Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Экономика Украины продолжает разрушаться вопреки мантрам официальных лиц про пройденное "дно" и первые признаки восстановления…

Девальвация обещаний

О том, что кризис и не думал сдавать позиции, свидетельствуют данные Госстата Украины, согласно которым в январе произошло падение промышленного производства на 19,6% к предыдущему месяцу.

Разумеется, новогодние и рождественские праздники из года в год дают упадок январского показателя к декабрьскому, но не до такой степени.

Провал на старте 2016-го оказался слишком велик, чтобы по итогам года выйти на прирост промпроизводства хотя бы на 1-2%, как прогнозирует правительство.

Несмотря на это, Минфин за тот же период бодро отчитался о росте поступлений в госбюджет на 32,5% к январю 2015, или на 7,3 млрд грн.

Каким образом правительство в условиях падения экономики ухитрилось получить такой впечатляющий "навар" – догадаться несложно. Поступления росли главным образом за счет импортного НДС.

К примеру, если какой-то предприниматель средней руки в январе 2015 завез в Украину партию 10 тыс. мобильных телефонов на $1 млн, то при тогдашнем курсе 18 грн./$ ему следовало заплатить 3,6 млн грн. НДС.

Соответственно, цена для покупателя без учета затрат на доставку и размещение мобилок в розничные торговые точки и без прибыли предпринимателя уже была бы не 1800 грн./шт., а 2160 грн. Т.е. в конечном счете этот самый НДС платит не бизнес, а потребители товаров-услуг. В нашем случае - украинские граждане.

Теперь, в январе 2016, когда тот же самый предприниматель опять завозит те же 10 тыс. мобилок на $1 млн – ему приходится платить 5,4 млн грн.НДС уже исходя из курса 27 грн./$.

Итого, имеем рост налогового платежа на 50%. И оптовая себестоимость для покупателя на единицу товара получается уже 3240 грн. Рост цен тоже выходит на 50%.

Госстат сообщает о январской инфляции в 40,3%. Цифры сопоставимые, ведь Госстат мог какие-то факторы не учитывать для занижения реального показателя. А наш пример является условным.

Но он позволяет понять, как происходят чудеса с бюджетом в исполнении министра финансов Натальи Яресько, премьера Арсения Яценюка и главы Нацбанка Валерии Гонтаревой, исправно печатающих все новые тонны необеспеченной гривневой массы.

При таком раскладе и отсутствии новых валютных кредитных вливаний курс 40 грн./$ к концу года уже не кажется чем-то фантастическим.

Между тем власть, заложившая в госбюджет-2016 среднегодовой курс 24,3 грн./$, делает вид, что ничего не происходит.

Вспомним, как Яценюк еще 20 января на заседании правительства публично заявил, что Совет по финансовой стабильности должен отреагировать на обвал гривны.

По его словам, такое заседание необходимо провести сразу после возвращения президента Петра Порошенко и В.Гонтаревой из Давоса и выработать меры для предотвращения дальнейшей девальвации гривны.

Заседание действительно состоялось 29 января, но обсуждались там вопросы, к курсу гривны имеющие отдаленное отношение – приватизация Одесского припортового завода и других госпредприятий.

А вот для стабилизации курса никакие меры не приняты. И это не единственный пример.

В том же Давосе 22 января П.Порошенко после встречи с главой МВФ Кристиной Лагард заявил, что следующий кредитный транш от Фонда должен поступить в феврале.

В.Гонтарева 23 января поспешила дополнить шефа, объявив, что условия нового меморандума с МВФ уже согласованы.

"Мы возвращается в Киев. Подписанты меморандума — президент, министр финансов и глава НБУ сейчас в Давосе, а премьер­министр в Киеве. Уже подготовлены и согласованы с МВФ все технические правки. Поэтому мы приедем и будем подписывать", — сказала она.

Месяц спустя выяснилось, что Кабмин Украины до сих пор продолжает вносить некие предложения в текст меморандума. Поэтому он даже не передан для окончательного утверждения либо отклонения совету директоров МВФ в Вашингтон.

Между тем отсутствие кредита МВФ блокирует и другие внешние займы, способные частично покрыть дефицит валюты в стране, вызванный падением экспортной выручки. И тем самым ослабить давление на курс гривны на межбанковском рынке.

Чужие здесь не ходят

28 февраля в своем телеобращении Яценюк предложил продать 1 млн га государственных сельхозземель… "в рамках реформы".

Почему реформа заключается не в улучшении управления этим земельным фондом, а в его продаже, премьер, естественно, не стал объяснять.

Хотя по идее, после такого "реформаторского" предложения счет пребывания в премьерском кресле для Арсения Петровича должен идти не на часы – на минуты.

Впрочем, с учетом действующего до 1 января 2017 моратория на продажу сельхозземель эта инициатива едва ли будет реализована.

Точно так же проблематичным представляется и проведение "большой приватизации", которую требует МВФ в качестве условия для следующего кредитного транша.

Формальные препятствия для ее старта Верховная Рада убрала 16 февраля, вычеркнув из закона об особенностях приватизации стратегических предприятий запрет на их покупку иностранными госкомпаниями.

Исчезло и условие о предварительной продаже 5-10% пакета акций на фондовой бирже – для определения реальной рыночной стоимости.

Анализ выступлений представителей украинского правительства и зарубежных кругов, дипломатических и финансовых, показывает, что на данном этапе "большая приватизация" сводится к продаже Одесского припортового завода (ОПЗ), крупного производителя минеральных удобрений, и "Центрэнерго", включающей 3 тепловые электростанции: Углегорскую, Змеевскую и Трипольскую.

Казалось бы, в этом вопросе появились подвижки: министр энергетики Владимир Демчишин вот уже год тянувший с передачей пакета акций "Центрэнерго" Фонду госимущества Украины (ФГИУ), 29 февраля наконец сделал это.

Тем самым продажа "Центрэнерго", покупкой которой ранее интересовалась американская корпорация AES, вроде бы как разблокирована. Однако не стоит спешить с выводами.

История с электронным декларированием доходов украинских госслужащих, введенным по требованию ЕС, но с изъятием пункта об уголовной ответственности за предоставление ложных сведений в декларации – наглядно показывает, как можно формально выполнить обязательства, ничего не меняя по сути.

Назначение 2 марта Владимира Державина заместителем главы ФГИУ подтверждает данный тезис. В.Державин – бывший помощник первого заместителя главы президентской фракции в парламенте Игоря Кононенко, давнего бизнес-партнера Порошенко.

Деятельность "Центрэнерго", по утверждению источников в Верховной Раде, контролируется И.Кононенко.

Таким образом, передачу акций компании ФГИУ теперь можно сравнивать с перекладыванием пачки денег из одного кармана в другой – в одних и тех же брюках. Чужие здесь не ходят, как говорится.

Да и по ОПЗ положение пока остается патовым. Олигарх Игорь Коломойский не отозвал из суда иск к украинскому Кабмину и ФГИУ, в котором оспаривает отмену итогов конкурса 2009 г., когда представляющая группу "Приват" И.Коломойского фирма "Нортима" победила, предложив за ОПЗ $800 млн.

Само наличие такого судебного разбирательства препятствует участию в конкурсе серьезных иностранных компаний, хотя глава ФГИУ Игорь Билоус уверяет, что интерес с их стороны якобы есть.

Еще больше ситуацию усугубляет судебное разбирательство с ОПЗ, которое затеяло ГП "Укрхимтрансаммиак". Оно пытается оспорить повышение со стороны ОПЗ тарифов на перевалку аммиака в 3 раза.

Спор вроде бы как сугубо хозяйственный, но в его рамках поднимается вопрос о монопольном статусе ОПЗ, на территории которого расположен единственный в Украине терминал по перегрузке жидкого аммиака на морские суда.

А наличие либо отсутствие статуса монополиста может многое поменять с точки зрения возможных иностранных покупателей. Ведь одно дело работать по тарифу, устанавливаемому государством, другое дело – устанавливать цены самостоятельно.

Государственный тариф подразумевает множество нюансов – например, плотный контроль госрегулятора за финансовой деятельностью предприятия.

Насколько готовы к такому вмешательству в свою работу потенциальные инвесторы – вопрос остается открытым.

Кроме того, "Укрхимтрансаммиак" требует от ОПЗ компенсации за, по его мнению, имевшую место переплату в результате необоснованного повышения тарифов.

Несложно догадаться, что, если суд встанет на сторону истца, раскошелиться на выплату компенсаций придется уже новому владельцу ОПЗ – поскольку конкурс по его продаже запланирован на II квартал.

Министр экономики Айварас Абромавичус ранее заявлял, что деятельность "Укрхимтрансаммиака" контролирует И.Кононенко.

И хотя СМИ много писали о конфликтах Коломойского и Кононенко за контроль над госкомпаниями, в случае с приватизацией ОПЗ получается, что их интересы совпадают.

Обе влиятельные группы не заинтересованы в продаже на сторону крупного госпредприятия, способного приносить "кормящимся" бонусы на сотни миллионов гривен в год.

Неудивительно, что новый меморандум с МВФ по-прежнему не подписан. А без него нет новых кредитов, позволяющих компенсировать снижение притока валюты в Украину.

Это означает, что власти пока не готовы отказаться от коррупционной модели управления экономикой Украины и будут в ручном режиме сдерживать курс гривны – чтобы не допустить лавинообразного обвала.

Также очевидно, что дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от того, что происходит на внешних рынках.

Контролируемое падение

Если снижение цен на металл, зерно и минеральные удобрения продолжится – рано или поздно придется наступить на горло собственной песне и согласиться на условия МВФ.

Но пока украинские власти, похоже, решили "пропетлять" мимо продолжения кредитной программы с МВФ, предусматривающей искоренение коррупции в госсекторе экономики за счет приватизации.

Насколько успешными будут эти маневры – сложно сказать. Да, по итогам января-февраля мировые цены на железную руду повысились на 20%.

В свою очередь, это тянет за собой повышение отпускной стоимости по всей технологической цепочке в металлургии, вплоть до готового проката.

Что в перспективе означает увеличение валютных поступлений, необходимых для удержания курса гривны от дальнейшего падения. Есть и ряд ситуативных факторов, играющих на руку правительству.

Так, минувшая зима оказалась аномально теплой – в феврале были обновлены свыше 10 температурных рекордов вековой давности.

Благодаря этому удалось значительно снизить потребление газа, т.е. его импорт. И, соответственно, сэкономить примерно $2 млрд – сумма, превышающая размер дежурного кредита от МВФ.

Отсюда и позитивное сальдо платежного баланса Украины по итогам января – $120 млн. На такую сумму больше валюты зашло в страну, чем "утекло" по платежам за рубеж.

Но не все так однозначно. По данным НБУ, Падение экспортной выручки за январь составило 28%. Поскольку та же железная руда за тот период экспортировалась еще по ноябрьским и декабрьским ценам.

Повышение ее стоимости после Нового года скажется уже только во II кв., а цены на металлопрокат отреагируют еще позже – не ранее III кв. А до этого времени курс гривны надо как-то удержать.

Впрочем, пока обстановка на наличном валютном рынке тоже складывается в пользу власти: обнищавшие в результате кризиса граждане вынуждены тратить сбережения.

Поэтому, по данным НБУ в январе-феврале продажа валюты населением на $261 млн превысила покупку.

Тем самым подчиненные опровергли Гонтареву, утверждавшую, что гривна в январе начала падать из-за бюджетников и пенсионеров, взявшихся усиленно скупать доллары и евро.

А вот на межбанке наблюдалась прямо противоположная ситуация. Здесь для поддержания курсовой стабильности НБУ в январе-феврале пришлось продать валюты на $298 млн.

Купил НБУ всего $75 млн по курсу 27,15 грн./$. И это доказывает сразу две вещи. Во-первых, ждать отката обратно к 25 грн./$ не приходится.

Во всяком случае, его не ждут в самом НБУ, покупая по курсу свыше 27 грн./$.

Во-вторых, отрицательное сальдо интервенций НБУ на межбанке подтверждает наличие большого отложенного спроса на валюту со стороны бизнеса.

До последнего времени он сдерживался жесткими ограничениями Нацбанка, по разным причинам отсекающего большинство заявок на покупку валюты коммерческими банками.

Но спрос при этом никуда не делся. Его можно сравнить с воздухом, под действием насоса поступающим в шарик: он раздувается и в итоге лопается.

Кажется, в НБУ это тоже прекрасно понимают. Поэтому своей задачей считают не удержание курса на каком-то критическом рубеже, а всего лишь его постепенное сползание - без резкого обвала, как это было в феврале-марте 2015, когда наличная валюта подорожала с 20 до 40 грн./$.

Поэтому с 5 марта Нацбанк вернул бензин и дизтопливо в перечень товаров критического импорта, под закупку которых валюта продается в обязательном порядке.

Исчезли они из этого перечня с 1 января. Одновременно повысился лимит на покупку валюты населением в банках с 3 до 6 тыс. грн. в день.

НБУ пытается играть с давлением рынка, то закручивая по полной, то слегка ослабляя гайки административного регулирования. Возможно, обвала таким образом удастся избежать, а вот остановить девальвацию – точно нет.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВа"


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: