Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Самое худшее для экономики Украины и ее граждан сейчас позади. Но проблемы никуда не делись и в любой момент могут вернуться. Потому что их никто даже не пытается решать.

Ложка меда в бочке дегтя

Обычно когда есть хорошая и плохая новость, начинать просят с плохой. Попробуем сделать наоборот. Итак, угроза дефолта Украины почти миновала.

МВФ дал правительству Арсения Яценюка очередной кредит в $1,7 млрд. Плюс США согласились выступить поручителями по облигационному займу Минфина Украины на $1 млрд.

Его размещение планируется в ноябре. Благодаря гарантиям Вашингтона инвесторы охотно купят облигации, причем под низкую процентную ставку.

Даже если власти Украины вдруг объявят дефолт в конце сентября, когда предстоит погасить предыдущий займ на $500 млн. Потому, что в случае отказа должника, за него платит поручитель.

А сомневаться в платежеспособности правительства США нет оснований. Впрочем, теперь вероятность объявления дефолта значительно снизилась.

Это стало ясно после того, как комитет частных кредиторов Украины, включающий представителей 5 инвестфондов, согласился списать 5% от суммы долга.

Учитывая, что Минфин настаивает на списании 40%, стороны еще далеки от согласия. Но, по крайней мере, лед тронулся – ведь ранее держатели украинских гособлигаций соглашались только отсрочить выплаты и уменьшить процентную ставку.

А еще раньше они предлагали перенести сроки погашения займов – но при этом поднять процентную ставку.

Таким образом,требования кредиторов постепенно смягчаются: по мере того, как к ним приходит осознание неизбежности финансовых потерь, связанных с глубоким кризисом в украинской экономике.

Отказ от встречи 6 августа с украинским руководством в Лондоне никого не должен вводить в заблуждение: это часть игры.

Также стоит отметить, что подобные переговоры у других стран, 17 раз оказавшихся в похожей ситуации с 1999 по 2010 г., никогда не длились меньше 3 мес.

Так что, стоит запасаться поп-корном и наблюдать за дальнейшим развитием событий. НО исходить все же, следует из того, что дефолт скорее не случится, чем наоборот.

Хотя как это отразится на возможностях украинских корпораций занимать деньги на западных рынках капитала – вопрос интересный.

Дефолт по-чеширски

Пока что международные агентства считают, что угроза дефолта Украины переносится, но не ушла окончательно. Это выражается, примеру, в кредитном рейтинге страны Са по версии Moody's Investors Service означает дефолт либо близкое к нему состояние.

И, соответственно, страновой рейтинг Са проецируется западными банкирами и инвесторами на все украинские корпорации и банки.

Так, другое агентство, Standard&Poor's, в начале июля понизила кредитный рейтинг горнорудной компании Ferrexpo Константина Жеваго с С до SD, означающего ограниченный дефолт.

А выпуску облигаций Ferrexpo объемом $286 млн вообще присвоен рейтинг D. Правда, и Ferrexpo, и холдинги "Метинвест" и ДТЭК Рината Ахметова, а также государственные Ощадбанк, Укрэксимбанк и Укрзализница договорились о переносе платежей.

Но смогут ли они получить с такими рейтингами новые займы, необходимые для развития? Сомнительно. Поэтому в обозримом будущем их перспектива – сидеть на голодном финансовой пайке. Либо они будут вынуждены занимать уже на совершенно драконовских условиях.

Тогда в качестве альтернативы западному капиталу крупные компании из РФ попытались привлечь финансовые ресурсы в Юго-Восточной Азии.

Однако более-менее удачно это смог сделать только холдинг "Русский алюминий", продавший 10,8% своих акций на Гонконгской фондовой бирже за $2,24 млрд в январе 2010 г.

У остальных с выходом на тамошние финансовые площадки не сложилось. Поэтому для украинских корпораций такой вариант представляется совсем уж нереальным.

Таким образом, дефолт Украины похож на некоего чеширского кота: он вроде бы как и есть, но в тоже время его вроде бы как и нет. Тем не менее, все постоянно ощущают его присутствие где-то рядом.

МВФ-квест

"ОстроВ" подробно анализировал, какие последствия будут от принятия Верховной Радой пакета законов, на которых ранее настаивал МВФ.

Однако на этом дело не закончилось. Как оказалось, у Фонда длинный список требований и он просто не озвучивает их все сразу. А подбрасывает по мере обращения за новыми кредитными траншами.

Так получилось и в этот раз. Выделение кредита на $1,7 млрд 31 июля сопровождалось подписанием нового меморандума, в котором перечисляются очередные обязательства украинских властей.

Причем если для выполнения предыдущих не требовалось в принципе ничего, кроме желания прекратить масштабное воровство на уровне руководства страны, то с новым меморандумом все гораздо сложнее.

Чего стоит одно только обязательство перевести "Нефтегаз" на покупку валюты на межбанковском рынке. Сейчас для расчетов с европейскими компаниями и "Газпромом" валюта покупается напрямую у Нацбанка, минуя рынок.

У этой медали, как и любой, есть 2 стороны. Требование МВФ абсолютно понятно: прозрачность всех операций с госфинансами. Чтобы ничего нельзя было освоить.

Вот кто, к примеру, сможет сказать, кроме узкой группы лиц, включающей главу НБУ Валерию Гонтареву, премьера Арсения Яценюка и главу "Нефтегаза" Андрея Коболева, по какому курсу Нацбанк продает валюту "Нефтегазу"?

Правильно, никто. Поэтому никто не мешает им оформить продажу хоть по 50 грн./$. Полученная курсовая разница может считаться прибылью тех, кто в доле.

Нет, может, они этим и не занимаются. Но, по крайней мере, такая возможность у тех, кто при деле, т.е. при соответствующих должностях – имеется. И МВФ просто хочет избавить украинских руководителей от лишнего соблазна.

С другой стороны, ранее продажа валюты "Нефтегазу" на межбанке раскачивала курс гривны. Все это мы наблюдали в 2008-2010 гг., когда в ожидании выхода "Нефтегаза" на рынок банкиры взвинчивали котировки до заоблачных значений.

Именно поэтому в итоге было решено уйти с межбанка и продавать валюту для "Нефтегаза" напрямую. Сможет ли теперь НБУ удержать спекулянтов от раскачивания курса, имевшего место ранее? Не факт.

Или взять требование о приватизации минимум 5 госпредприятий из числа приоритетных. Его выполнение наталкивается на противодействие ряда финансово-промышленных групп (ФПГ), у которых к данным предприятиям есть свой шкурный интерес.

Например, ПАО "Центрэнерго" премьер А.Яценюк хочет передать американской компании. Предположительно это AES, ранее проявлявшая интерес к сделке.

Однако министерство энергетики и угольной промышленности, которое возглавляет представитель президентской команды Владимир Демчишин, отказывается передавать акции "Центрэнерго" Фонду госимущества Украины - тем самым блокируя приватизацию компании.

Под вопросом и приватизация Одесского припортового завода – поскольку фирма "Нортима", представляющая ФПГ "Приват" Игоря Коломойского, взялась оспаривать отмену приватизационного конкурса по ОПЗ, который состоялся еще в 2009 г.

Очевидно, что крупные западные компании не заинтересуются покупкой предприятия, которое является предметом судебного разбирательства. Собственно, этого "Приват" и добивается.

Как-то непохоже, что власти могут и хотят с этим справиться. Так что дальнейшее кредитование Украины со стороны МВФ также под вопросом. А без него обеспечить необходимый приток валюты будет невозможно.

Особенно если реализуется мрачный прогноз компании Clarksons Platou Securities Inc., крупнейшего в мире судового брокера. По ее мнению, средняя цена железной руды во II полугодии т.г. рухнет до $35/т.

Это будет означать дальнейшее снижение мировых цен на сталь и, как результат, еще большее падение валютной выручки от экспорта железной руды и стального проката украинскими компаниями.

Таким образом,поддержка со стороны МВФ остается единственным спасательным кругом для украинской экономики. Однако условия Фонда представляются невыполнимыми с учетом местных реалий.

Кто заплачет в 2016 году?

Чего стоит одно только требование МВФ прекратить необеспеченную печать гривны Национальным банком Украины для покрытия дефицита госбюджета.

Напомним, что в 2014 году НБУ таким образом дал 40% всех доходов госбюджета. В т.г. за январь-июнь Нацбанк подкинул министерству финансов 25,1 млрд грн.

Но еще в июне Верховная Рада по требования МВФ приняла закон об усилении независимости Нацбанка, запрещающий это делать. По словам А.Яценюка, таким образом госбюджет не досчитается как минимум 40 млрд грн. в 2016 г.

Покрыть данный дефицит можно только если прекратить масштабные хищения из госкорпораций путем закупки товаров, работ и услуг по завышенным ценам, а также возмещения фиктивного НДС.

Именно это имел в виду А.Яценюк, когда 27 июля на коллегии Минфина предупредил, что госбюджет-2016 будет сложным. Из его выступления следовало, что сложным он станет для тех, кто привык черпать из государственных финансовых потоков.

А это не только прекращение выплаты фиктивного НДС, но и контрабандного завоза товаров, прежде всего нефтепродуктов, и т.д. По крайней мере, о новых налогах для граждан А.Яценюк не упоминал.

Наоборот, отметил планируемое увеличение субсидий на оплату услуг ЖКХ и индексацию пенсий и зарплат. В таком виде госбюджет-2016 действительно мог бы стать наиболее социально справедливым, за последнее десятилетие так точно.

И вряд ли такие ориентиры связаны с проснувшейся высокой гражданской сознательностью премьера. Скорее, он просто понимает, что возможности наполнения бюджета за счет "пересичных" полностью исчерпаны.

И даже если олигархов заставят поделиться, то явно не всех. Они сами это знают.

Отсюда и сходка 1 августа в столичном отеле Huyatt Kyev владельцев ряда крупнейших украинских ФПГ, оказавшихся ныне в полуопальном положении.

По данным СМИ, в ней участвовали владельцы ФПГ SCM Ринат Ахметов, "Индустриальный союз Донбасса" - Сергей Тарута, EastOne – Виктор Пинчук, агрохолдинга "Мироновский хлебопродукт" – Юрий Косюк, "Киевская инвестиционная группа" – Василий Хмельницкий, а также представитель ФПГ "Финансы и кредит" Константина Жеваго.

За исключением Ю.Косюка, собрались те, чей бизнес при нынешней власти подвергся наибольшему давлению. Логично, что на повестке дня стоял один извечный вопрос – "Что делать?".

Неизвестно, до чего они договорились, но сам факт таких сборов говорит о том, что сегодняшний статус владельцев заводов, газет и парламента их не устраивает. Олигархи видят необходимость перемен. Будут ли эти перемены направлены на возвращение в прошлое, или они созрели до принципиально новых, прозрачных правил игры – покажет время. Хочется надеяться на второе. Иначе кто-то потеряет территорию, где зарабатывает деньги, а кто-то (и таких большинство) страну и государство.

Но не только из-за олигархов проблематичным видится проведение реформ, многократно обещанных нынешними властями в Киеве всем: украинцам, западным лидерам, международным финансовым организациям.

Не менее сложно с исполнителями реформ. Показательно в этой связи интервью министра экономики и торговли Айвараса Абромавичуса, опубликованное 16 июля в одном из СМИ.

В нем министр сначала посетовал на обилие различного рода программных документов в экономической сфере: президентская "Стратегия-2020", программа действия правительства, утвержденная Верховной Радой, коалиционное соглашение, меморандум с МВФ и т.д.

Из-за такого обилия программ у власти нет единого видения экономический реформ, пожаловался А.Абромавичус. По его словам, часто Кабмин предлагает одно, в Раде говорят о кардинально другом, а в администрации президента думают о третьем.

И тут же добавил, что при этом Минэкономторг решил разработать еще одну программу развития экономики - своего, так сказать, разлива.

При этом абзацем выше человек жаловался на избыточное число программ, которые никто не выполняет и, которые только вносят путаницу.

Назвать его дураком будет, конечно, невежливо. Но, тем не менее, приходится признать: с таким подходом к работе у заморских реформаторов этих самых реформ Украине так и не доведется увидеть.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: