Четверг, 16 августа 2018, 17:011534428066 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

А. Пилипенко: Через  3-4 месяца эта частная монополия может поставить экономику Украины за гран

Роль украинского бизнеса в политических процессах в стране, энергетическая безопасность Украины и идеология, которая может консолидировать украинские элиты. Об этом «Остров» беседует с вице-президентом консорциума «Индустриальная группа» Александром Пилипенко.

- Учитывая, что ИСД одной из первых вышла на международные рынки, Вы лучше других можете спрогнозировать, как отразится нынешний политический кризис на инвестиционной привлекательности украинских компаний и их капитализации?

- А.П.: Действительно, с 2003 года корпорация «Индустриальный союз Донбасса» является лидером инвестиционной активности в металлургическом секторе экономики Украины. Достаточно сказать, что только в два отечественных меткомбината – Алчевский и Днепроджержинский с 2005 по 2009 годы мы запланировали вложить около 3,4 миллиардов долларов. Разумеется, главным источником инвестиционных ресурсов для реализации всех наших проектов являются собственные средства корпорации «ИСД», а также банковские кредиты международных финансовых институтов. Нам удалось за очень короткий период завоевать международное банковское признание, что нашло свое проявление в проведении международного, в том числе и экологического, аудита и в дальнейшем привлечении средств зарубежных банков. Уверен, что этому способствовали открытость, прозрачность и ответственность нашей компании перед западными партнерами и кредиторами.

Сегодня отношения нашей компании с зарубежным банковским сообществом носят взаимовыгодный характер и имеют как минимум 4-летнюю кредитную историю. Поэтому нынешний политический кризис в Украине, если и сказывается на инвестиционной привлекательности нашей компании, то в весьма незначительной степени. В данном случае, я имею в виду реализацию наших инвестиционных программ с помощью такого финансового инструмента, как облигационные займы и банковское кредитование.

Вместе с тем, по мнению экспертов аудиторских услуг, сегодня порядка 15-ти украинских компаний максимально приблизились к перспективе выхода в ближайшие год-два на международный рынок капитала, прежде всего, в горно-металлургическом комплексе, сфере ритейла и пищевой промышленности. Эти компании в продолжение нескольких лет целенаправленно упорядочивали и систематизировали структуру своих бизнес-групп, внедряли современные стандарты корпоративного управления, готовили отчетность в соответствии с международными стандартами на протяжении 2-3 лет, а также инсталлировали эффективные процедуры внутреннего финансового контроля. По сути, вся эта работа предшествует предстоящему привлечению капитала компанией, путем публичного размещения акций на зарубежных фондовых площадках.

Из источников заслуживающих доверия известно, что несколько украинских компаний готовы были выйти на рынок IPO уже во второй половине нынешнего года, однако вынуждены были перенести сроки, во многом из-за затянувшегося политического кризиса в Украине.

Вместе с тем, украинская экономика в нынешнем году демонстрирует довольно позитивную динамику. Так, рост промышленного производства за 5 мес. 2007 года составил более 12%. Значительно нарастили объемы производства металлургические предприятия, увеличившие объемы производства чугуна и стали почти на 16%. А биржевой индекс за неполные шесть месяцев вырос более чем в 2 раза. Все это говорит о том, что экономика Украины слабо коррелирует с тем, что происходит на политическом Олимпе. Украина демонстрирует свою устойчиво повторяющуюся особенность в том, что децентрализация власти способствует успешному развитию бизнеса.

Однако политический фактор может существенным образом сказаться на акциях украинских компаний на международном рынке, так как для западных инвесторов политические риски и нестабильность играют одну из ключевых ролей при принятии решения. Посему, думаю, что украинские компании не станут в нынешнем году испытывать судьбу и рисковать ожидаемым уровнем капитализации, а перенесут свои публичные устремления до стабилизации политической ситуации в Украине и лучших времен.

- Известно, что почти все крупные бизнес-группы инвестируют основные политические силы в Украине. Почему же бизнес не сыграл роль стабилизатора, когда ситуация могла перейти за грань мирного развития? Как Вы относитесь к мысли, что крупный бизнес и спровоцировал этот кризис борьбой за доступ к госресурсам?

- А.П.: Думаю, не ошибусь, если выскажу консолидированную позицию крупного отечественного бизнеса, который мечтает быть абсолютно инфантильным к любым политическим ристалищам. Это его заветная мечта. Конечно, есть некоторые бизнес-группы «второго или третьего эшелона», которые мечтают о быстром росте своей капитализации и степени влияния. В этом случае, действительно, отдельные группы берут под патронат определенные политические силы с тем, чтобы с помощью этого политресурса получить определенные преференции, после чего отойти от большой политики.

Если же говорить о том, почему бизнес не сыграл роль стабилизатора в нынешнем политическом кризисе то, на мой взгляд, это произошло, потому что большая его часть была «впаяна» в нынешнею партию власти. Но думаю, что капитализация этого бизнеса будет плохо оценена, если она будет очень сильно привязана к тому или иному политическому ресурсу.

Аморфность украинского бизнеса к политическим партиям и процессам – это та позиция, которую хотят видеть зарубежные инвесторы в наших компаниях. Инвесторам абсолютно безразлично, они не хотят анализировать политический процесс и вычислять, а какая бизнес-группа стоит за той, или иной политической силой, рвущейся к власти. Зарубежным инвесторам не свойственна игра на короткую дистанцию. Большинство инвесторов на внешнем рынке являются средне- и долгосрочными. Ставка делается не на дивидендные доходы, а на рост капитализации эмитента и устойчивый рост компании на протяжении многих лет. И никто из них не станет увеличивать свои риски из-за перманентных скачков политического барометра.

Поэтому идеал для бизнеса – быть политически инертным.

- ИСД позиционирует себя как аполитичная бизнес-структура. Это принципиальная позиция, или в Украине сейчас просто нет политсил, которые ИСД хотел бы поддерживать? Как с такой аполитичностью соотносится известная поговорка, что если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой?

- А.П.: Для корпорации «ИСД», равно как и для ряда других «зрелых» компаний, отсутствие желания влиять на политические процессы в стране является принципиальной позицией. Такая позиция обусловлена во многом потому, что противоборствующие политические силы стремятся к максимальной монополизации политического поля в стане. На мой взгляд, единственная идеология, которая может консолидировать Украину, заключается в том, что именно на плечи бизнеса ляжет вся ответственность за развитие инфраструктуры Украины в процессе подготовки к «Евро-2012». Потому что все, как политические, так и бизнесовые национальные элиты должны отчетливо осознавать, что это наш исторический шанс. Возможно – последний. Провал этого процесса будет означать не только мировой позор для нашей страны, как думают некоторые. Это будет иметь катастрофические последствия, с точки зрения перспектив интеграции Украины в цивилизованное Европейское содружество. Футбол на сегодняшний день настолько популярен в мире, что даже отдельные этнические и военные конфликты не могут с ним тягаться в популярности и телевизионных рейтингах.

- Какие Вы видите основные болевые точки, препятствующие развитию украинского бизнеса: это коррупция, несовершенство налогового законодательства, менталитет самих бизнесменов …?

- А.П.: Все вами выше перечисленное, является болевыми точками нашей страны. Высокая степень коррупции в нашей стране, это не только результат алчности госчиновников любых ипостасей, а и искаженный алгоритм взаимоотношений, по сути, «продукт», порожденный самим бизнесом. К сожалению, и мы это обязаны признать, коррупция и бизнес у нас были долгое время в одной упряжке. Сначала чиновничий аппарат вынуждал бизнес следовать коррупционному характеру взаимоотношений, а потом уже и сам бизнес продуцировал и стимулировал неправовые взаимоотношения, с тем, чтобы решить свои какие-то проблемы. В итоге, это привело к тому, что сегодня мы настолько «упали» в правовой культуре, что общий «разлив» нигилизма к манипулированию судебными решениями практически дискредитировал всю судебную систему страны. По моему глубокому убеждению, украинский бизнес для своего самосохранения должен сорганизоваться и выработать четкие правила игры.

Бизнес должен научиться консолидировано обращаться, скажем, в Антимонопольный комитет, если искажается общее конкурентное поле, или какие-либо монополии, за счет своего естественного статуса, манипулируют ценовой политикой.

При этом, установление правил взаимоотношений не должно быть приоритетом исключительно госчиновников. Это должны быть правила, которые устанавливают не только политики, но и бизнес, через Ассоциации работодателей.

Когда Ассоциации работодателей статут опорным углом треугольника между Кабмином и профсоюзами, которые совместно, на паритетных началах, будут вырабатывать договоренности по основным тарифным вопросам, ложащимся затем, в основу государственного бюджета, - вот тогда будут созданы существенные предпосылки для искоренения коррупции как явления в нашей стране.

Пока же бизнес у нас лишен возможности вести равноправный общественный и публичный диалог с властью. Потому что существующие ныне общественные организации, скажем, тот же Совет предпринимателей при Кабинете Министров или Украинский союз промышленников и предпринимателей, не являются эффективными площадками для конструктивного диалога между властью и бизнесом. Общество не нуждается в карманных общественных организациях.

- На сколько остро стоит сегодня вопрос энергетической безопасности Украины? В частности, отвечает ли интересам безопасности страны схема ее обеспечения газом? реальна ли опасность завладения украинской газотранспортной системой иностранными компаниями

- А.П.: К сожалению, Украина возглавляет печальный рейтинг стран по уровню энергопотребления, как на душу населения, так и по отношению к ВВП. Долгое время у нас реализовывался постулат, что приоритетное значение имеет стабильность в обеспечении газом, а не целенаправленные шаги на снижение его потребления. Решить эту задачу, на мой взгляд, можно было бы в рамках комплексной Национальной программы по снижению потребления природного газа с нынешних 74 млрд. куб. м. до 40-42 млрд. куб. м. На сколько это реалистично? - Думаю, вполне. Во-первых, нам нужно увеличить собственную добычу газа до 22-23 млрд. куб. м. Во-вторых, существенно увеличить производство альтернативных видов топлива и реализовать программу по добыче метана в Донбассе. В-третьих, необходимо полностью исключить использование природного газа для «подсветки» при производстве электроэнергии на тепловых электростанциях и перейти на использование качественных углей. В-четвертых, выстроить эффективную тарифную политику государства в вопросах, связанных с транзитом природного газа в Европу через газотранспортную систему Украины. В-пятых, государство должно выработать антимонопольные подходы в области государственного регулирования газового сектора, которые бы учитывали, прежде всего, рыночные, государственные и национальные интересы. В-шестых, внедрить энергосберегающие технологии в металлургической и химической промышленности с тем, чтобы снизить потребление природного газа в этих отраслях в 3-4 раза. При этом для стимулирования этого процесса государство должно регламентировать дифференцированные подходы для производителей реально снижающих энергопотребление путем внедрения инновационных решений.

И последнее. Украине нужна государственная программа по коренной реформе жилищно-коммунального комплекса и внедрению целевых стимулирующих к энергосбережению дотаций с тем, чтобы сократить потребление природного газа населением как минимум на 10-15%.

Я убежден, реализуй мы такую программу, энергетическая безопасность Украины, не была бы столь уязвимой, каковой она является на сегодняшний день.

Для сравнения предлагаю обратить внимание, скажем, на Польшу, которая в 3 раза превосходит Украину по валовому национальному продукту, но при этом потребляет природного газа в 7 раз меньше, чем мы.

Понятно, что у наших соседей другая структура производства. Но если внимательно проанализировать, то станет понятно, что во многом это связано с эффективно проведенной ранее реформой местного самоуправления. Поэтому, радикализм в снижении объемов потребления природного газа для Польши сегодня не актуален. Единственная насущная проблема в газовой сфере, которую решает сегодня польское правительство, это обеспечение страны «спотовыми» 2 млрд. куб. м. газа. Не прекращается работа и по диверсификации используемых Польшей источников энергии, которыми в данное время обеспечивает страну в основном Россия. С этой целью правительством обсуждается перспектива строительства портового терминала по перевалке и хранению сжиженного природного газа. На сколько мне известно, строительство такого терминала начнется в 2011 году, а его стоимость составит примерно 350 млн. евро.

Параллельно они ведут активную национальную дискуссию о целесообразности строительства альтернативного газопровода из Норвегии и достройки нефтепровода «Одесса-Броды». Все это говорит о том, что страна самым серьезным образом занимается диверсификацией газовых поставок с целью минимизации рисков и чрезмерной зависимости в этом вопросе от политики России.

Кроме того, Польша намеренно не продает никому нефтеперерабатывающие мощности, а если и продает, то государство в обязательном порядке оговаривает целый комплекс условий, при которых государство остается «влиятельным игроком», регулирующим политику инвесторов. Газораспределяющая и газотранспортная системы у них находятся исключительно под государственным контролем, хотя и являются открытым акционерным обществом.

Во всем этом и выражается государственный подход к энергетической безопасности Польши. У нас же все с точностью наоборот…

- В продолжение этой темы: - конфликт ИСД и «УкрГаз-Энерго» это конфликт двух корпораций или двух взглядов на развитие Украины?

- А.П.: Конфликт между корпорацией «ИСД» и газовым монополистом «УкрГаз-Энерго» - это не конфликт двух хозяйствующих субъектов, как интерпретируют это противостояние некоторые. Это – сигнал для всего украинского бизнеса. Большинство просто недооценивает истинной сути происходящего. А ведь с высокой вероятностью может так случиться, что через каких то 3-4 месяца эта частная газовая монополия может в одночасье поставить за грань выживаемости не только всю экономику, но и рядового потребителя природного газа в Украине.

- Прокомментируйте, пожалуйста, конфликт ИСД с польским профсоюзом «Солидарность». Есть ли основания думать, что он спровоцирован вашими бизнес-конкурентами?

- А.П.: Ради объективной оценки реального положения вещей во взаимоотношениях между администрацией меткомбината «Huta Częstochowa» и профсоюзами, думаю, следовало бы предоставить возможность высказать свою позицию не только профсоюзу «Солидарность», но и другим профсоюзам, которые на сегодняшний день действуют на предприятии.

Со своей стороны, как председатель Наблюдательного совета компании «ISD Polska», хочу со всей ответственностью заявить, что у нас нет и никогда не было значимых конфликтов ни с одним из пяти профсоюзов. Думаю, для всех это стало очевидным после того, как стало известно о серьезных противоречиях и борьбе за лидерство внутри самого профсоюза «Солидарность».

Хочу прояснить ситуацию. Дело в то, что после того как мы приобрели у Скарба Панства меткомбинат «Huta Częstochowa» и консолидировали активы двенадцати разрозненных предприятий в единый организм металлургического комбината, в актив профсоюза «Солидарность» пришли достаточно амбициозные новые лидеры. С этого момента внутри самого профсоюза начали формироваться совершенно полярные взгляды на роль самой организации, а также характер отношений с работодателем на «Huta Częstochowa».

В пылу борьбы за симпатии рядовых членов профсоюза противоборствующие стороны в своей риторике очень часто пускались в откровенный популизм. В прессе появились требования об увеличении зарплаты на $ 100 долларов. Требования эти были абсолютно необоснованными, но понятно, что такого рода заявления многим членам профсоюза «грели душу». Ведь те же лидеры не объясняли своим рядовым членам, что это элементарные избирательные технологии популистского характера, которые не имеют ничего общего с фиксированными обязательствами инвестора в социальном пакете. Несколькими неделями ранее внутрипрофсоюзный кризис закончился расколом профсоюза «Солидарность». По инициативе нового лидера этого профсоюза Марека Лисовского и с одобрения большей половины членов бывшего профсоюза зарегистрирован новый профсоюз под названием «Солидарность» ИСД Huta Częstochowa. К такому шагу, по мнению оппозиционного крыла «Солидарности» их подтолкнули действия их прежнего шефа Марека Вуйчика.

В течение ближайших трех месяцев новая организация должна избрать свое обновленное правление. У нас, и я в этом абсолютно убежден, достаточно конструктивная и аргументированная позиция, вытекающая из согласованного ранее социального пакета, где рост уровня оплаты труда увязан с экономическими успехами компании по согласованному алгоритму.

Думаю, что в ближайшее время мы сядем за стол переговоров с новым руководством профсоюза «Солидарность» с тем, чтобы урегулировать надуманные не нами разногласия и выработаем компромиссное решение для обеих сторон.

Вместе с тем, хочу подчеркнуть, что для западного сообщества постоянный диалог между работодателями и профсоюзами это абсолютно нормальное явление. Конфликта здесь никакого нет, как интерпретировали это событие некоторые украинские СМИ. Это рядовая, ежедневная работа, как часть или элемент процесса управления персоналом.

А вот в Украине между работодателями и профсоюзами конфликты вполне реальны, потому что этому аспекту у нас уделяется очень мало внимания. К тому же у нас социальные гарантии и защищенность работников очень слабо прописаны законодательно. И многим украинским работодателям следует перенимать опыт и практики своих западных коллег по налаживанию коммуникаций с трудовыми коллективами. Это большая, сложная и комплексная работа. Сюда входит и разработка коллективных договоров, и выполнение достаточно жестких требований и обязательств, заложенных в социальном пакете, а также постоянный диалог с активами различных профсоюзов.

- Чего не хватает сегодня украинским компаниям, которые выходят на внешние финансовые рынки и тем, кто продвигает свою продукцию на запад? Как государство может помочь им?

- А.П.: Вынужден констатировать, что до сих пор наше государство проявляло абсолютную амбивалентность к проблемам отечественных компаний-экспортеров. Считалось, что если это частная компания, то свои проблемы она обязана решать самостоятельно. Поэтому государственная помощь если и была, то только не металлургам, химикам и сельскому хозяйству. Преференции предоставлялись то космической отрасли, то авиационной или автомобильной промышленности. О металлургах никто никогда не думал. И это была, на мой взгляд, самая недальновидная государственная политика. А ведь поддержка основных экспортеров и их уверенные позиции на внешних рынках сбыта, это, по сути, залог стабильности курса гривны, контролируемой инфляции в стране, формирование доходов государственного бюджета и экспортной выручки. Во всем этом – залог социальной стабильности и роста экономического потенциала страны.

В условиях, когда до 80 процентов в металлургии экспортируется, а темпы роста внутреннего рынка крайне незначительны, - государство просто обязано оказывать поддержку своим экспортерам. Это первостепенная задача всех тех людей, которые в наших посольствах отвечают за экономическую политику и всех официальных государственных делегаций, которые совершают зарубежные вояжи за государственный счет.

Справка «Острова»: Консорциум "Индустриальная группа" управляет активами концерна «Индустриальный Союз Донбасса». Президентом консорциума является экс-секретарь СНБО Украины Виталий Гайдук.

«ИСД» специализируется на производстве и реализации металлопродукции, контролируя Алчевский и Днепровский металлургические комбинаты, Краматорский металлургический комбинат им. Куйбышева, Днепропетровский трубный завод, Алчевский коксохимический завод, Пантелеймоновский огнеупорный завод, а также металлургический комбинат Dunaferr и металлургический завод DAM Steel в Венгрии, Huta Czestochowa в Польше и другие активы.

"Остров"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: