Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Переговоры о реструктуризации госдолга Украины оставались главной интригой для финансового рынка на протяжении минувшей весны. Об их старте министерство финансов объявило еще в начале марта, сразу после получения кредита на $3,19 млрд от Международного валютного фонда.

Переговоры с черной кошкой в темной комнате

Далее 2 месяца подряд глава Минфина Наталья Яресько уверяла СМИ, что переговоры движутся - пока в начале мая не выяснилось, что представители украинского правительства не имеют ни малейшего представления о том, с кем вообще им надо договариваться.

Так, 18 мая Н.Яресько сообщила, что власти Украины до сих пор не знают названия компаний, которые являются держателями украинских долговых бумаг и призвала их раскрыть себя.

Более того, информагентство Bllomberg 25 мая сообщило, что в течение последнего месяца вообще не было встреч советников правительства Украины и представителей кредиторов.

После этого даже у самых неудержимых оптимистов должны были появиться сомнения в адекватности чиновников во главе с Н.Яресько и премьером Арсением Яценюком, которым доверили такую серьезную и, как оказалось, непосильную для них задачу.

Очевидно, что исходя их официальных комментариев, события развивались следующим образом.

Сначала посредники из юридической компании Blackstone Group International Partners LLP от лица кредиторов отказались от предложения украинского Минфина о списании части госдолга.

После этого Н.Яресько 15 апреля заявила, что кредиторы недооценивают глубину финансового и экономического стресса, в котором находится сейчас страна.

С этим утверждением можно согласиться лишь отчасти. Поскольку в открытом доступе находятся официальные данные о падении ВВП Украины на 17,6% только по итогам I квартала текущего года – против 6,8% за 2014 г.

Также без проблем любой желающий может найти информацию Госстата Украины про обвал промышленного производства на 21,5% за январь-апрель по сравнению с 10,1% за 2014 г.

И, тем не менее, допустим, кредиторы оказались чересчур въедливыми и дотошными. Поэтому чтобы убедиться, что дела действительно обстоят ну очень печально, им требуется некая информация из первых рук, не предназначенная для публикации в открытых источниках.

Но и правительство Украины не может предоставлять такие данные по первому требованию кому угодно. Общепринятая практика в таких случаях заключается в том, что стороны заключают соглашение о конфиденциальности. В нем получатель информации обязуется не разглашать ее и не использовать для своих действий на финансовых рынках.

Вот тут и выясняется, что заключать такое соглашение Минфину не с кем – поскольку переговоры с ним ведут не сами держатели долговых бумаг, а их представители. Не финансисты, а юристы.Которые, в данном случае, не могут поручиться за соблюдение конфиденциальности своими боссами. Отсюда и возникло требование к кредиторам назвать себя, озвученное Н.Яресько 18 мая.

Хотя вообще-то именно с этого следовало начинать еще как минимум 2 месяцами ранее, т.е. примерно 18 марта – и выходить на прямые переговоры с кредиторами.

Именно этот вопиющий непрофессионализм и, скажем прямо, обидное головотяпство украинских чиновников поставило под сомнение итог дальнейших переговоров о реструктуризации госдолга.

С таким подходом рассчитывать на успех очень сложно, мягко говоря. Не случайно все та же Н.Яресько 5 июня призвала украинцев не бояться дефолта: дескать, на простых гражданах это не скажется.

Обесценивания гривны не будет, потому что мы не будем тратить валюту на выплату долгов, пояснила глава Минфина. Хотя денег в долг Украине больше никто не даст, уточнила она.

Что, по мнению Н.Яресько будет проблемой для коммерческих предприятий, но никак не для граждан. При этом она намеренно упустила из виду, что работают на этих предприятиях те самые обычные граждане.

Поэтому проблемы предприятий в итоге неизбежно станут проблемой граждан в виде роста безработицы и невыплат зарплаты из-за остановки производства.

Кроме того, глава Минфина прекрасно знает, что дыра в госбюджете на протяжении последних лет закрывается благодаря внешним займам, без которых правительство не сможет выплачивать пенсии и социальные пособия в полном объеме.

И это снова-таки будет проблемой для граждан. Потому что тогда Нацбанку придется печатать новые порции денег, а это означает добавление новых нулей на ценниках в магазинах – при замороженном уровне зарплат.

Так что на самом деле дефолт далеко не так безобиден, как попыталась представить Н.Яресько и ряд украинских СМИ.

Что же касается самих переговоров, то их результат прогнозировать сложно. Поскольку в мае были сделаны заявления министра финансов США Джейкоба Лью и федерального канцлера ФРГ Ангелы Меркель о намерении поддержать Украину в переговорах с кредиторами.

Если обещанное политическое давление действительно будет оказано, то, возможно, часть долга с Украины спишут волевым политически мотивированным решением.

В случае, если кредиторы и дальше будут руководствоваться принципом "ничего личного, только бизнес", возможны 2 варианта: дефолт либо реструктуризация на условиях кредиторов.

Последнее и, судя по всему, окончательное предложение комитета держателей украинских гособлигаций от 29 мая заключается в том, чтобы отсрочить выплаты долга до 2025 г. и уменьшить процентную ставку.

Но без списания части самого долга, на чем настаивает Минфин Украины. В принципе эти условия можно было бы считать достаточно выгодными по двум причинам.

Во-первых, первоначальное предложение кредиторов состояло в отсрочке платежа на меньший срок, 3-5 лет. И при этом они хотели повысить ставку процентного дохода по гособлигациям.

Во-вторых, есть смысл посмотреть на условия, на которых реструктуризируют долги украинские коммерческие компании, также завязанные на рейтингах для страны в целом.

Например, трубная компания "Интерпайп" Виктора Пинчука в сентябре 2010 г. договорилась с держателями своих корпоративных облигаций о переносе их выкупа на 2017 г. Но при этом ставка купонного дохода по этим облигациям, выплачиваемого ежеквартально, возросла с 8,75% до 10,25%.

Кроме того, ранее НАК "Нефтегаз Украины" получил согласие кредиторов на перенос выплат с 2009 г. на 2014 г., т.е. отсрочку на 5 лет. Но при этом ставка возросла с 8,125% до 9,5%.

Кроме того, холдинг ДТЭК Рината Ахметова в апреле сообщил о переносе выплат по своим облигациям с 2015 на 2019 г. При этом ставка купонного дохода выросла с 9,5% до 10,375%.

Т.е. обычно пролонгация обязательств сопровождается ужесточением условий их обслуживания в виде повышения процентной ставки. Плюс надо обратить внимание на период отсрочки для компаний: 3-5 лет.

Государству Украина кредиторы готовы дать 10 лет, в 2 раза больше времени. Размеры предложенной ставки не разглашается, но тут можно верить близким к переговорам источникам информагентства Bloomberg, утверждающим, что она меньше ныне действующей.

Позднее комитет кредиторов распространил сообщение, в котором утверждается, что таким образом Украина уменьшит платежи по внешним долгам на $15,8 млрд, тогда как программа МВФ предусматривает ориентир $15,3 млрд.

Но даже такие вполне себе лояльные условия могут оказаться непосильными для украинского правительства в условиях катастрофического падения промышленного производства в стране и обесценивания гривны.

Поэтому далеко не факт, что Минфин Украины, поторговавшись для вида, все же примет предложение кредиторов. На это указывает, в частности, заявление первого замглавы МВФ Дэвида Липтона от 10 июня.

А сказал он следующее: политика МВФ позволяет ему кредитовать страну даже при наличии у нее просроченной задолженности перед частными кредиторами.

Иными словами, если власти Украины объявят дефолт по выпускам облигаций, держателями которых являются западные банки и инвестиционные фонды – нет проблем, МВФ по-прежнему готов выделять новые займы.

Похоже, что так оно в итоге и произойдет.

Остается добавить, что Минфин Украины настаивает на списании 40% долга по еврооблигациям, а прямые переговоры с кредиторами, анонсированные на 5 июня так и не состоялись.

Вместо них снова была телефонная конференция с посредниками. Впрочем, после визита премьера Арсения Яценюка в Вашингтон необходимость в непосредственном общении с держателями украинских ценных бумаг упала.

Это следует из заявления премьера, сделанного 10 июня после переговоров с главой МВФ Кристиной Лагард. По словам А.Яценюка, у кредиторов нет другого пути, кроме как согласиться на условия правительства Украины.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"    


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: