Вверх

Уроки Нусенкиса

Последние события вокруг группы "Донецксталь" наглядно доказали, что заявления президента Виктора Януковича и премьера Николая Азарова о создании благоприятного инвестиционного климата в Украине не имеют ничего общего с действительностью.

Как известно, обращение ценных бумаг 12 компаний, входящих в группу, было остановлено на 1 год решением Государственной комиссии ценных бумаг и фондового рынка, датированным 24 мая. Поводом стал депутатский запрос в интересах народного депутата от Партии регионов Геннадия Васильева, - так позднее разъяснил глава ГКЦБФР Дмитрий Тевелев.

Для "Донецкстали", по подсчетам самой компании, это обернулось потерями в 1,5 млрд грн. вызванными мгновенным снижением стоимости ее акций и облигаций, "крутившихся" на фондовых биржах. Напомним, что акции Ясиновского коксохимзавода и шахтоуправления "Покровское" (ранее – шахта "Красноармейская-Западная №1") до сих пор были одними из наиболее ликвидных и пользовались повышенном спросом у биржевых торговцев.

Кроме того, под вопрос поставлена реализация масштабных планов по развитию производства на Донецком металлургическом заводе, а также ш/у "Покровское" и Ясиновском КХЗ. Дело в том, что финансирование этих программ намечалось в том числе за счет кредитных ресурсов.

Так, одна только инвестпрограмма "Покровского", предусматривающая замену существующего горно-шахтного оборудования и ввод в эксплуатацию дополнительных производственных мощностей, позволяющих выйти на добычу 12 млн т угля в год, оценивается в 3,7 млрд. грн.

Но едва ли теперь банковские учреждения проявят интерес к выдаче займов бизнес-группе, втянутой в корпоративный конфликт и судебные разбирательства – поскольку есть риск, что сделки потом могут быть признаны недействительными.

Разумеется, любой инвестор, и прежде всего зарубежный, получил в связи с этим хороший повод для размышлений на тему: "если в этой стране остановить обращение ценных бумаг компании можно простым депутатским запросом, а не решением суда, то есть ли смысл вкладывать сюда деньги?".

Ответ на этот вопрос просматривается вполне очевидный.  И надо ли тогда удивляться, что из 70 крупнейших корпораций, представленных в январе нынешнего года на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе, только 2 выразили заинтересованность в работе на украинском рынке?

Из них одна потом все же отказалась от своей затеи - после более детального ознакомления с ситуацией в Украине, - как сообщил директор киевского представительства Европейского банка реконструкции и развития Андре Куусвек.

Действительно, рассуждая теоретически, власть может наступить себе на горло и уменьшить количество проверок для бизнеса (хотя и этого пока не сделано), может сократить число согласований и упростить их получение.

Но даже это, по сути, лишь косметические преобразования – словно владельцы старой квартиры перед продажей срочно клеят новые обои, скрывая въевшуюся в стены плесень. Поскольку основным вопросом для любого инвестора остается вопрос защиты его прав на собственность.

Казалось, навсегда остались в 1990-х гг. варианты, когда к директору украинского завода в кабинет заходил в сопровождении "группы поддержки" наголо обритый мужчина в спортивном костюме, клал перед собой на стол пистолет и объяснял – или ты прямо здесь и сейчас переписываешь завод на меня, или я стреляю тебе в лоб.

Одни переписывали. Других стреляли. Методы "работы" с тех пор сделались, конечно, более изящными. Совсем необязательно стало вывозить несговорчивого предпринимателя в багажнике "на разговор" в лесопосадку. Зато все осталось прежним по сути: то, что сегодня было "твое", уже завтра вполне может стать "нашим".

Между тем ситуация, в которой оказался владелец группы "Донецсталь" Виктор Нусенкис, позволяет сделать весьма поучительные выводы – кроме того, что в Украине для бизнеса ничего не изменилось по сравнению с 1990-ми гг.

Так, в предпринимательских кругах существовало мнение, что мишенью для рейдерских атак являются активы, право собственности на которые было получено не совсем безупречным путем.

Тут можно вспомнить и Мариупольский металлургический комбинат им.Ильича, формально находившийся в аренде у трудового коллектива, а по сути приватизированный по заниженной стоимости его генеральным директором Владимиром Бойко, и "Проминвестбанк", и множество других компаний, поменявших собственников в результате недружественного поглощения.

Но если говорить о группе "Донецксталь", то здесь, на первый взгляд, зацепиться было и не за что. Ее активы приватизировались без скандалов, сопровождавших, к примеру, вхождение Донбасской топливно-энергетической компании Рината Ахметова в акционеры ОАО "Днепрэнерго".

Да и сам В.Нусенкис принял определенные меры предосторожности, "обрубив" возможные "хвосты". Прежде всего это была реорганизация в группу "Донецксталь" предыдущей бизнес-структуры В.Нусенкиса, известной как концерн "Энерго".

При этом в 2007 году было инициировано банкротство ООО "Энергоресурс", правопреемника концерна "Энерго", зарегистрированного в 1993 г. как украинско-кипрско-либерийское совместное предприятие. По решению Хозяйственного суда Донецкой обл. ООО "Энергоресурс" было ликвидировано в марте 2009 г.

Кроме того, "Донецксталь" 13 октября 2010 г. также выкупила госпакет 73,37% акций ОАО "Макеевский КХЗ", на базе которого в 2003 г. было создано ЗАО "Макеевкокс", включающее производственные мощности предприятия и полностью подконтрольное группе. Однако все это в итоге не защитило бизнес В.Нусенкиса от притязаний прежнего компаньона.

Еще одним мифом оказалось мнение, что в Украине предприниматель, сохраняющий политический нейтралитет, может не беспокоиться об угрозах для своего бизнеса при смене власти. Действительно, сам В.Нусеникс всегда подчеркнуто держался в стороне от какой-либо политической деятельности.

И до последнего времени это, казалось, приносило свои дивиденды. Ведь когда на политическом Олимпе шло очередное сведение счетов, наиболее чувствительные удары наносились по предпринимателям, которые поддерживали оппонентов финансовыми и другими ресурсами.

Достаточно вспомнить хотя бы заявление, сделанное в 2005 г. тогдашним премьером Юлией Тимошенко о том, что запорожское объединение "Мотор-Сич теперь будет гвозди делать" - вместо авиадвигателей. И это только потому, что в период избирательной компании 2004 г. владелец предприятия Вячеслав Богуслаев был доверенным лицом кандидата в президенты В.Януковича. 

Теперь выяснилось, что не помогать противникам власти недостаточно для спокойной жизни. В связи с этим решение прекратить партнерство с Г.Васильевым, принятое ранее владельцем концерна "Энерго", представляется стратегически ошибочным.

Как известно, Г.Васильев в 1991-1996 гг. и в 1997-1998 гг. руководил прокуратурой Донецкой области и его связи в правоохранительных органах очень помогли концерну "Энерго" выжить в условиях, когда влияние бандитских группировок на экономическую и политическую жизнь Донбасса было беспредельным.  

Вероятно, помощь Г.Васильева в решении вопросов, связанных с посягательствами криминалитета и конкурентов, была не совсем бескорыстной. По версии СМИ, взамен интересы Геннадия Андреевича были представлены среди учредителей концерна "Энерго", наряду с В.Нусенкисом и директором шахты "Красноармейская-Западная №1" Леонидом Байсаровым.

Подтверждением этой версии могут служить нынешние претензии Г.Васильева, которого глава ГКЦБФР Д.Тевелев назвал акционером концерна "Энерго", к "Донецкстали" и В.Нусенкису.  Впрочем, Г.Васильев был полезен последнему не только своими возможностями по линии правоохранительных органов, но и в политике.

Однако в 2005 г. карьерная звезда Г.Васильева закатилась. Позади осталась работа в должности первого вице-спикера Верховной Рады (2002-2003 гг.) и генерального прокурора Украины (2003-2004 гг.). Более того, бывшие коллеги возбуждают против него уголовное дело по обвинению в причастности к земельным аферам в Киевской обл.

А попытка начать политическую карьеру "с чистого листа" в качестве самостоятельного игрока потерпела полное фиаско. Напомним, что экс-генпрокурор создал партию "Держава", которая на парламентских выборах 2006 г. сумела получить голоса всего 0,14% избирателей в блоке с Всеукраинской партией трудящихся.

Очевидно, в тот период и произошло расставание В.Нусенкиса с его теперь уже бывшим компаньоном, потерявшим былую ценность. Правда, уже в 2007 г. Г.Васильев сумел, что называется, "вернуться в седло", пройдя на досрочных выборах Верховной Рады по избирательному списку Партии регионов под солидным №17.

Тогда он вошел в парламентский комитет по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Это открывало неплохие перспективы для дальнейшего лоббирования интересов концерна "Энерго", но на тот момент мосты между акционерами уже были сожжены.

Отметим, что довольно долгое время Г.Васильев не пытался свести счеты с В.Нусенкисом. И не только в 2007-2009 гг., когда политическая нестабильность вынуждала всех без исключения игроков действовать очень осмотрительно.

Даже в 2010 г., получив назначение на должность заместителя главы Администрации президента, бывший генпрокурор не использовал для выяснения отношений те рычаги влияния, которые у него появились. Отчасти это объясняется неустойчивостью нового положения Г.Васильева, вынужденного балансировать между интересами группы, к которой относят нынешнего главу АП Сергея Левочкина, и его конкурента за влияние в ПР, владельца холдинга SCM Рината Ахметова.

Возможно, как раз это желание удержать баланс и помешало Г.Васильеву во второй раз стать генеральным прокурором. Хотя многие политологи рассматривали его назначение на Банковую в апреле 2010 г.  именно как трамплин перед прыжком в кресло, опустевшее осенью после отставки прежнего главы Генпрокуратуры Александра Медведько.

Впрочем, нового генпрокурора Виктора Пшонку Верховная Рада назначила 4 ноября 2010 г., а Г.Васильев продержался в должности замглавы АП до 11 февраля нынешнего года. То есть его пребывание на Банковой было связано не только с желанием повторно возглавить Генпрокуратуру.

Курируя в Администрации президента силовой блок, ответственный за борьбу с оргпреступностью, Г.Васильев мог с полным правом считаться весьма влиятельной фигурой среди нынешнего политикума.

Тем не менее, претензии к В.Нусенкису в виде решения ГКЦБФР, как уже говорилось, были оформлены лишь в конце мая, когда бывший акционер концерна "Энерго" уже успел вернуться в парламент простым депутатом. Это позволяет предположить, что в данном случае он действовал не по своей личной инициативе.

В связи с этим стоит отметить, что, по словам одного из народных депутатов от ПР, входящих в силовой блок, включение Г.Васильева во второй десяток избирательного списка "регионалов" в 2007 г. пролоббировал не кто иной, как лично Р.Ахметов.

И теперь экс-генпрокурора надо рассматривать не как представителя интересов немногочисленного "красного директората", к которому помимо В.Нусенкиса и Л.Байсарова также можно отнести экс-премьера Ефима Звягильского, экс-губернатора Донецкой обл. Владимира Логвиненко и руководителя ММКИ Владимира Бойко, а как члена команды владельца SCM.

Это подтверждает и активная позиция ГКЦБФР, сыгравшей на стороне Г.Васильева в споре между акционерами концерна "Энерго". Как известно, нынешний председатель Комиссии Д.Тевелев также считается человеком Р.Ахметова.

Во всяком случае, именно благодаря его усилиям в должности руководителя санации ОАО "Днепрэнерго" в сентябре 2007 г. была проведена допэмиссия акций компании, в результате которой структуры Р.Ахметова получили контроль над 39,7% "Днепрэнерго".

После этого Д.Тевелев получил должность члена правления – исполнительного директора "Днепрэнерго" и руководил дальнейшей войной с тогдашним премьером Ю.Тимошенко, которая в судах добивалась возврата 39,7% акций энергокомпании в госсобственность.

Кроме того, позднее позиция ГКЦБФР под руководством Д.Тевелева во многом определила финал корпоративного конфликта вокруг ММКИ в мае 2010 г. Напомним, тогда Комиссия сообщила о внесении кипрских оффшоров "Emorsa Ltd.", "Liberani Co. Ltd.", "Rewein Ltd." и "Formigos Holding Ltd." в свою базу данных как новых владельцев ЗАО "Ильич-Сталь", которому принадлежало 90,41% акций ММКИ.

В итоге В.Бойко, поначалу настроенный на судебные разбирательства и заявивший о готовности дать отпор попыткам силового захвата предприятия, изменил свою позицию и уже в июле уступил 75% ММКИ холдингу "Метинвест", управляющему горно-металлургическим бизнесом группы SCM. Что характерно, неведомо откуда взявшиеся кипрские оффшоры не пытались оспорить эту сделку.

Возможно, это связано с тем, что Илья Горн, в мае 2010 г. представлявший интересы Rewein Ltd.",  ранее, в 2008 г., "засветился" в качестве генерального директора на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве.

Тогда, в 2007-2008 гг., за контроль над этим предприятием спорили российские предприниматели Игорь и Олег Чуркины, а также владелец группы Смарт Вадим Новинский. Причем И.Горн, который считается специалистом по юридическому сопровождению недружественных поглощений, в период этого конфликта как раз и представлял интересы В.Новинского. А он, как известно, является компаньоном Р.Ахметова по "Метинвесту" с долей в 25%.

Отсюда следует вывод, что с приходом к руководству Украиной президента В.Януковича на позиции "красных директоров" началось целенаправленное наступление (тут можно вспомнить и продажу в сентябре 2010 г. горловского концерна "Стирол" его владельцем, ранее генеральным директором, народным депутатом от ПР Николаем Янковским).

Итоги этой войны представляются заранее предрешенными. Поскольку былой авторитет "красных директоров", их политическая лояльность к власти и брендовые имена – слишком слабая защита от аппетитов более молодого и агрессивного поколения представителей крупного бизнеса.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: