Четверг, 19 октября 2017, 16:081508418531 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Утром 28 августа в результате обстрела террористами и повреждения линии электропередачи в очередной раз оказалась обесточенной шахта им. Засядько в Донецке. Под землей в тот момент находилось 300 горняков. К счастью, ремонтным бригадам удалось осуществить временное подключение шахты от другой подстанции, чтобы горняки могли подняться на поверхность. Шахтеры всегда работали с риском для жизни, а сегодня этот риск стал, по сути, ежесекундным... О том, что происходит с угольными предприятиями Донбасса «ОстроВу» рассказал первый заместитель председателя Независимого профсоюза горняков Украины Анатолий Акимочкин.

- Анатолий Викторович, как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию на шахтах Донбасса?

- Все очень сложно. Угольные предприятия, которые находятся в зоне АТО, на сегодняшний день не работают. А многие уже и не возобновят работу. Их технически невозможно будет восстановить...

- Сейчас таких много?

- Сначала называлась цифра 10-12, но ведь ситуация все время ухудшается. Любое попадание снаряда, любое повреждение коммуникаций, копров, других объектов сразу приводят к остановке производства. Часть шахт вообще уже находится в затопленном состоянии. Потому что в результате боевых действий были выведены из строя системы энергообоспечения не только основные, но и резервные. Водоотливы перестали работать, шахты затопило. Теперь, чтобы их восстановить, потребуется очень длительный период времени...

- Какие шахты сейчас стоят?

- Шахты ДУЭКа (Донецкой угольной энергетической компании — ред.), «Макеевуголь», «Снежноеантрацит», «Торезантрацит», «Шахтерскантрацит», «Донбассантрацит», «Первомайскуголь», «Ровенькиантрацит», «Свердловскантрацит», все, что находятся в зоне АТО, все не работают или работают в режиме водоотлива — откачивают воду и выполняют проветривание. Например, шахта «Октябрьский рудник» в районе донецкого аэропорта, после того, как начались все события, была остановлена, а теперь специалисты прогнозируют, что она работать уже никогда не будет. Этой шахты, по сути, нет.

- Неужели нельзя будет восстановить? Ведь после Второй мировой войны шахты Донбасса восстанавливали...

- После Второй мирвой войны ситуация была другая - шахты восстанавливала вся страна. В Донбасс была привезена масса людей с других территорий, под землей работали даже женщины, потому что мужчин не хватало, был патриотический подъем, люди работали, прямо скажем, не за такие большие деньги, был введен госзаём на восстановление шахт, то есть, шахты поднимали, как говорится, всем миром. Но возникает вопрос, что мы имеем сегодня? А сегодня абсолютно никто не знает и никто не говорит, когда закончатся боевые действия. Знают, наверное, политики и военные, а никто другой не знает. И будем ли мы способны восстановить все это?..

- Что сейчас происходит с трудовыми ресурсами шахт и других угольных предприятий? Много ли шахтеров уволилось?

- Наметился очень серьезный отток с предприятий. Очень серьезный... Люди в возрасте до 40 лет массово рассчитываются и уезжают, кто куда — и за пределы Донбасса, и за пределы страны, просто в разные стороны. То есть, шахты уже сейчас теряют кадровый потенциал, но когда-то придет мир, и встанет вопрос, а кто будет это все восстанавливать. Кто придет на эти шахты, кто вернется? Может так статься, что некому будет этим заниматься, к сожалению... Вот и все. Возникнет и другой вопрос: а кто будет финансировать восстановление шахт, откуда брать деньги на это?

Когда сейчас много говорят о судьбе Донбасса, я могу привести пример Абхазии — до сих пор стоят разрушенные здания, из 800 тысяч человек, которые там жили, осталось 100 тысяч. Не ожидает ли судьба этих территорий наш Донбасс?

- Много ли шахтеров уехали из Донбасса в Россию?

- Это трудно сказать. Думаю, такую статистику сейчас никто не ведет. Многие ведь уезжают семьями, пересекают границу, а там уже каждый по-своему решает этот вопрос, категорию шахтеров никто не выделяет. Насколько я вижу из российских СМИ, сообщается только об общем числе беженцев. А кто они — шахтеры или люди других профессий, никто не уточняет. Но то, что с угольных предприятий идет очень серьезный отток людей, это факт. На отдельных предприятиях уволилось до 30% работников. Причем, работников ведущих специальностей и молодых - в возрасте до 40 лет, которые еще надеются, что где-то найдут работу.

- Ну хоть капля оптимизма у вас осталась? Что война закончится и все разрушенное мы восстановим...

- Честно скажу, я всегда был оптимистом. И когда все это начиналось, я настаивал на своей позиции, что мы должны продолжать работать, поддерживать предприятия. Но в свете последних событий (военное вторжение России — ред.) говорить что-то оптимистичное сложно. Потому что в Донбассе все остановилось: заводы, шахты, железные дороги, бизнес... Посмотрите, сейчас такие большие города, как Донецк и Макеевка напоминают Чернобыльскую зону: отсутствие людей на улице, отсутствие транспорта, вымершие города. Поэтому, к сожалению, большого оптимизма у меня нет. Больше того, с учетом того, что уже произошло, и что имеем сейчас, процесс восстановления будет очень длительным, растянется на годы, тем более, если в этом будет кто-то заинтересован.

- Но ведь если Россия захватит Донбасс, ей ведь тоже понадобятся огромные человеческие и финансовые ресурсы на его восстановление. Зачем она сейчас все это сейчас разрушает?

- Я скажу другое. Если говорить объективно, то шахты, подобные шахтам Донбасса, которые имеют специфическое горногеологическое залегание, в России давно уже закрыты. То есть, российский Донбасс, где шахты подобны нашим, которые добывают уголь подземным способом, особенно в Ростовской области, они уже закрыты, за исключением каких-то 2-3 приватизированных шахт. Если говорить в целом, то в соседнем государстве к таким шахтам давно потеряли интерес и они их просто закрыли. Поэтому, если предположить, что Россия вооруженным путем захватит эту территорию, я убежден, что ей эти шахты не нужны. Точка. Убедиться можно на примере российских городов Гуково, Шахты. Там шахты начали закрывать еще с 1995 года, и сейчас их остались единицы. А когда-то их было очень много, - это Донбасс был...

Вообще, программа сворачивания добычи угля в Донбассе существовала еще в СССР, с 1978 года, когда развитие угледобычи уводили на Восток. И сейчас уголь Россия добывает там — в Кузбассе, Сибири, на Дальнем Востоке. Себестоимость у этого угля очень низкая по сравнению с нашим, по-моему, около 40 долларов. Они добывают порядка 300 млн. тонн угля и этого хватает еще и на экспорт. То есть, угля у них избыток, добывается он более простым, открытым способом, в том же Кузбассе. Так зачем им наши подземные шахты? Давайте говорить объективно, наши шахты Россию не интересуют.

Меня другое волнует. Сейчас со стороны очень сложно оценивать, кто стреляет, где стреляет. Потому что, когда ты в этом процессе не участвуешь, оценку давать сложно, чтобы быть объективным. Но то, что уничтожаются предприятия, то, что все уже остановилось, инфраструктура разрушается, это катастрофа. На Донбасс я смотрю тяжело: сможет ли он вообще когда-нибудь теперь подняться... Многих предприятий уже просто нет, одни стены остались.

- И как теперь жить Украине с разрушенным Донбассом?

- Конечно, Украина имела из Донбасса серьезный экспорт, особенно, экспорт металла. От этого Украина имела серьезные золотовалютные поступления, порядка 40%. Безусловно, Донбасс был промышленным центром Украины наряду с Луганской, Запорожской и Днепропетровской областями. Сегодня две области практически стоят. Для меня это трагедия, в душе я это очень переживаю, трудно подобрать слова, чтобы это комментировать. Когда родился здесь, вырос, многие годы работал... По всякому было, были проблемы, но чтобы все обернулось войной... Раньше трудно было такое просто предположить, но даже сейчас в это не хочется верить...

Ярослав Колгушев, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: