Пятница, 17 августа 2018, 20:471534528051 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Решение российской горно-металлургической группы "Мечел" продать Донецкий электрометаллургический завод (ДЭМЗ) дает владельцу группы "Донецксталь" Виктору Нусенкису возможность сэкономить на строительстве нового электросталеплавильного цеха.

Как известно, до 1999 г. это было одно предприятие – Донецкий металлургический завод (ДМЗ). Но потом его разделили по предложению тогдашнего министерства промышленной политики. Чиновники решили, что продать ДМЗ по частям будет гораздо проще, чем единым комплексом.

После этого к ДЭМЗ отошли электросталеплавильный, обжимной и копровый цеха. Соответственно у "Донецкстали" остались мартеновский, доменный и прокатный цеха. Все эти годы "Донецксталь" достаточно успешно работала под контролем бывшего гендиректора шахты им.Жданова, а ныне российского миллиардера Виктора Нусенкиса.

У ДЭМЗ была гораздо более сложная судьба. Сначала его приобрел британский предприниматель пакистанского происхождения Мухаммед Захур. Он создал на базе предприятия ЗАО "Мини-металлургический завод "Истил-Украина" и вкладывал средства в его развитие.

Как раз благодаря М.Захуру ДЭМЗ стал тем, чем он сегодня есть – одним из самых современных металлургических предприятий Украины. Так, при нем в 1999-2000 гг. были ведены в эксплуатацию агрегат "печь-ковш", машина непрерывного литья заготовки, электродуговая печь Danarc с газоочисткой и вакууматор производства итальянской фирмы Danieli.

Именно здесь, на ДЭМЗ, в 2002 г. впервые на Донбассе было запущено производство "нержавейки", включая выплавку, внепечную обработку, разливку и прокатку. Далее все было уже не так радужно. Проблемы на предприятии начались в кризисном 2008 г., когда М.Захур продал ДЭМЗ российскому холдингу "Электросталь России", принадлежащего Вадиму Варшавскому, на тот момент депутату Госдумы.

Однако очень скоро выяснилось, что ему самому уже было не до покупок. Как и большинство металлургических компаний РФ и Украины, "Эстар" активно привлекал кредиты, в т.ч. и на покупку новых заводов и в условиях кризиса оказался неспособен платить по своим обязательствам.

В итоге ДЭМЗ в 2009 г. пришлось отдать за долги кредитору В.Варшавского, российскому "Альфа-банку". Завод перешел под мандат А1 Investments, управляющей компании "Альфа-груп". При этом производство проката обвалилось на 51,1% к 2008 г., до 501 тыс. т., стали — на 49,1%, до 528 тыс. т.

Объяснение тут следует искать в отсутствии у "Альфы" опыта в управлении металлургическими активами. Для работы электрометаллургического завода ключевым вопросом является обеспечение бесперебойных поставок металлолома как основного сырья. А с ломом есть серьезный дефицит как в Украине, так и в самой России.

С этой проблемой приходится сталкиваться даже крупным игрокам. Например, неоднократно в 2010-2012 гг. приостанавливалось и снижалось месячное производство на Днепровском меткомбинате им.Дзержинского и кураховской "Электростали". Но тут большую роль играют традиционные многолетние связи с поставщиками. Так что нет ничего удивительного, что у "Альфа-груп" на ДЭМЗ дела не пошли.

Впрочем, уже в 2010 г. все начало налаживаться: завод нарастил производство по стали на 52%, до 802 тыс. т., по прокату на 57,6%, до 757 тыс. т. Это произошло после того, как опять же российская группа "Мечел" выкупила ДЭМЗ у "Альфа-банка".

Далее в 2011 г. рост стального производства на 29,4%, до 1,039 млн т., прокатного на 34%, до 1,012 млн т. Т.е. завод фактически вышел на докризисный уровень. И есть все основания полагать, что "Мечел" до последнего не собирался продавать свой донецкий актив.

Так, россияне заказали харьковскому НТЦ "Энергосталь" технико-экономическое обоснование проекта, предусматривающего до 2015 г. значительное наращивание выплавки стали на ДЭМЗ - в 1,5 раза, до 1,5 млн т.

Уже при них на заводе появились система быстрой смены стаканов-дозаторов CNC и мобильные машины Fuchs для перегрузки металлолома, освоен выпуск проката диаметром 230-350 мм и длиной до 9 м., используемого для выпуска труб нефтегазового сортамента.

Одним словом, непохоже, что "Мечел" "зацепил" ДЭМЗ по случаю, чтобы потом перепродать подороже, как только появится подходящая возможность. Просто определенные проблемы возникли внутри самой группы Игоря Зюзина.

Во-первых, он нацелился на покупку остальных активов "Эстара", расположенных в России. Это Гурьевский, Фроловский и Ростовский электрометаллургические заводы. Как уже отмечалось, проблема с ломоснабжением существует и в самой России, причем у "Мечела" – достаточно остро. Так, ее обеспеченность металлоломом в 2010 г. составляла всего 20% от потребности, по оценкам российских аналитиков.

И нет сомнений, что для И.Зюзина приоритетом №1 являются поставки на российские заводы, но никак не в Донецк. Этим и объясняется падение стального производства на ДЭМЗ в январе-августе нынешнего года на 41,3%, до 400 тыс. т., прокатного на 48,5%, до 347 тыс. т.

Кроме того, консолидированная долговая нагрузка "Мечела" в условиях второй волны кризиса (и как следствие, падения цен на металлопродукцию) оказалась непосильной для его акционеров. И вот уже холдинг в конце сентября нынешнего года был вынужден объявить о масштабной распродаже своих предприятий.

Помимо ДЭМЗ это Тихвинский ферросплавный завод, Южноуральский никелевый комбинат (оба - РФ), ТЭЦ в болгарском г.Русе, ГОК "Восход" (Казахстан, добыча и обогащение хромовой руды) и ряд сбытовых компаний. Продается и 25% в "Mechel Mining AG", объединяющей активы в добывающей промышленности.

Некоторые аналитики не исключают, что покупателем ДЭМЗ может стать группа "Метинвест" Рината Ахметова и Вадима Новинского. Из всех участников украинского рынка ее предприятия лучше всего чувствуют себя с поставками лома благодаря развитой заготовительной сети.

Впрочем, хватит ли ее возможностей для закрытия потребностей еще и ДЭМЗ, никто пока всерьез не считал. Между тем факт остается фактом: когда в 2010-2011 гг. структуры "Метинвеста" начинали активнее, чем обычно, закупать лом для Мариупольского меткомбината им.Ильича, "нехватку воздуха" сразу начинали ощущать другие расположенные в регионе предприятия: и ДЭМЗ, и Алчевский меткомбинат, и кураховская "Электросталь".

К тому же, до сих пор Р.Ахметов не присутствовал в секторе электрометаллургии. Принадлежащие ему "Запорожсталь", "Азовсталь", ММКИ и Енакиевский метзавод относятся к предприятиям с традиционным технологическим циклом.

Так что его можно конечно рассматривать как потенциального покупателя ДЭМЗ (все-таки "Метинвест" является лидером украинского горно-металлургического комплекса), но далеко не самого вероятного. Гораздо больше интереса у В.Нусенкиса.

Напомним, он в апреле текущего года был вынужден закрыть мартеновский цех на "Донецкстали" в рамках выполнения экологической программы, утвержденной Доноблсоветом и Донгорсоветом. После этого выплавка стали на предприятии прекратилась. Остановилось и прокатное производство.

Сейчас на "Донецкстали" работает только доменный цех, плавящий чугун. Но естественно, что выпуск стального проката как продукции с более высокой добавленной стоимостью гораздо выгоднее для В.Нусенкиса как акционера. Поэтому вместо закрытого мартеновского цеха он намерен построить на промплощадке "Донецкстали" новый электросталеплавильный цех (ЭСПЦ).

Его строительство, собственно, уже началось, но сроки завершения под вопросом. Стоимость проекта ранее оценивалась в $450 млн. и при общей долговой нагрузке группы компаний "Донецксталь" $820 млн. (по состоянию на август 2011 г.) его реализация за счет новых кредитов не представляется возможной. Ведь и по существующим обязательствам В.Нусенкису пришлось договариваться об отсрочке платежей.

А поиск инвесторов для долевого участия в проекте, который продолжался с 2010 г., также не увенчался успехом. Поэтому "Донецксталь" была вынуждена рассчитывать на только на собственные возможности. Это означает, что строительство ЭСПЦ затягивается на длительный срок. И, соответственно, влечет потери в виде упущенной прибыли.

Впрочем, сейчас это строительство находится на начальной стадии и от него еще можно отказаться, если В.Нусенкис сумеет снова объединить "Донецксталь" и ДЭМЗ. Группа И.Зюзина приобрела его за $537 млн., но эксперты сходятся во мнении, что за прошедшее время цена предприятия существенно снизилась.

Оценки украинских аналитиков колеблются в пределах $200-400 млн. с учетом падения мировых цен на металлопродукцию, отрицательных финансовых результатов ДЭМЗ (за 2011 г. чистый убыток составил 166,1 млн грн., за январь-июнь т.г. – уже 146 млн грн.) а также того, что деньги И.Зюзину нужны срочно.

Кроме того, не следует забывать, что $537 млн. за ДЭМЗ "Мечел" договорился выплатить "Альфа-груп" в течение 7 лет. Поэтому если новый покупатель готов выложить сразу $250-300 млн., И.Зюзин скорее всего будет вынужден согласиться с таким предложением.

В связи с этим стоит напомнить, что совсем недавно, в конце сентября, стало известно о продаже 52%, входящего в группу крупных, "Кредитпромбанка", конечным владельцем которого считается В.Нусенкис.

Сейчас сделка еще не закрыта, но близка к завершению. Вырученные средства могут быть использованы как раз для приобретения ДЭМЗ. По сравнению со строительством ЭСПЦ это выгоднее на $150-200 млн.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: