Суббота, 20 октября 2018, 08:141540012495 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Сергей Матвиенков: "Металлурги на грани кризиса"

Сергей Матвиенков - бывший заместитель генерального директора мариупольского металлургического комбината им. Ильича, народный депутат Украины 3 и 4 созывов, глава подкомитета Комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства поделился с "Островом" своим видением перспектив украинской металлургии.

- Сергей Анатольевич, как отразится резкое подорожание сырья, в частности коксующихся углей, на деятельности металлургических предприятий?

- Любое подорожание тянет за собой ряд негативных последствий. Когда на внешнем рынке металлов стало происходить падение цен, металлурги, зная, к чему это может привести, стали бить тревогу, говорить о том, что ценовой беспредел на сырьевом рынке следует остановить. Джин был выпущен из бутылки. Резкий скачек цен может привести к гиперинфляции и кризису в стране. Это то, что мы уже проходили в 93-ем и 98-м годах. Сейчас металлурги поджаты снизу колоссальным ростом цен на сырье и энергетику. Кокс подорожал почти два раза, значительно выросли в стоимости руда и концентраты. И все это на фоне падения цен на металл на внешних рынках. Сегодня в украинских портах лежит около миллиона тонн невостребованной заготовки, в то время как коксохимики продают свою продукцию по $230-250 за тонну, собираясь и далее повышать цены.

Исправить ситуацию может плавный механизм отката цен. Сейчас завод им. Ильича, другие металлургические предприятия предлагают застолбить цены на уровне 1 января 2004 года, установить регуляторные нормы, которые бы позволили делиться, ограничить сверхприбыли коксохимзаводов. К сожалению, пока регуляторные моменты не действуют, все декларации и документы, которые подписывались, в том числе и постановление Кабмина, определившее механизм регулирования цен, игнорируются. Если сырьевики будут долго сопротивляться – это может привести к печальным последствиям. Необходимо садиться за стол переговоров и раскрывать карты. Сейчас рентабельность многих металлургических предприятий почти нулевая, в ближайшем будущем они могут начать работать в убыток.

- Может ли негативная ситуация на рынке сырья и металла привести к сокращению объемов производства?

- Конечно, уже сейчас многие предприятия пошли на снижение объемов выпуска металлопродукции. Мудро поступил Владимир Семенович Бойко, остановив домну на капитальный ремонт. Капремонт домны, насколько мне известно, планируется и на "Азовстали".

- Каковы, по-вашему, первопричины наметившегося кризиса?

- Основная причина заложена в структуре перераспределения коксовых предприятий. Дело в том, что кокс сам по себе не является товаром. Кокс является сырьем для металлургической отрасли. Во всем мире коксохим – неотделимая часть металлургической промышленности. У нас в период приватизации коксохимическая отрасль начала развиваться сама по себе, металлургия - сама по себе. Десятилетиями строившаяся система кооперации между предприятиями была разрушена. Сегодня можно выделить три группы, которым принадлежат все украинские коксохимзводы. Это Днепропетровская группа, так называемая группа Шульмана, донецкая группа и третья группа – пока еще государственное предприятие "Криворожсталь". Мощностей коксохимических предприятий хватает для покрытия потребности украинских металлургов. Однако, значительная часть сырья уходит за рубеж. Так, группа Шульмана отправляет на экспорт 50% производимого кокса, треть продукции увозит за границу донецкая группа. В то же время комбинат им. Ильича вместе с ИСД и Запорожсталью, которая владеет только 50% Запорожского коксохимзавода вынуждены искать кокс по всему бывшему Союзу, преимущественно в России. Но в России также все четко поделено, там каждое металлургическое предприятие имеет свой коксохим. Поэтому все что реализуется – идет к нам либо по остаточному принципу, либо с учетом защиты своего товаропроизводителя. Только за последние месяцы россияне на 30% подняли железнодорожные тарифы на перевозки в Украину. Они понимают, что мы конкуренты.

- Что, по-вашему, может сделать правительство для исправления ситуации?

- Прежде всего, проводить нормальную регуляторную политику. В настоящий момент ее нет. Коксовики получают сверхприбыль, а металлургия, машиностроение и другие отрасли находятся на грани кризиса. С учетом всех производственных затрат – тонна кокса обходится максимум в $100. При отправке за рубеж она декларируется по цене $120-130, но мы ведь знаем, что на мировых рынках кокс стоит сейчас $250-300. То есть получается - деньги просто вымываются из государства. Эти процессы должны регулироваться правительством.

- Каким образом?

- Во-первых, должны быть повышены тарифы на перевозку кокса за рубеж. Во-вторых, необходимо регистрировать все контракты. Следует ввести пошлину или квоту на экспорт, что, кстати, очень правильно сделал Китай - $100 за тонну и вывози сколько хочешь. Государство не получает от экспорта кокса практически ничего. Более того, государство еще и потратило на дотацию угольной отрасли около 4 млрд. грн. Это не сравнимо с тем, что может получить наша страна от развития металлургии. При нормальной работе отрасли - это 45% валютных поступлений страны. Здесь тоже есть вопросы вымывания средств, с ними также надо разбираться. Однако в металлургической отрасли все-таки нет той беспредельной выкачки денег из госбюджета, которая существует в угольной отрасли.

- Как вы оцениваете приватизацию Криворожстали?

- Я могу высказать только свое мнение. На мой взгляд, приватизация такого стабильно работающего, и приносящего немалый доход государству, предприятия - не первоочередная наша задача. Для начала надо разобраться - какие цели мы ставим перед собой, проводя процесс приватизации. Хотим ли мы получить сиюминутную прибыль, зарезав курицу, несущую золотые яйца? Или мы хотим получать постоянный доход. Как правило, приватизации подлежат предприятия, которые не имеют эффективного собственника, ощущают недостаток инвестиций, непрофессионализм руководства. То есть предприятия, которые нужно просто вытаскивать за уши из бездны экономического коллапса. А если это предприятие стабильно работающее, приносящее государству прибыль примерно 1 млрд. грн. в год, то, по меньшей мере, непредусмотрительно продавать столь доходный бизнес.

Однако, если уж и говорить о приватизации подобных объектов, то, учитывая специфику, они должны приватизироваться по отдельному закону. Это был бы наиболее продуктивный шаг со стороны государства. Как ни критикуй закон об особенностях приватизации комбината им. Ильича, но в свое время, перед тем как приватизировать завод, его изучили от "А" до "Я" - его деятельность, экономическое состояние, потенциал, все финансовые потоки. Любой покупатель такого предприятия как Криворожсталь также должен быть изучен. Это уникальное предприятие, с замкнутым циклом производства. Там есть все - шахта, рудник, сырьевая база, собственный коксохим, аглофабрика. Предприятие уникально, также, по своему техническому оснащению. На нем имеется 9-я домна, которая на сегодняшний день наиболее эффективна, исходя из себестоимости производства металла.

И еще. Почему Фонд госимущества самостоятельно распоряжается активами гигантского завода? Выписывает условия приватизации? Когда ссылаются на одинаковые правила игры для всех – у меня это вызывает только улыбку. Условия конкурса выписывает чиновник в Фонде госимущества. Но ведь он может составить их как угодно, например, написать, что завод может купить инвестор, обладающий предприятием у которого две трубы – одна из которых 75 метров, а другая 38 метров. То есть, читай между строк, предприятие может купить только определенный претендент. О каком конкурсе мы тогда говорим? Если уж говорить о прозрачности приватизации, то тогда должен быть конкурс с одинаковыми условиями для всех. Государство должно ставить цель – получение максимальной выгоды. Но этого процесса в приватизации Криворожстали не ощущается.

А по-хорошему можно было бы сделать так – отдать предприятие коллективу в аренду. Там достаточно сильный коллектив, менеджмент. Ведь в принципе работоспособность и непотопляемость завода, прохождение его через кризисы 93-94, 98 годов – это заслуга менеджмента, тех людей, которые стояли у руля производства. Криворожсталь можно смело отдать в аренду коллективу, оставив за государством право собственности. Необходимости в приватизации этого завода я сегодня не вижу.

- Вернемся на комбинат им. Ильича. В прессе недавно прошла информация о том, что одна киевская фирма скупает акции у сотрудников предприятия. При этом, на работающих акционеров завода, не желающих продавать акции этой фирме, оказывается административное давление со стороны начальников отделов и цехов.

- Это все звенья одной цепи, желание набрать десятипроцентный пакет акций, который мог бы позволить влезть в управление предприятием. Теоретически это сделать возможно, скупить часть акций, которая была получена во время ваучерной приватизации. Да, действительно, вокруг предприятия сегодня выстроились скупочные ларьки. Однако, на практике работа по покупке акций комбината для них бессмысленна. Предприятие с целью собственной защиты сразу же отреагировало на агрессию. ЗАО скупило на сегодняшний день практически весь пакет акций, имевшийся в свободном обращении, и потому, подобные действия уже не имеют для скупщиков перспектив.

Скажу больше, до сегодняшнего дня были неоднократные попытки провести через парламент новый закон об акционерных обществах. Декларируемая цель таких действий - дать возможность малому инвестору участвовать в процессе управления крупным предприятием, разделе прибыли и т.п. Доля смысла в принятии такого закона имеется. Однако, наша страна для него явно не созрела. Мы не сможем этим законом защитить малого собственника, потому, что его уже распотрошили, на сегодняшний день его практически извели. Принятие такого закона – это не более чем механизм передела рынка, способ получения в собственность крупных предприятий. В качестве примера, можно привести закон о банкротстве. Фактически он работает сегодня лишь как механизм приватизации. Я могу привести десятки примеров, когда предприятие умышленно банкротилось при помощи этого закона. То же самое было бы и с законом об акционерных товариществах. Путем получения 10% акций, крупный монополист мог бы зайти в любую фирму и взять ее изнутри путем введения своих людей в руководство, доведением ее до банкротства. Оставшийся пакет акций он голыми руками забрал бы себе по бросовой цене. Вот на что был направлен закон об акционерных обществах. Этот закон будет хорош для нас лет через 10-15, когда появится нормальный рынок ценных бумаг, но только не сейчас. Вокруг принятия этого закона в парламенте все время ведется борьба, Однако, больше 50 голосов законопроект не набирал ни разу, а в последний раз так и вообще получил всего 7 голосов. Народ стал мудрее. Ваучерная приватизация, с помощью которой обманули всю страну, сегодня не пройдет.

- Однако, впереди приватизация земли. Не будет ли этот процесс схож с тем, что творилось при приватизации предприятий?

- Мы сегодня с Владимиром Семеновичем выступили в парламенте с предложением остановить закон о приватизации земли с 2005 года, и ввести мораторий до 2010 года. Благодаря этой инициативе во втором чтении был принят закон о продлении моратория на приватизацию до 2007 года. Зачем вводить мораторий? Давайте даже не брать в расчет политику. Процесс распаевания земель закончен на 60%. Суды забиты проблемными делами – не включили в списки, не правильно распаеван участок и т.д. Если мы сегодня включим механизм приватизации, то я не знаю, как суды будут выходить из этой ситуации. Кроме того, нет закона о рынке земли, мы еще и проекта в глаза не видели. Закон об ипотеке прижился слабо. В общей сложности необходимо принять около 20 нормативных актов, чтобы заработал рынок земли. А их нет и в помине. И третий момент – как быть с промышленными предприятиями, которых сегодня заставляют выкупать собственную землю? Если проводить приватизацию по той методике, которую разработало министерство земельных ресурсов, то под комбинатом им. Ильича земля оценивается в 1,2 млрд. грн. Как быть с химическими предприятиями, шахтами, укррудпромом. Получается – процесс приватизации собственно производства был первым шагом, а процесс приватизации земли - вторым? Как это расценивать? Да и вообще, почему предприятие, простоявшее на земле сто лет должно платить за эту землю. Почему селянин получил ее бесплатно, а предприятие должно платить колоссальные деньги? Где тут логика? Моя позиция однозначна – остановиться, оглянуться назад и одуматься - что же мы уже натворили? Только после этого надо идти дальше. С землей шутить нельзя. Проблема всегда стояла остро и к приватизации земли надо подходить очень осторожно и не спеша.

Беседовал Вадим Новоселов, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: