Вверх

Украденный углепром

В течение трех месяцев «ОстроВ» ожидал от Министерства энергетики и угольной промышленности ответа на запрос о судьбе задуманной новой властью в 2010 году реформы угольной отрасли.

В своих запросах издание просило объяснить причины остановки реформы, которая в настоящее время, согласно когда-то анонсированной  задумке ныне почившего Министерства угольной промышленности, должна была бы идти полным ходом.

Министерская алхимия

15 июня комитет Верховной Рады по вопросам топливно-энергетического комплекса на своем заседании рассмотрел законопроект Минэнерго «Об особенностях передачи в аренду или концессию объектов топливно-энергетического комплекса, которые пребывают в государственной собственности». По результатам заседания депутаты решили проект доработать.

По словам члена фракции БЮТ, главы Независимого профсоюза горняков Михаила Волынца, до регистрации законопроекта, 3 июня, о его содержании депутатам ничего не было известно. Более того, часть его положений, утверждает Волынец, повергли в растерянность даже участвовавшего в заседании парламентского комитета первого заместителя министра энергетики и угольной промышленности Игоря Поповича, курирующего в министерстве угольное направление.

Речь идет о намерении Кабмина наряду с шахтами, одним законом, отдать в аренду или концессию предприятия «по производству электрической и тепловой энергии при централизованном теплоснабжении».

«Депутаты от БЮТ заметили это и спросили, - рассказал Волынец в интервью «ОстроВ». - Депутаты от Партии регионов не смогли дать объяснений. И первый заместитель министра, Попович Игорь Николаевич, не смог - для него это тоже было неожиданным, это за пределами его компетенции. Законопроект дорабатывался в Кабмине».

Проектом закона предусмотрена, в частности, аренда «объектов топливно-энергетического комплекса» сроком от двух до десяти лет, или концессия сроком от десяти до пятидесяти лет. При этом за государством оставляются индивидуальные обязательства по удешевлению кредитов на капиталовложения и частичному покрытию расходов на себестоимость продукции.

Арендная плата сокращается на сумму амортизационных расходов, или может не выплачиваться вообще, если эта сумма равна размеру установленной арендной платы. Концессионер может получать льготы и освобождение от концессионных платежей, если речь идет об убыточных или низкорентабельных объектах.

Инициатором передачи в аренду или концессию того или иного объекта может быть либо специально уполномоченный государственный орган, либо юридическое лицо-инвестор. Государственные структуры готовят соответствующую документацию и формулируют условия аренды или концессии. После чего объект выставляется на конкурс.

Никаких льготных условий для претендентов на объект в законе не прописано. Но глава Профсоюза работников угольной промышленности, член фракции Партии регионов Виктор Турманов в интервью «ОстроВ» предположил, что успешные и добросовестные арендаторы получат первоочередное право приватизации арендованных ранее объектов. Проект закона об особенностях приватизации еще готовит специальная рабочая группа при Минэнерго, в которую входят, в частности, Турманов и Волынец.

При этом «ОстроВ» так и не удалось выяснить в Минэнерго, а депутаты так и не смогли объяснить, почему заявленные еще Министерством угольной промышленности планы о масштабной приватизации украинских шахт сменились намерениями, похоже, спешно передать в аренду или концессию самые привлекательные объекты.

Три запроса «ОстроВ» - Юрию Бойко, в Минэнерго и в секретариат Кабмина – традиционно пропали без вести. В запросах издание просило объяснить историю передачи в аренду шести шахт государственного предприятия «Добропольеуголь».

Дело в том, что Минуглепром еще летом 2010 года, в соответствии с президентской «Программой экономических реформ Украины на 2010-2014 гг.», разделил государственные шахты на инвестиционно привлекательные, потенциально инвестиционно привлекательные и бесперспективные. Все шахты «Добропольеугля» попали в первую группу – то есть, в перечень предприятий, подлежащих первоочередной приватизации. Вообще, «Программа» ставила целью «приватизацию 100 % потенциально рентабельных предприятий до 2014 года».

«Я тоже был удивлен, потому что Министерств включило меня, как представителя Независимого профсоюза горняков, в рабочую группу по приватизации угольных предприятий, - рассказывает Михаил Волынец. - Замечания к содержанию проекта, который мы разрабатываем, это усилить роль профсоюзов. Они делают вид, что понимают нашу позицию, и как-то мы движемся. И потом я вдруг узнаю, что параллельно разрабатывается, а потом – что уже зарегистрирован в парламенте законопроект о концессии и аренде. Попович мне пояснил, что это будет стыковаться – оба закона будут дополнять друг друга. Это его видение. Но что тут осталось приватизировать, я не знаю. Все уже украдено, или забрано, или куплено». 

В январе 2011 года уже ликвидированный на то время «административной реформой» Президента Минуглепром передал ГП «Добропольеуголь» в аренду компании ДТЭК Рината Ахметова сроком на 49 лет. Ни причин смены планов по этим шахтам, ни обоснования юридической чистоты этой сделки «ОстроВ» за три месяца выяснить от Минэнерго не смог.

«Разница между арендой и приватизацией в том, что при арендных отношениях не нужно платить денег. И на концессии они акцентируют потому, что не хотят платить деньги за приватизацию. Все уже распределено, поверьте», - говорит Волынец. На примере «Добропольеугля» на самом деле создается впечатление, что привлекательные угольные предприятия в интересах Ахметова поспешили вывести из-под действия готовящихся законов. Вместо предполагавшейся приватизации, или предполагающейся аренды сроком от двух до десяти лет, – аренда на полвека, вместо конкурса на приватизацию или на аренду – простая передача.

Аналогично, постановлением Кабмина от 4 апреля 2011 года "О внесении изменений в Перечень объектов права государственной собственности, которые могут передаваться в концессию", такими объектами стали стратегические ГП «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит», чья приватизация законодательно запрещена. Концессионером, снова же, станет ДТЭК, у которого с предприятиями уже подписаны инвестиционные договоры.

 

Стратегия по флюгеру?

Самое поразительное, что нигде в государственных программах при этом не прописано планов по аренде и концессии. «Программа экономических реформ» предусматривает только приватизацию всех перспективных и потенциально перспективных шахт, и закрытие бесперспективных – причем указанные там сроки реформы угольной отрасли уже давно пропущены.

Юрий Бойко в пояснительной записке к проекту закона «Об особенностях передачи в аренду или концессию объектов топливно-энергетического комплекса, которые пребывают в государственной собственности», вообще почему-то ссылается на программу «Украинский уголь», которая была расписана на 2001-2010 гг. Более того, и в ней предусмотрены «корпоратизация… государственных предприятий и превращение их в открытые акционерные общества; приватизация указанных открытых акционерных обществ…; ликвидация неперспективных угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий».

Само Минэнерго в проекте концепции реформирования угольной промышленности в 2011-2015 годах говорит о «приватизации жизнеспособных предприятий отрасли и закрытии безнадежно убыточных шахт».

Так где же логика? В ряде запросов в правительство «ОстроВ» также просил предоставить новый или уточненный план-график «угольной» реформы – и также не получил ответа. Что задумали в правительстве? Чью программу там отрабатывают? Чьи интересы обслуживают? Чего ожидать деградирующей отрасли в ближайшие годы? 

Угольные предприятия – это миллиарды государственных средств, огромная доля которых разворовывается на тендерах с участием близких к представителям власти фирм, или попадает в теневой рынок угля, или просто выбрасывается на ветер. Именно поэтому тем, кто «сидит» на финансовых потоках в углепроме, выгодно максимально законсервировать статус-кво.

«Нигде в мире нет такого, чтобы на десятках шахт, которые не добывают ни тонны угля, где не работает – вдумайтесь! – ни одной лавы, платилась зарплата. Сколько можно это продолжать?» - недоумевает Михаил Волынец.

«Нет прозрачности, коррумпированность – если одним дадут господдержку, то сделают это скрыто, а другим – не дадут: будут неравные условия, - добавляет он. - А шахты у нас глубокие, пласты – тонкие, оборудование изношено. На некоторых шахтах люди уже разучились работать. И на некоторых государственных шахтах на 60-70 % - люди пенсионного возраста. Это ненормально. Частный собственник не украдет хотя бы у себя. Но дело еще и в том, что в Украину не пришел активный инвестор, кроме ДТЭК».

Юлия Абибок, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: