Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Горно-металлургический дивизион группы "Приват" несет большие потери из-за негативной ситуации на внешних рынках. В ряде стран группе Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова пришлось остановить работу предприятий и даже продать ряд активов.

Так, в январе прекратил работу Чиатурский горно-обогатительный комбинат (ГОК) в Грузии, подконтрольный "Приват". Причина - слабый спрос на ферромарганец и плохая конъюнктура на рынках металлургической продукции.

По той же причине в начале февраля принадлежащая "Привату" горнодобывающая компания Consolidated Minerals остановила добычу марганцевой руды на проекте Woodie Woodie, одном из крупнейших в Австралии.

В настоящее время рудник работает в режиме технической поддержки, а 380 рабочих уволены.

Для "Привата" это безусловно вынужденные меры: простой указанных предприятий означает уменьшение денежной выручки группы в горно-металлургическом сегменте.

Марганцевая пирамида

И.Коломойский с А.Боголюбовым начали зарубежную экспансию в 2004 г., после завершения первой волны приватизации в Украине.

Тогда у них в распоряжении оказались Марганецкий и Орджоникидзевский ГОКи, а также Стахановский, Запорожсикй и Никопольский ферросплавные заводы.

Последние выпускают ферросилиций, ферромарганец и силикомарганец из марганцевой руды, добываемой на ОГОКе и МГОКе.

Эти ферросплавы используются в качестве добавок при выплавке стали металлургическими комбинатами.

Напомним, что мировая металлургия в 2000-х гг. переживала бум вплоть до IV квартала 2008 г. И ферросплавная отрасль, как смежная со сталелитейной, приносила в тот период завидные доходы.

Поэтому тогда решение "Привата" расширить ферросплавно-марганцевую империю за счет зарубежных активов выглядело вполне логично.

В США группа в 2005-2006 гг. купила ферросплавный завод мощностью 120 тыс. т. в штате Западная Вирджиния за $20 млн. Сейчас предприятие является активом "приватовской" компании Felman Production.

В Польше и Румынии также приобретены заводы с мощностью 72 тыс. и 250 тыс. т. соответственно. Это Stalmag и SC Feral SRL.

В Грузии, помимо крупнейшего на территории СНГ Чиатурского рудника с годовой добычей 1,1 млн т. марганцевой руды, у группы Коломойского имеется Зестафонский ферросплавный завод на 150 тыс. т.

И, наконец, добывающие компании: Nsuta Ghana Manganese в Гане и упомянутая Consolidated Minerals в Австралии способны давать по 1 млн т. марганцевой руды в год каждая.

Но и это не все. У "Привата" через оффшорку Г.Боголюбова Stratford Sun Ltd. есть 11,38% в довольно крупной компании ОМ Holdings Ltd.

У которой есть и марганцевый рудник Bootu Creek в Западной Австралии, и ферросплавный завод Qinzhou в Китае, а также доли в ряде других проектов, включая 26% в компании Ntsimbintle Mining Ltd., которой принадлежит 50,1% акций в южноафриканском марганцевом проекте Tshipi Borwa, и 16% в Northern Iron Ltd., у которой основной актив - железорудная шахта Sydvaranger Gruve на севере Норвегии.

Империя, что и говорить, обширная. До кризиса на нее приходилось порядка 14% мировой добычи марганцевой руды и до 25% производства ферросплавов.

Естественно, на построение такого бизнеса пришлось раскошелиться. Наиболее затратной стала покупка как раз Consolidated Minerals.

Там в 2007-2008 гг. Г.Боголюбову пришлось в течение 1,5 лет скупать доли у миноритарных акционеров, чтобы получить контроль над компанией.

Этому пытались помешать другие совладельцы и перебить их предложение можно было только еще более высокой ценой. В итоге эпопея с ConsMin обошлась "Привату" в $1,2 млрд.

На тот момент казалось, что цель оправдывает средства: вслед за сталью дорожали и ферросплавы. Резкий скачок был зафиксирован в 2007 г., когда за каких-то 6 мес. цена ферромарганца взлетела с $1,3 тыс. до $5,5 тыс./т.

Так что было от чего разыграться аппетиту при покупке ConsMin. Другое дело, что почти сразу после ее покупки начался глобальный кризис в металлургии.

И цены в китайских портах, которые еще вчера так резво брали один рубеж за другим, также стремительно покатились вниз. Уже к сентябрю 2009 они вернулись к $1,35 тыс./т. и продолжили падение.

В конце декабря 2015 г. сделки на поставку ферромарганца в I кв. 2016 заключались в пределах коридора $760-780/т. И восстановления цен не ожидается.

На этом фоне практически всем игрокам отрасли пришлось сворачивать производство.

Южноафриканская Transalloys Pty Ltd. объявила о сокращении выпуска ферромарганца на 20%. Транснациональная корпорация Glencore на своем заводе в Норвегии снизила производительность на 50%, турецкая Yildirim Group решила в т.г. уменьшить добычу хромовой руды на 250 тыс. т.

Остановка "Чиатурмарганца" в Грузии и рудника Woodie Woodie в Австралии в данном контексте выглядит вполне логично для "Привата". Но убытки от этого не перестают быть убытками.

А они начались почти сразу после получения контроля над ConsMin. Уже в 2010 компания сообщала о квартальных убытках $37,65 млн. В 2011 годовой убыток составил $490,62 млн.

Безусловно, это совсем не тот "гешефт", на который рассчитывали Г.Боголюбов и его партнеры, скупая акции ConsMin на Австралийской фондовой бирже в Сиднее.

Уже тогда, в III кв. 2011, себестоимость добычи марганцевой руды у компании была $3,63/т., а цена продаж – $5,05/т. на условиях FOB.

Т.е. чистая прибыль на каждую тонну получалась меньше $2 – при годовой добыче под 1 млн т. И эта прибыль еще и частично "съедалась" отрицательным сальдо по хромовой руде.

Она при себестоимости добычи $234/т. шла на реализацию по $231/т. А во II кв. соотношение и вовсе было $250/т. против $239/т.

Эти данные можно считать близкими к действительности: с учетом как общей ситуации на рынке, так и того, что они декларировались для австралийской налоговой службы, а не для украинской, готовой закрыть глаза на любую, даже самую абсурдную цифирь.

Но очевидно, что на тот момент Г.Боголюбов и остальные "приватовцы" все же не теряли оптимизм и верили в скорое изменение рыночной ситуации.

Поэтому и выпустили в 2011 облигационный займ на $405 млн. Действительно, в тот период цены на сталь и ферросплавы немного подросли – но не настолько, чтобы покрыть обвал 2008-2009 гг.

Поэтому в 2012 ConsMin опять работает с годовым убытком $44,2 млн, ее продажи в денежном эквиваленте падают на 21,6%, до $554,1 млн.

Долговая нагрузка на компанию в таких условиях становится непомерной, и чтобы ее как-то уменьшить, Г.Боголюбов в 2013 продает 23,1% в австралийской железорудной компании BC Iron Ltd. за $101,5 млн.

Затем добавляет еще $52,26 млн из заначки (как писали в пресс-релизах, "свободных денежных средств") - и бросает их на досрочный выкуп облигаций ConsMin.

Решение было правильным, потому что, как мы теперь знаем, в 2014-2015 в металлургии начался новый спад. И сейчас выручить за 23,1% пакет в BC Iron можно в лучшем случае половину от той суммы, которую Г.Боголюбов получил в 2013.

В 2014 г. ConsMin отчитывается о более чем скромной чистой прибыли $1,3 млн и падении доходов на 31,9%, до $420,8 млн. Добыча руды сокращается на 7,2% до 3,19 млн т.

При этом ее продажи рухнули на 22,8% до 2,79 млн т. И часть добытой руды компания так и не смогла продать, т.е. была вынуждена увеличить складские запасы готовой продукции.

А по бухгалтерскому балансу это отрицательная величина. Удельная маржа компании также уменьшилась. При себестоимости $2,46/т. среднегодовая цен продаж - $3,98/т.

Следующий, 2015 г., также не приносит улучшений. Согласно отчетности за III кв., чистый доход ConsMin обвалился в 2 раза к аналогичному периоду 2014, с $20 млн до $10 млн.

Таким образом, совладельцы "Привата" до сих пор даже частично не отбили колоссальные средства, вбуханные в покупку ConsMin. Напомним, что это было $1,2 млрд.

С учетом сложившейся ситуации в мировой металлургии у них нет перспектив не то чтобы получить прибыль от данной сделки, а хотя бы вернуть потраченные деньги.

Инвестирование в ферросплавно-марганцевую отрасль для "Привата" оказалось обычной финансовой пирамидой, спекулятивной игрой, в которой Г.Боголюбов и И.Коломойский оказались в роли лузеров.

В этой связи можно вспомнить "сделку века" "Привата" с российским "Евраз-холдингом" Романа Абрамовича, которому в 2007 г. продали Днепропетровский металлургический завод им.Петровского, Днепропетровский, Днепродзержинский и Баглейский коксохимзаводы и железорудный ГОК "Сухая балка" за $3,8 млрд.

Это действительно фантастическая сумма за старый метзавод, основанный еще в 1887 г., и 4 маломощных сырьевых придатка к нему.

К примеру, номинальная мощность Днепродзержинского КХЗ – 1 млн т. кокса в год, а Алчевского КХЗ корпорации "Индустриальный союз Донбасса" – 3 млн т.

Не прошло и года после этой сделки, как в мировой металлургии начался кризис, о котором говорилось выше. Поэтому Р.Абрамович с этими активами в Днепропетровской обл. оказался в той же ситуации, что и "Приват" с марганцевыми проектами в Австралии.

Многие тогда восхищались обостренным "бизнес-чутьем" И.Коломойского, "впарившего" несколько устаревших заводов перед самым кризисом по максимальной цене.

Однако, как показывает ситуация с ConsMin и другими активами в ферросплавной отрасли, говорить о "гении бизнеса" не приходится.

Абсолютно во всех ситуациях И.Коломойскй и Г.Боголюбов действовали по стандартному шаблону. Только в одних случаях это принесло им прибыль, в других – убытки.

Кстати, с очень большой долей вероятности можно предполагать, что для покупки ConsMin использовались деньги, вырученные от продажи группы заводов в Днепропетровской обл.

Т.е. еще раз подтвердилась справедливость поговорки: "легко пришло – легко и ушло".

Чемодан без ручки

Местные ферросплавные активы "Привата" не радуют владельцев, как и в Австралии, Гане и Южной Африке. По итогам 2015 г. выпуск ферросплавов в Украине уменьшился на 18,5%, до 886,4 тыс. т.

Их экспорт в 2015 снизился в денежном эквиваленте до $864 млн против $1,152 млрд в 2014. При этом ситуация для продаж остается неблагоприятной не только из-за низких цен.

Так, Евразийская экономическая комиссия продолжила до конца I полугодия антидемпинговое расследование в отношении импорта ферросплавов из Украины в страны Таможенного союза СНГ.

По результатам расследования ожидается принятие заградительных пошлин в размере 26,35% от таможенной стоимости. Соответствующие предварительные выводы ЕЭК опубликовала в середине марта.

Между тем на поставки в РФ приходится около 20% экспорта ферросплавов из Украины, как свидетельствует таможенная статистика. Поэтому закрытие российского рынка будет довольно болезненной для ферросплавного бизнеса "Привата".

Остается добавить, что еще один металлургический актив, сохранившийся у И.Коломойского и Г.Боголюбова в Украине, так же не приносит прежней доходности.

Речь о запорожском электрометаллургическом заводе "Днепроспецсталь", за 2015 сократившем производство стали на 12,2% - до 244,3 тыс. т., проката - на 13,7%, до 154,7 тыс. т.

В т.г. предприятие не смогло выйти из отрицательной динамики, за январь-февраль зафиксировано дальнейшее снижение. По стали – на 5,1%, до 31,3 тыс. т., по прокату – на 7,4%, до 21,25 тыс. тонн.

Это связано с общим негативом на рынке в сегменте нержавеющей стали. Британское консалтинговое агентство MEPS отмечает, что в 2015 выпуск нержавейки снизился в ЕС, США, Японии и на Тайване.

Из основных игроков увеличить выплавку нержавейки смогли только Китай и Южная Корея.

При этом ведущий европейский производитель, финская компания Outokumpu, в 2015 сократила выплавку с 2,5 до 2,3 млн т., продажи в денежном эквиваленте упали до €6,3 млрд против €6,8 млрд в 2014.

На т.г. MEPS не прогнозирует восстановления мирового рынка спецсталей – по его оценкам, выплавка вырастет всего на 2% - снова-таки за счет Китая, Японии и Тайваня.

Инвестиционные банки Morgan Stanley и Credit Suisse на т.г. не ожидают существенного роста цен на никель, за 2015 обвалившихся на 44%.

Это означает, что нет предпосылок и для роста цен на нержавейку, для которой никель используется как основная легирующая добавка. Кроме того, стоимость чистого никеля влияет и на ферроникель, а также другие ферросплавы.

Т.е. даже если для предприятий "Привата" не будет дальнейшего ухудшения в горнорудном, ферросплавном и металлургическом сегменте – улучшения тоже не предвидится.

И это, безусловно, найдет отражение в финансовых показателях активов группы по всему миру, не только в Украине. По сути они превратились для И.Коломойского и Г.Боголюбова в пресловутый чемодан без ручки – нести тяжело, а выкинуть – жалко.

Уменьшение выручки от горно-металлургического бизнеса снижает возможности и политического влияния "Привата" в Украине, осуществляемого по принципу "Не подмажешь – не поедешь".

В данном случае И.Коломойского спасает только тот факт, что кризис бьет по всем – у остальных ФПГ возможностей тоже не прибавляется.

Выход из нефти

Но если неблагоприятные тенденции в металлургии "Приват" пытается пережить в надежде на лучшие времена, то с нефтедобывающим сегментом своего бизнеса И.Коломойский и Г.Боголюбов готовы попрощаться.

На это указывает вывод операционных средств из подконтрольной им с 2004 г. госкомпании "Укрнефть" на сумму 15,4 млрд грн. за март-август 2015, о котором сообщил глава консалтинговой компании "А-95" Сергей Куюн.

Для сравнения: чистый доход "Укрнефти" за 2015 составил 28,94 млрд грн. Т.е. ее лишили половины выручки посредством фиктивных платежей и формирования задолженности трейдерских фирм, аффилированных с совладельцами "Привата".

К такому шагу их толкали сразу несколько факторов. Во-первых, конфликт с "Семьей" президента Петра Порошенко лишил группу контроля над ПАО "Укртранснефть", оператором системы магистральных нефтепроводов.

Тем самым была разрушена неформальная вертикальная интеграция нефтебизнеса "Привата". Группа утратила возможность экономить расходы за счет государства на транспортировке нефти, как это делалось при В.Ющенко и В.Януковиче.

Во-вторых, обвал мировых цен на нефть в 2015 сделал ее добычу в украинских условиях не такой рентабельной как ранее. Глава "Укрнефти" Марк Роллинз ранее заявлял, что компания не выдержит цены ниже $25/баррель.

Сейчас они отскочили с минимальных значений в районе $30/барр. до $42/барр. Но если учесть, что год назад, в марте 2014, нефть торговалась по $108/барр. – падение более чем ощутимое.

Восстановления до прежних уровней в обозримом будущем не предвидится – с учетом снятия санкций с Ирана и его возвращения как одного из главных поставщиков нефти на мировой рынок.

А значит, И.Коломойскому и его партнерам этот бизнес больше не интересен. Тем более, что сюда они не вкладывались, как в австралийскую ConsMin.

В третьих, под управлением "приватовских" менеджеров "Укрнефть" постепенно дошла до ручки как производственная единица. В 2004 г., когда главой компании стал "приватовец" Игорь Палица, добыча была 3,03 млн т., по итогам 2015 – 1,58 млн т.

Падение в 2 раза связано с тем, что весь этот период не вкладывались средства в развитие: бурение новых скважин и внедрение технологий, позволяющих продолжать эксплуатацию существующих.

Философия бизнеса И.Коломойского и его партнеров в данном случае характеризуется как "поматросил и бросил".

Наверное, если бы сейчас действовал лишь один из трех перечисленных факторов, группа продолжала бы борьбу с государством за контроль над компанией.

Но сложившаяся комбинация является слишком уж неблагоприятной. Отсюда и демонстративный отказ платить налоги от деятельности "Укрнефти", который по итогам 2014-2015 привел к накоплению долга перед госбюджетом в сумме свыше 10 млрд грн.

Это в свою очередь потянуло за собой арест имущества компании, законность которого подтвердил в середине марта Высший административный суд Украины.

Теоретически и сейчас стороны еще могли бы договориться. Но похоже, что И.Коломойский готов отказаться от присутствия в нефтедобывающем секторе.

Это автоматически означает остановку подконтрольного "Привату" Кременчугского нефтеперерабатывающего завода. В таком случае у группы остается только нефтетрейдерский бизнес – однако он и приносит наибольший доход.

Виталий Крымов,"ОстроВ"


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: