Вторник, 16 октября 2018, 02:211539645696 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

11 миллионов за 11 метров

Самое непонятное - почему молчит Минтоп? Киевских чиновников не интересует безопасность донецких шахтеров? Или они не заинтересованы в развитии передовых шахт Донбасса, которые дают Украине основную часть отечественного угля? В нашей стране даже риторические вопросы имеют два варианта ответа. С одной стороны Кабмину, да еще возглавляемому дончанином, не могут быть безразличны шахтеры и шахты. С другой, - чиновнику для действий нужен стимул, а государственные интересы, в наше время, таковым уже не являются. Особенно если на противоположной чаше весов находятся интересы очень высокопоставленной особы.

Впрочем, не будем гадать над мотивацией действий, точнее - бездействия, Министерства. Главное не это. Главное, что в любой момент, Минтоп и страна могут потерять головной институт по разработке месторождений на глубоких горизонтах, базовую организацию по реструктуризации угольной промышленности. И ноль реакции...

Миллион двести тысяч документов, связанных с проектированием и реконструкцией шахт Донбасса, действующих и закрытых, хранится в институте «Донгипрошахт» в Донецке. В связи с этим, ликвидация любой крупной аварии в местных шахтах, требует участия сотрудников этого института. По сути, «Донгипрошахт» является составителем и хранителем подземной карты Донбасса. Кроме того, он проектирует новые подземные маршруты для шахтеров. Постановлением Кабинета министров Украины институт внесен в перечень предприятий, которые имеют стратегическое значение для экономики и безопасности государства.

Тем не менее, института может не стать. Слишком аппетитным выглядит его здание в самом центре Донецка. Конечно, официальная причина нависшей над институтом угрозы не связывается с тем, что банк «Донеччина», акционером которого является наиболее близкий к Януковичу советник премьера Э. Прутник, через подставную фирму, хочет забрать себе приглянувшееся здание. Но только этим сотрудники института объясняют те странности в действиях хозяйственного суда, которые, в свете стратегического значения их учреждения, создают опасность для экономики и безопасности государства. А наталкивает их на эту мысль то, что менеджеры банка уже не раз обращались к руководству института с просьбой передать «Донеччине» очередные институтские площади (банк занимает часть здания института), но безрезультатно. Еще один аргумент в пользу этой версии – рассказ одного из сотрудников «Донгипрошахта», живущего в доме, который имеет общий с институтом, и соответственно банком, двор. Банк собирается делать в этом дворе автостоянку. А поскольку территория принадлежит ЖЭКу, то для строительства необходимо согласование с жильцами. «Приходят. Открывает жена. - Напишите, что вы согласны на реконструкцию. - А с институтом согласовывали? - А зачем согласовывать? - в марте его уже не будет» - процитировал разговор сотрудник института.

Тем не менее, версия о причастности «Донеччины» к неприятностям института – это, строго говоря, предположение. Мы не знаем насколько оно объективно.

Объективно - то, что некая фирма «Дар», заключившая с институтом в апреле 1999 года договор аренды 11 квадратных метров его вестибюля, теперь, через суд, требует от государственного учреждения 11 миллионов гривен возмещения ущерба за разрыв «Донгипрошахтом» этого договора. Вернее за якобы утраченные прибыли, несостоявшиеся по причине разрыва договора аренды в 2000 году. 11 миллионов за 11 метров.

Даже не юридический анализ этого дела заставляет усомниться и в самой возможности получения таких прибылей путем торговли на такой территории, и в объективности Донецких городского и Апелляционного хозяйственных судов, которые вынесли вердикт в пользу «Дара», лишь снизив сумму компенсации с 11 до 3 миллионов гривен. Ровно столько, по странному стечению обстоятельств, стоит по балансовой оценке (рыночная стоимость несравнимо выше) здание института.

Но не будем вникать в суть судебных тяжб «Дара» с институтом. Позиция обоих вполне естественна: один хочет получить деньги, а другой не хочет их отдавать. Странной кажется позиция судов, которые фактически банкротят стратегическое госпредприятие, элементарно игнорируя аргументы защиты. Например, суды почему-то не замечают тот факт, что в феврале 2001 года, то есть, через полгода после расторжения договора аренды «Дар» уже обращался в суд с иском к институту. Но тогда свои убытки фирма оценила в 193 тысячи гривен. Ни о каких одиннадцати, или трех миллионах речи не было! Да и тот иск остался неудовлетворенным, поскольку после письменного ответа института на исковое заявление фирма больше не выставляла претензий «Донгипромашу». Не имея разрешения на торговлю, согласований с райисполкомом, санстанцией, пожарными, не оплачивая электроэнергию, и не охраняя, вопреки договору аренды, свою территорию, тогда «Дар», видимо, не решился на судебную тяжбу. Зачем это дело реанимировали и раздули до 11 миллионов сейчас? – догадаться не сложно.

В конце декабря дело «Дара» и «Донгипрошахта» рассматривал Высший хозяйственный суд Украины. Киевские судьи не согласились с решениями своих донецких коллег и отправили дело на дополнительное рассмотрение. 8 января должно было состояться повторное рассмотрение, но в этот день администрация института узнала, что по жалобе истца дело направлено уже в Верховный суд Украины. Там оно находится и до сих пор.

Нужно отметить, что одним из самых активных защитников института выступил городской голова Донецка Александр Лукьянченко. «Я остаюсь инициатором защиты этого объекта. По моей команде прокуратура Донецка выступала с иском от имени государства, по поводу того, что суды не объективно рассматривали это дело и не с государственной точки зрения» - сказал он, отвечая на вопрос корреспондента «Острова».

«Еще раз задумываешься в каком государстве мы живем» - заметил мэр, анализируя «объективность» судов. По мнению А. Лукьянченко, «государство должно сказать свое громкое «Я», и Минтопэнерго тоже. Сегодня для Минтопэнерго и для нашего края ликвидация института будет непоправимым уроном».

Вступились за институт и глава области Анатолий Близнюк, народные депутаты. Появился сюжет на местном телевидении. Но «реально пока ничего не изменилось» – сообщили автору в институте. По мнению Сергея Борисовича Доценко – заместителя директора института, прокуратура, которая формально защищает «Донгипрошахт», относится к делу достаточно пассивно. Так, основная претензия «Дара» базируется на 3-х миллионном векселе, который, якобы, в октябре 2000 года, фирма передала в качестве штрафных санкций за невыполнение контракта одной московской фирме. Но, напомним, в 2001 году «Дар» уже выставлял институту претензии, и тогда этот вексель нигде не фигурировал. Значит – предполагает Сергей Доценко – вексель появился позже, то есть сфальсифицирован. Дела могло бы уже не быть, если бы прокуратура просто проверила сроки выдачи векселя. Но она, почему-то не делает этого. «Поначалу все рьяно берутся нам помогать – говорит Сергей Доценко, - а потом пыл почему-то пропадает».

На сегодняшний день «Донгипрошахт» один из наиболее успешных проектных институтов в Донецке. Он выполняет заказы крупнейших шахт региона, в нем одна из самых высоких зарплат среди подобных учреждений. До недавнего времени сотрудники института были уверены в своем будущем: на прошлом праздновании Дня шахтера Виктор Янукович заявил о планах построения в Донбассе новой шахты. Проектировать ее будут они. Если будет где.

С. Гармаш, ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: