портфеля за счет перевода займов, прежде всего ипотечных, из валюты в гривну – действительно в интересах банков.

В случае принятия закона о конвертации валютных кредитов они получают восстановление платежеспособности заемщиков.

Для банков это единственный путь со дна пропасти наверх. Ничего иного никто не предлагает в качестве альтернативы.

Несмотря на это, принятию закона о конвертации кредитов противятся именно банкиры. Вопреки здравому смыслу и публичным заверениям в поддержке инициативы.

Это следует в т.ч. из комментария главы комитета ВР по финансам и банкам Сергея Рыбалки.

"В течение последнего месяца мы пытались найти компромисс с банками. В частности, нам удалось найти согласие по части наших предложений", – сообщил он на заседании комитета 16 июня.

Раз искали компромисс – значит, именно у банков были возражения по законопроекту. И, по словам С.Рыбалки, компромисс найден только частично.

Бойтесь популистов, обещания приносящих…

Несложно предположить, что в таком случае доля проблемных кредитов в банковском портфеле продолжит нарастать. Ведь ситуация в экономике Украины не улучшается.

Наоборот, она все хуже и хуже. Очередное повышение тарифов ЖКХ в 2 раза с 1 июля точно никому не добавит платежеспособности.

А обменный курс за счет улучшения условий экспорта смог укрепиться лишь до 24,75 грн./$ по сравнению с 27,2 грн./$ в феврале т.г. И уже осенью гривне предрекают новое ослабление.

Целый ряд крупных банков, так и не дождавшись от власти в лице НБУ и ВР общепринятого механизма реструктуризации валютных кредитов, разработал либо разрабатывает собственные решения.


Но они слишком индивидуальны и имеют точечный характер.

В одном банке клиенту согласились списать половину долга и перевести оставшуюся часть в гривну по текущему курсу, сохранив процентную ставку в течение года с ее постепенным повышением в течение следующих 2 лет до действующих сейчас значений.

В другом – просто списали оставшуюся половину долга после того, как клиент погасил 50% суммы по нынешнему курсу. Кому-то удалось конвертировать кредит по 12 грн./$, кому-то еще – по 16 грн./$.

В одном из крупных банков занялись разработкой еще более сложной схемы, при которой долг переводится в гривну по разным курсам: часть – по 5 грн./$, часть – по текущему, остальная сумма – по другим промежуточным значениям.

Одним словом, нет никакого общего знаменателя. Точно так же индивидуальны в различных банках и сами процедуры конвертации. Например, где-то требуют новую оценку жилья, где-то – нет.

Где-то взимают комиссию за конвертацию, где-то не взимают и т.д. Из этого следует, что ситуация все же нуждается в общегосударственном законодательном урегулировании.

Вопреки утверждениям некоторых банкиров, чиновников и экспертов о том, что банки якобы сами в состоянии урегулировать проблему путем переговоров с должниками. Совершенно очевидно, что последние находятся в уязвимом положении по отношению к кредиторам.

Они не имеют столь мощного юридического сопровождения, как банки, а также финансовых ресурсов, позволяющих вести многолетние судебные баталии – как это могут делать заемщики-юрлица, крупные предприятия. Физлица же фактически бесправны и никак не защищены от давления банкиров, далеко не всегда правомерного. И, наконец, перекладывание проблемы только на банки и их клиентов абсолютно несправедливо со стороны государства в лице ВР и НБУ.

Ведь никто иной как Нацбанк, государственный регулятор - должен был в первую очередь отреагировать на стремительный рост доли валютных займов в банковских активах.

Возможно, не все заемщики-граждане в 2005-2008 четко представляли себе курсовые риски от получения кредитов в долларах и евро. Но в Нацбанке-то об этих рисках просто обязаны были побеспокоиться?

Не побеспокоились, отпустив ситуацию на самотек. Собственно, именно поэтому сегодня в Украине уже закрылась половина банков из числа тех, кто сумел справиться с первой волной кризиса в 2008-2009 и дожить до второй, 2014-20…(?).

Проблема №1, похоже, заключается лишь в том, что им, чиновникам НБУ, об этих обязанностях просто некому напомнить. И некому спросить с них за преступное бездействие.

Ну а проблема №2 не менее глобальна – популизм. У заемщиков был вполне реальный шанс полюбовно договориться с банкирами и закрыть проблему – еще во второй половине декабря 2014, во время акций протеста возле НБУ, т.н. "кредитного майдана".

Тогда, в период революционной ситуации, банкиры были готовы на серьезные уступки. В ходе переговоров, которые велись тогда в НБУ, они сами предлагали представителям организаций заемщиков конвертацию кредитов по 7,99 грн./$.

Сейчас, спустя 2 года, становится понятно, что это был действительно отличный шанс разрулить проблему. И к сегодняшнему дню о ней можно было бы даже забыть.

Ведь предложение выглядит вполне адекватным и компромиссным. Да, немножко теряют обе стороны, но что очень важно – именно обе. Зато проблема выходит из тупика.

Но тогда в переговорный процесс вмешался лидер Радикальной партии Олег Ляшко, сообразивший, что на теме валютных заемщиков можно успешно делать имидж защитника народа.

Он пообещал представителям заемщиков добиться конвертации кредитов по 5 грн./$ и даже внес в ВР соответствующий законопроект. О том, что шансы на его принятие нулевые, Олег Валерьевич заемщикам говорить, конечно же, не стал.

А они, ободренные поддержкой известного политика, изменили позицию на переговорах с банками, отказавшись от предложения банкиров и выдвинув требование о конвертации по 5 грн./$.

Ну а законопроект радикалов впоследствии был благополучно провален в Раде и новые акции протеста ни к чему не привели. Теперь же конвертировать по 8 грн./$ уже никто не предлагает – в лучшем случае по 13 грн./$.

Вот, пожалуй, самая наглядная иллюстрация на тему "что такое популизм" и как он влияет на решение любой проблемы. Есть еще один яркий пример уже из текущей ситуации.

Это когда в правительственный законопроект о конвертации валютных кредитов по предложению депутатов был внесен пункт о полном списании долга с участников АТО.

Казалось бы, прекрасная идея – таким образом отблагодарить героев, которые рискуя жизнью, с оружием в руках защитили независимость Украины. Кто же будет против?

Вот только этот "патриотический" пункт, по данным источников "ОстроВа" в Верховной Раде, стал одним из главных препятствий для принятия закона.

Нет, против самих героев АТО банкиры ничего не имеют. И даже согласны им помочь. Но они полагают, что этот пункт в законе станет лазейкой для массовых махинаций.

И надо признать, что опасения небеспочвенны: в СМИ неоднократно освещались скандалы, связанные с необоснованным получением статуса участника АТО чиновниками, высокопоставленными и не очень.

Таким образом, популизм во второй раз стал непреодолимым препятствием на пути урегулирования проблемы валютных кредитов.

Тем не менее, очевидно, что этот вопрос никуда не денется из повестки дня. Исходя из соображений популизма, он будет снова и снова подниматься недобросовестными политиками в личных целях.

По крайней мере, до следующих парламентских выборов – 100%. Это значит, что мы еще увидим в ВР не один законопроект о конвертации, не считая того, что был зарегистрирован в середине июня.

Позитив для банкиров от этого только в том, что подобные инициативы в Раде позволяют поддерживать платежную дисциплину немногочисленных заемщиков, все еще продолжающих выплаты.

Ведь большинство законопроектов предусматривают конвертацию только для физлиц без просроченной задолженности. И люди платят из последних сил, надеясь, что проблема вот-вот решится…

Виталий Крымов, "ОстроВ"  



Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: