Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Ответ на вопрос "Повторит ли Путин крымский сценарий в Донбассе" получен из Кремля по умолчанию. После проведенного 11 мая референдума в Донецкой и Луганской областях стало окончательно ясно - нет, не повторит. Но и ничего нового изобретать тоже не будет. Приднестровская молдавская республика (ПМР) – вот та модель, которую Москва готовит для юго-востока Украины.

Не включая территорию де-юре в состав Российской Федерации, как это было с Крымом, ее руководство негласно поддерживает квазигосударственное образование, в том числе и финансово.

Общие черты сразу бросаются в глаза. Но если приглядеться повнимательнее, можно увидеть и существенные отличия. Итак, начнем с того, что из себя представляет Приднестровье.

Это 2 города и 5 районов, главным образом на левом берегу Днестра. При этом часть объявленной территории ПМР на самом деле контролируется кишиневскими властями.

Население ПМР главным образом русскоговорящее: 30,3% русских и 28,8% украинцев согласно последней переписи, проведенной в 2004 г. Молдаван – 31,3%.

Именно поэтому после распада СССР в 1991 г. и прихода к власти в Кишиневе националистических политсил, ратовавших за единый государственный язык – молдавский, на котором должны были работать СМИ, госучреждения, школы и вузы, на левом берегу Днестра возникли сепаратистские настроения.

Как ответная реакция. Вам это ничего не напоминает? Дальнейший ход событий – полная аналогия с тем, что сейчас происходит на Донбассе. А именно: начало вооруженных столкновений между армейскими и полицейскими подразделениями из Молдовы и местными ополченцами.

Также в Приднестровье не обошлось без многочисленных человеческих жертв и кровопролития в 1991-1992 гг. Они прекратились после вмешательства российских войск, которое было на руку приднестровским сепаратистам, утвердившим свою власть в Тирасполе и провозгласившим его столицей ПМР.

Далее здесь уже в 2006 г. провели референдум, на котором 97,2% избирателей высказались за присоединение региона к Российской Федерации. Тем не менее, в отличие от Крыма, Кремль отказался от аннексии Приднестровья.

Как и по итогам референдумов 11 мая в Донецкой и Луганской обл., официально было заявлено лишь то, что волеизъявление населения ПМР в Москве приняли к сведению. И все. На этом сходство ситуации с Донбассом заканчивается и начинаются отличия.

Во-первых, в Приднестровье еще в советский период была размещена 14 армия. После распада СССР она автоматически стала российской. Т.е. российские войска не вводились на территорию ПМР. Но именно их присутствие в итоге остановило войну.

На Донбассе воинские части СССР перешли в состав вооруженных сил Украины. А вводить сейчас свои подразделения на территорию соседнего государства – означает перейти в стадию открытой войны со всеми вытекающими международными последствиями для Кремля.

Такой сценарий для В.Путиина является нежелательным и он сам это прекрасно понимает. Именно поэтому российские войска до сих пор находятся по ту сторону границы.

Впрочем, для региона это означает затягивание во времени вооруженного конфликта, который постепенно будет убивать экономику. Остановка горловского "Стирола" и северодонецкого "Азота" пока некритична, поскольку эти предприятия и так работают сезонно.

Основная загрузка их мощностей идет в период, когда аграрии закупают минеральные удобрения для весенней и осенней посевной кампании. Приостановка работы отделений отдельных банков тоже пока никак не сказывается в областном масштабе.

Но, как говорили в древнем Риме, inter arma silent leges. Что в переводе означает: "когда говорят пушки, музы молчат". И в нашем случае можно сказать: "когда говорят пушки, экономика лежит".

А все потому, что у киевских властей нет возможностей и явного перевеса, позволяющего реализовать силовой сценарий быстро и эффективно, с минимальным количеством жертв.

Об этом свидетельствует ход так называемой "антитеррористической операции", которая без особого успеха продолжается на Донбассе вот уже второй месяц. Что же касается местной элиты, то ее позиция не выглядит как единый фронт. Ни против Киева, ни за Москву.

Отсюда и реальность приднестровского сценария с созданием квазигосударственного образования, не имеющего международного признания де-юре и де-факто существующего исключительно благодаря поддержке В.Путина.

Кстати, ПМР является наиболее экономически развитым регионом Молдовы: занимая 10% всей площади бывшей Молдавской ССР, Приднестровье дает 90% ее ВВП. У нас тоже много разговоров о том, что "Донбасс кормит Украину".

Хотя официальная статистика показывает, что это не совсем так. Вклад Донецкой обл. в национальный ВВП по итогам 2012 г. составил 11,7% (в денежном выражении), у Луганской обл. он гораздо скромнее – 4,03%.

Итого получаем всего 15,73%, которые никак не позволяют чувствовать себя спонсором или локомотивом. И это не вырванная из контекста цифра, а показатель, отображающий реальное положение дел.

К примеру, 10 лет назад, в 2004 г., "членский взнос" донецкой экономики в общенациональную был ненамного больше: 13,22%, а луганской – 4,25%.

Опять же, образно говоря, 16,47% - это далеко не контрольный пакет акций (51%), позволяющий его обладателю диктовать условия остальным акционерам. И даже не блокирующий (25%), дающий право налагать вето на решения владельца контрольного пакета.

Проще говоря то, что может себе позволить Приднестровье по отношению к Молдове, опираясь к тому же на российские штыки - у Донбасса вряд ли получится.

Рассмотрим, что из себя представляет экономика ПМР. Ее основа – Молдавская ГРЭС и Молдавский металлургический завод (ММЗ). МГРЭС помимо Приднестровья закрывает половину потребности Молдовы в электроэнергии, а при наличии спроса еще и экспортирует ее в Румынию.

Мощность станции велика – 12 энергоблоков, дающих 2520 МВт. Но принадлежит она россиянам в лице госконцерна "Интер РАО ЕЭС". Точно также как и ММЗ контролируется российским холдингом "Металлоинвест" Алишера Усманова.

ММЗ является экспортно-ориентированным предприятием. В принципе отсутствие у ПМР официального статуса никак не сказывается на его работе – как и у МГРЭС.

Другое дело кризис на мировом рынке металлопродукции, обусловленный перепроизводством. В этих условиях приоритетной задачей "Металлоинвеста" является загрузка плавильных и прокатных мощностей в самой России на Оскольском электрометкомбинате и "Уральской стали".

А вот ММЗ в последние годы работает с перебоями, простаивая по несколько месяцев. Например, в 2012 завод произвел 317 тыс. т. стали и 357 тыс. т. проката, загрузка соответственно была всего 46% и 71% от проектной.

Предыдущий раз завод остановили в ноябре 2013 и возобновил он работу лишь 29 января в текущем году. Но уже 15 мая опять встал – из-за долгов правительству ПМР, составляющих $10 млн. И оно объявило о намерении взыскать долги в принудительном порядке.

Характерно, что вопросом о возобновлении работы ММЗ на этот раз озаботились в Кишиневе: вице-премьер по вопросам реинтеграции Молдовы Виктор Осипов сообщил, что его правительство рассматривает вопросы оптимизации экспортной деятельности ММЗ для восстановления производства.

Дело в том, что к кишиневским властям обратились сами работники ММЗ, уставшие по несколько месяцев сидеть без зарплаты. И которые уже не надеются на помощь местного руководства, то есть правительства ПМР в Тирасполе.

Очевидно, что данная ситуация должна стать предостережением для многих жителей Донбасса – не пришлось бы потом и им идти к "фашистам" в Киев с протянутой рукой.

Прежде всего это касается работников угольных госшахт. Большинство из них убыточны и существуют только благодаря дотациям из украинского госбюджета. А это 12-14 млрд грн. в год.

Вопрос: где эти деньги возьмет Луганская народная республика или Донецкая народная республика? Понятно, что у них таких ресурсов нет и не будет. Надеяться на помощь из Москвы в данном случае бессмысленно: если там не дают дотаций для своих госшахт, предпочитая их закрывать, то почему для донецких и луганских шахтеров надо делать исключение?

Единственное, на что ДНР и ЛНР реально могли бы рассчитывать – так это на поставки газа по российским внутренним ценам. Как это делается для ПМР. Правда, опять есть нюанс.

Даже на таких условиях Приднестровье не в состоянии оплачивать поставки, сумма его задолженности перед "Газпромом" астрономическая, как для такого маленького территориального анклава: свыше $3 млрд.

А ведь Донбасс не Приднестровье. Здесь и территория побольше, и население. И промышленность в десятки раз мощнее. Т.е. объемы потребления газа совершенно иные. Поэтому спонсировать ЛНР и ДНР "Газпром" объективно не в состоянии.

Кроме того, присоединение Крыма привело к очень существенной дополнительной нагрузке на федеральный бюджет России. Она связана с анонсированным строительством моста через Керченский пролив, решения вопросов независимого от Киева энерго- и водоснабжения.

Указанные проекты тянут на миллиарды в долларовом эквиваленте – так что В.Путин просто не потянет еще и содержание двух квазигосударственных образований на востоке Украины.

Вероятно, как раз с этим и связана его сдержанная реакция на итоги майского референдума в Донецке и Луганске. Также надо учитывать, что ПМР образовалась сразу после распада СССР и все экономические активы на ее территории стали собственностью местной власти.

Как уже отмечалось, наиболее крупные и ценные, ММЗ и МГРЭС, пришлось отдать россиянам. На Донбассе раздел союзной госсобственности также произошел еще в 1990-е и сейчас у руководства ДНР и ЛНР нет "конфетки" для прокремлевского бизнеса.

А как показывает практика, в диалоге с Москвой оперировать лишь политическими аргументами, не подкрепленными конкретным денежным интересом для В.Путина – заведомо проигрышный вариант. Любопытно, что еще в 2011 посол РФ в Кишиневе Валерий Кузьмин назвал экономическую ситуацию в ПМР преддверием экономической катастрофы.

И это при наличии по сути дармового российского газа, за который власти ПМР не платят, и отсутствии дотационного балласта в виде десятков убыточных госшахт.

В трудные времена Тирасполю на помощь приходила Москва – например, из федерального бюджета России в Приднестровье выплачивались пособия по безработице. Но опять же, население ПМР насчитывает 513 тыс. чел., Донецкой обл. – 4,338 млн чел., Луганской – 2,237 млн чел.

С учетом нарастания кризисных явлений в самой российской экономике сомнительно, что ДНР и ЛНР могут рассчитывать на аналогичную подпитку. Тем более что и ПМР спонсируют со скрипом.

Тот же В.Кузьмин жестко раскритиковал власти непризнанной республики за нежелание идти на компромисс с Кишиневом, который позволил бы снять международную изоляцию и уменьшить зависимость от российских дотаций.

Аналогичная критика неоднократно звучала и от депутатов Госдумы РФ. Поэтому думать, что в Москве только и мечтают поскорее снять рубашку и отдать братьям-славянам на Донбассе – как минимум наивно.

С гораздо большим удовольствием деньги из федерального бюджета там потратят на себя, любимых. А без "подкачки" из Москвы, как показывает опыт ПМР, удержать финансовую систему на плаву в Донецке и Луганске не получится.

Тем более, что хотя большие объемы промышленной продукции Донбасса экспортируются, все же немалая часть ее идет потребителям в Украине. Например, та же "Азовсталь" продает свои рельсы для "Укрзализницы".

В случае отделения от Украины есть большой риск утраты этих рынков сбыта. Падение объемов производства приведет к снижению налоговых поступлений, росту безработицы, сокращению зарплат и социальных выплат.

Чем и как компенсировать эти потери? Никто не знает. Одним словом, пойти по приднестровскому пути можно. В конце-концов, худо-бедно квазиреспублика там существует вот уже 23 года.

Но нужно ли такое существование дончанам? Что они выиграют от смены одного "покращення" на другое?

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"        


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: