Понедельник, 15 октября 2018, 18:381539617925 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Ахметов - Янукович. Банковские противоречия

 

Народный депутат от Партии регионов Ринат Ахметов не отличается высокой производительностью в законотворческой работе. За более чем 3 года, что прошли с момента получения депутатского удостоверения Верховной Рады VII созыва, владелец группы SCM внес на рассмотрение парламента только один законопроект. Зато очевидно, что для Р.Ахметова он имеет особо важное значение.

Нет капитала – уйди с рынка

Документ предусматривает внесение изменений в закон "О банках и банковской деятельности", регулирующий работу финансового сектора в Украине. Наиболее важным из них является положение об увеличении минимально необходимого уставного капитала банков с нынешних 75 до 500 млн грн. для их регистрации.

Однако у данной инициативы нашлось немало очень влиятельных противников. Поэтому, несмотря на всю значимость самого Р.Ахметова, который, как известно, является обладателем самого большого состояния в Украине, ему до сих пор не удалось добиться принятия своего проекта в виде закона.

И это при том, что законопроект был внесен и принят в первом чтении, еще в 2007 г. И с тех пор не продвинулся ни на шаг. В последний раз его рассмотрение во втором чтении, то есть в окончательном варианте, было назначено на 13 января 2011 г.

Но в итоге принятие документа опять благополучно отложили на неопределенное время. Против инициируемых Р.Ахметовым изменений активно выступила, в частности, Ассоциация украинских банков. Ее президент Александр Сугоняко заявил, что расценивает как ненормальный сам факт создания разных условий для деятельности банков в Европе и в Украине.

По его мнению, данный законопроект не отвечает базовым принципам равной конкуренции и создает значительные препятствия для деятельности уже существующих банков. А.Сугоняко полагает, что принятие данного закона ставит под угрозу дальнейшее существование более чем 120 банков из 176 ныне действующих в Украине.

При этом стоит отметить, что его ближайший друг и соратник Станислав Аржевитин, будучи председателем совета Ассоциации украинских банков, одновременно является первым заместителем парламентского комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности.

Причем позиция данного комитета как профильного является решающей для законопроекта Р.Ахметова. Надо ли после этого удивляться, что документ никак не может получить необходимую поддержку в стенах парламента?

Как известно, сам владелец группы SCM предпочел идти путем консолидации банковских активов. И в 2010 г. принял решение о слиянии принадлежащих ему "Первого украинского международного банка" и "Донгорбанка". При этом ПУМБ и так относится к группе крупнейших, замыкая первую десятку банков по размеру капитала – 2,978 млрд грн. (с учетом субординированного долга), по данным АУБ.

Разумеется, присоединение "Донгорбанка" позволит существенно улучшить показатели этого финучреждения. Но и в таком случае оно не сможет подняться хотя бы на одну строчку вверх, поскольку размер капитала венгерского "ОТП Банка", который располагается на 9 месте, составляет 4,939 млрд грн., а "Донгорбанка", находящегося сейчас на 27 месте – 1,073 млрд грн.

В тоже время аналитик инвестиционной группы "Сократ" Александр Саливон в комментарии ОстроВу высказал мнение, что предлагаемые нововведения в случае их реализации на банковскую систему в целом окажут незначительное влияние – поскольку на банки III и IV группы, которых прежде всего коснется закон, приходится лишь 16% от общего объема активов банковской системы.

о в то же время может пострадать мелкий и средний бизнес, напрямую связанный с банками III и IV группы", - предупредил эксперт.

Он также напомнил, что принятие в 2010 году постановления Нацбанка об увеличении уставного капитала финучреждений до 120 млн грн. вызвало критику со стороны банкиров и впоследствии было отменено постановлением суда, принятым по иску АУБ. "Введение нормы о 500 млн грн. вызовет еще больший протест и затронет большинство мелких банков", - спрогнозировал представитель инвестгруппы "Сократ".

Отметим, что коснется оно и Всеукраинского банка развития, владельцем которого является старший сын главы государства Александр Янукович. В настоящее время, как следует из отчета, капитал ВБР составляет всего 110 млн грн. Поэтому можно предположить, что инициативу владельца ПУМБа и Донгорбанка наверняка не одобрят в семье действующего Президента.

Ненамного больше, 134,16 млн грн., внесено в капитал Украинского бизнесбанка, который с конца 1990-х гг. и до последнего времени также связывали с Виктором Януковичем. Однако, по информации участников рынка, сейчас основным владельцем данного финучреждения стал его бывший председатель правления Сергей Арбузов, в настоящее время возглавляющий Нацбанк.

Вместе с тем аналитик инвесткомпании BG Capital Виталий Ваврищук в комментарии для ОстроВа уточнил, что если новые требования по минимальному уставному фонду будут распространятся только на вновь создаваемые банки, то влияние на рынок действительно будет незначительным.

"Однако если законодатель обяжет увеличить капитал уже существующие финучреждения, рынок ждет волна объединений и закрытий банков. Вряд ли большинство собственников мелких банков имеют необходимые средства для такой существенной докапитализации", - подчеркнул эксперт.

По его словам, опыт других
стран показывает, что больший размер банка не обязательно означает более высокие показатели надежности.

Поэтому сначала новый глава НБУ сделал вид, что продолжил политику своего предшественника Владимира Стельмаха, еще в июне 2010 г. постановлением 273 повысившего требования к регулятивному капиталу банков. Так, уже в январе нынешнего года Нацбанк, как и обещал ранее С.Арбузов журналистам, подал апелляцию на решение Окружного административного суда Киева, которым было отменено действие п.6 данного постановления, предусматривающего увеличение регулятивного капитала до 120 млн грн.

Однако уже с 1 февраля нынешнего года в письме, адресованном председателям коммерческих банков, Нацбанк сообщил об отказе от своих прежних требований корректировать регулятивный капитал на величину превышения разбалансированности между активами и пассивами. Таким образом, апелляция в данном случае оказалась всего лишь красивым жестом для соблюдения внешних приличий в большой игре.

По разные стороны баррикад

 И тут важно отметить, что постановление НБУ в любой момент может возобновить свое действие по решению правления Нацбанка. Но заинтересованные участники рынка могут его отменить в судебном порядке. По крайней мере, теоретически это возможно - что Высший административный суд Украины также станет на сторону АУБ, а не регулятора. А вот если парламент примет соответствующие положение в виде закона - это уже никакому обжалованию не подлежит.

"Надежность финучреждений в первую очередь определяется качеством банковского надзора и профессионализмом менеджмента. Поэтому предположение, что снижение количества банков это однозначно позитивный фактор, является некорректным", - отметил представитель BG Capital.

Стоит отметить, что ранее в Украине уже прошла первая волна сокращений количества банков. Так, если в 1995 г. их было 230, то уже к 2003 г. осталось 176 и с тех пор данный показатель стабилизировался. И разумеется, что Нацбанк, в отличие от АУБ, прямо заинтересован в продолжении "чистки рядов".

Ведь это значительно упрощает регулятору выполнение надзорных и административных функций. И действительно, контролировать 100 банков или 10 – далеко не одно и тоже. Вместе с тем В.Ваврищук из BG Capital предполагает, что сами крупные банки вряд ли сильно заинтересованы в тех изменениях, которые предлагает владелец группы SCM.  

"Максимум на что они могут претендовать в случае, если закон будет принят это дополнительные 3-4% доли рынка, и то в среднесрочной перспективе. Однако после кризиса ситуация такова, что крупные банки сейчас фокусируются на качестве активов, а не на росте. Вопрос укрепления рыночных позиций для них сегодня не самый актуальный", - подчеркнул эксперт.

Действительно, при увеличении доли проблемных (включая реструктуризированные) кредитов до более чем 40% от общего объема, крупным финучреждениям сейчас как-то не до новых клиентов – разобраться бы с теми, которые уже есть.

Но это головная боль прежде всего для банков с иностранным капиталом, до кризиса активно развивавших валютное кредитование. А именно валютные кредиты из-за обесценивания гривны и связанного с этим снижения платежеспособности заемщиков, имеют сейчас наибольшие риски потенциального невозврата.

В свою очередь, это ставит под угрозу возможность платежей уже по обязательствам самого банка и может в итоге привести к его банкротству и ликвидации. И сейчас, по данным АУБ, объем кредитов, выданных в иностранной валюте, у банков с зарубежным капиталом в 2 раза превышает аналогичный показатель финучреждений с национальным капиталом.

Причем именно последние и составляют подавляющее большинство мелких банков, над которыми нависла потенциальная угроза ликвидации. А банки с иностранным капиталом относятся преимущественно к группе крупных и крупнейших.

Все это дает Ассоциации основания утверждать, что банки IV группы оказались гораздо более приспособленными к работе в условиях кризиса, чем крупные игроки. Они почти не привлекали рефинансирование у Нацбанка для поддержания платежеспособности и очень ограниченно выходили на внешние займы. Следовательно, сейчас финучреждения данного сегмента свободны от долговых обязательств и могут вкладывать средства в развитие бизнеса.

Этим объясняется тот факт, что за кризисный период, начиная с 1 января 2009 г., банки IV группы увеличили активы на 1,6%. Тогда как крупнейшие банки сократили их на 3,6%, а крупные – на 8,4%. Кроме того, АУБ отмечает более высокий уровень обеспеченности активов собственным капиталом как раз у малых финучреждений по сравнению с банками I и II группы.

Так, соотношение капитала к активу у малых банков по итогам I полугодия 2010 г. составило 21,6 против 12 и 13,8 у крупнейших и крупных банков. Данная картина не изменялась на протяжении всего кризисно периода. Даже по итогам 9 мес. 2009 г., когда были зафиксированы минимальные показатели, для IV группы они составили 18,2, а для I и II группы – 12,2 и 12,4 соответственно.  

В ожидании новых поглощений

В тоже время еще в 2007 г. международное рейтинговое агентство Standard&Poor's оценило количество банков в финансовой системе Украины как избыточное – на тот момент их насчитывалось 174. Также можно отметить, что в соседней Российской Федерации, имеющей схожие условия развития, число банков в период кризиса стало заметно уменьшаться.

Так, в 2008 г. было ликвидировано 28 финучреждений, в 2009 г. – уже 50 и еще 35 прекратили существование в январе-ноябре 2010 г. Однако едва ли Р.Ахметов, внося на рассмотрение украинского парламента свой законопроект, руководствовался оценками S&P или же просто хотел следовать в русле российских тенденций.

Скорее, он исходил из собственных интересов. А заключаются они как раз в увеличении доли рынка. На это указывает, в частности, приобретение в 2010 г. мелкого банка "Ренессанс Капитал (Украина)", специализирующегося на розничном кредитовании и занимающего 69 место по уровню капитала.

Хотя ситуация в них все же получше, чем в банках с зарубежным капиталом. К примеру, если у Райффайзен Банка Аваль доля валютных кредитов составляет 65,47% от общего объема выданных, то у ПУМБа -57,83%, а у Донгорбанка – и вовсе 44,28%. Причем объем валютных кредитов на балансе финучреждений имеет тенденцию к снижению.

Зато темпы оставляют желать лучшего. Так, у ПУМБа сумма валютных займов у юрлиц за 9 мес. в 2010 г. уменьшилась с 5,341 до 5,09 млрд грн. (в пересчете по курсу Нацбанка), у физлиц – с 2,9 до 2,566 млрд грн. У Донгорбанка снижение за тот же период составило по юрлицам с 1,292 до 1,167 млрд грн., по физлицам с 862,78 до 830,08 млн грн.

Как и большинство крупных участников рынка, финучреждения Р.Ахметова одновременно с уменьшением кредитного портфеля наращивали объем средств, привлеченных у клиентов на депозиты. При этом обязательства ПУМБа перед юрлицами возросли с 1,98 до 3,454 млрд грн., перед физлицами – с 3,785 до 4,812 млрд грн. У Донгорбанка по юрлицам рост средств на депозитах с 2,843 до 3,745 млрд грн., по физлицам с 2,168 до 2,649 млрд грн.  

Это означает, что в условиях уменьшения кредитного портфеля снижаются процентные доходы, а процентные расходы растут из-за появления новых обязательств по привлеченным средствам. Пока банкам удавалось решать эту проблему за счет покупки облигаций внутреннего госзайма и снижения ставок по депозитам, почти в 2 раза по сравнению с докризисным уровнем.

Однако понятно, что эффективная ставка не может бесконечно уменьшаться, иначе у клиентов полностью исчезнет интерес к банковским вкладам. Также можно отметить, что в результате принятия мер жесткого регулирования на валютном рынке и стабилизации курса гривны банки лишились возможности зарабатывать на обменных операциях. Например, у ПУМБа прибыль от купли-продажи валюты уменьшилась с 19,48 до 6,97 млн грн., у Донгорбанка – с 18,74 до 6,16 млн грн.

В такой ситуации стратегия, направленная на увеличение активов за счет присоединения более мелких игроков, имеющих в то же время относительно неплохое качество кредитного портфеля, действительно может оправдать себя. Тем более, что сейчас стоимость банков уменьшилась в разы по сравнению с 2005-2007 гг.

Виталий Крымов, специально для ОстроВ

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: