Пятница, 17 августа 2018, 12:171534497456 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Олигархи братаются, или...?

Наверное, главной экономической интригой уходящего года является вопрос: зачем Ахметов помогает Ярославскому. Более того, не просто помогает, а продвигает хозяина «Укрсиббанка» именно в те сферы бизнеса, на которые сам посматривает с вожделением и постепенно прибирает к рукам. Пропагандируемую еще губернатором Виктором Януковичем цепочку «уголь-кокс-метал» дончане почему-то позволяют скопировать харьковскому олигарху, создавая себе конкурента. Зачем?

Вопрос этот стал актуальным в связи с последней приватизационной возней вокруг Северного ГОКа – крупнейшего производителя металлургического окатыша, потребляемого в основном предприятиями, принадлежащими «донецкой» ФПГ... После этого все вспомнили и слухи об "обхаживаниях" Укрсиббанком расположенного под Донецком Ясиноватского коксохимического завода. Действительно ли передан донецкий завод в управление "Укрсиббанку" остается неизвестным, но ряд отечественных СМИ в своих аналитических материалах утверждали, что именно этот коксохим позволил Александру Ярославскому создать замкнутую цепочку по производству металла....

В прошлом году «УкрСиббанк», вернее его «дочка» - Украинская металлургическая компания», выиграла приватизационный конкурс, на котором продавался 35% пакет акций СевГОКа. Интересно, что первоначально, ставки в борьбе за этот комбинат делались на «дончан», которые являются традиционными потребителями окатышей этого ГОКа. В частности, его продукция необходима Макеевскому и Алчевскому металлургическим комбинатам, а также "Азовстали". Учитывая такую “сырьевую“ заинтересованность, все предполагали, что представители донецкой финансово-политической группы также захотят поучаствовать в приватизации комбината. Но, несмотря на свою активность в приобретении активов металлургической промышленности, в этот раз Донецк почему-то промолчал. Это позволило харьковчанам окончательно закрепить за собой контроль над комбинатом, госпакетом акций которого «Укрсиббанк» управлял с 1999 года.

Победа эта была столь специфической (на тот момент), что в Днепропетровске, который также имел виды на СевГОК, сразу заговорили о некой схеме, созданной ФГИ для того, чтоб продавать предприятия именно тем, кому нужно, а не тем, кто предложит более выгодные условия. Именно тогда Фонд госимущества впервые включил в пакет условий продажи так называемые «дополнительные условия», изменившие установившуюся тенденцию приватизации отечественных ГОКов. Этим дополнительным условием была необходимость достичь соглашения с кредиторами комбината. Значительная часть которых, так или иначе, была связана с Харьковом. Такое условие фактически остановило подгребавшую под себя приватизировавшуюся госсобственность днепропетровскую группу «Приват».

Несмотря на длительные судебные процессы «Приват-Интертрейдинг» так и не сумел оспорить результаты конкурса. СевГОК оказался первым горно-обогатительным комбинатом Украины, не доставшимся «Привату». После этой подножки группа так и не смогла возобновить свое когда-то победное шествие по горнообогатительной промышленности страны. Несмотря на все усилия.

Кстати, все проигранные «Приватом» в течение последнего года конкурсы реализовывались по этой же схеме. В них всегда выставлялось дополнительное условие о достижении соглашения с кредиторами, которое, как правило, подходило только одному конкретному участнику конкурса, и этим участником всегда был не «Приват».

Почему возникло предположение, что допусловия пишутся ФГИ под конкретного участника конкурса? Повод к этим разговором дал тот же случай с СевГОКом. Дело в том, что «Укрсиб» формально контролировал всего десять процентов общей задолженности комбината. Но ещё 50% висело на мелких харьковских фирмочках, проследить связь которых с «Укрсибом» соответствующие органы не удосужились, хотя сигналы о столь сомнительной географии задолженности поступали. А если при этом еще и учесть, что задолженность СевГОКа образовалась как раз в тот момент, когда им управлял «Укрсиб», то механизм такой приватизации становится абсолютно прозрачным, хоть и дурно пахнущим.

Выглядит он так. Вначале менеджмент предприятия сознательно создаёт крупную задолженность, большая часть которой контролируется той структурой, которая собирается впоследствии данное предприятие приобрести, а затем оно «приватизируется». Единственное изменение, внесённое в последний год и доведшее гарантированность попадания имущества в нужные руки до 100% - пресловутые дополнительные условия. При этом все недоброжелатели «дончан» вспоминают о том, что как раз последний год в ФГИ, в силу биографии его председателя, называют «донецким».

Близкие к днепропетровской группе интернет-СМИ утверждают, что именно поддержка донецкого «разводящего» обеспечила «Укрсибу» победу над «Приватом», который, благодаря допусловиям ФГИ, даже не был допущен к конкурсу. «Донецкие» же, по их версии, блокировали и попытки «Привата» оспорить правомерность проведения такого конкурса в судебном порядке. Справедливости ради, следует отметить, что последнее утверждение, несмотря на распространенность в интернет-СМИ, фактически ничем не подтверждено.

Но неожиданно помощь «Привату» пришла откуда не ждали. Иск с требованием признать конкурс недействительным подала Генпрокуратура. Причём сделал это ещё Святослав Пискун. Более того, выиграв два процесса в судах низших инстанций и проиграв в Высшем хозяйственном суде, генпрокуратура не успокоилась, а продолжила отстаивать государственные интересы в Верховном Суде Украины.

Одной из версий того, что Пискун стал «жертвой режима» называют то, что бывший генпрокурор неприкрыто благоволил «донецким», что крайне раздражало Виктора Владимировича Медведчука. Достаточно вспомнить географию инспекционных поездок Ольги Колинько, предшествующих Указу Президента о злоупотреблениях Пискуна, чтобы прийти к однозначному выводу – злоупотребления эти разыскивались преимущественно в регионах подконтрольных «дончанам», или в тех, куда они сейчас активно пытаются распространить свое влияние. Не в пользу Святославу Михайловичу сыграли и интервью «донецких» депутатов, к примеру Валентина Ландика, который в уже предгрозовую для Пискуна пору, заявлял о поддержке генпрокурора своей фракцией.

То есть, с одной стороны – Пискун был достаточно «продонецким», а с другой, пытался отстаивать интересы враждебной Ахметову днепропетровской группировки - явное противоречие. Однако история отношений дончан с Ющенко показала, что, обнимая, они могут и душить. По крайней мере, версия о том, что активность генпрокуратуры была стимулирована именно Ринатом Леонидовичем, если и не придумана в Донбассе, то в определенных кругах довольно распространена.

Демонизацию образа «супер-бизнесмена» Ахметова подкрепляют тезисом, что дончанин просто использует Ярославского в своей борьбе с хозяином «Привата» Игорем Коломойским. Якобы Ахметов помогал Ярославскому не из альтруистичного желания посодействовать «УкрСиббанку» в наращивании промышленных мускулов, а для того, чтобы выбить из числа претендентов на СевГОК «Приват». Предполагаемая мотивация – Ринат Леонидович не был уверен в исходе открытой схватки с Коломойским, а Ярославского рассчитывает скушать не поперхнувшись и в любой момент.

Все эти слухи, могли бы расцениваться как «деза», если бы недавно «Укрсибовский» менеджмент не сорвал собрание акционеров СевГОКа, на котором Ахметов собирался заменить управителей Ярославского своими людьми и окончательно расставить акценты - кто на ГОКе хозяин. То есть, фактически боевые действия уже начались. Исход же этой борьбы явно предрешен. Слишком разные весовые категории и тяжеловеса Ахметова и не отяжеленного связями в правительстве Ярославского.

ЦИСПД



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: