Воскресенье, 21 октября 2018, 00:221540070528 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Цена долга

Мы сегодня - страна должников. Налогоплательщики должны правительству, правительство - промышленности, горняки - транспортникам. Обанкротившиеся банки должны вкладчикам, заемщики - банкам не обанкротившимся, я жене - шубу, а сосед мне - пять тысяч. Поэтому новая профессия – коллектор просто не могла не возникнуть.

Буквально на днях Национальный банк Украины обязал банки указывать в кредитных договорах с рядовыми украинцами не номинальную, а реальную стоимость кредитов. И детально расписывать все затраты при их оформлении.

Эта инициатива, вроде бы призванная избавить заемщиков от лишних трат, на деле может спровоцировать кризис на рынке потребительского кредитования.

Из-за жесточайшей конкуренции банкам придется заметно снизить декларируемые ставки, которые на первых порах помогали не только минимизировать негативные последствия клиентских дефолтов, но и зарабатывать невиданную в других финансовых секторах прибыль (удорожание на сегменте «быстрых» кредитов в торговых сетях в среднем составляет 60-70%).

Сейчас прибыльность и сравнительная безопасность потребкредитования обеспечивается главным образом за счет обнаруженных НБУ ухищрений. В значительной степени благодаря им рынок по-прежнему растет. Наиболее оптимистично настроенные эксперты полагают, что в ближайшие пять лет рынок «потребов» может вырасти с нынешних 1,8 млрд. долл. до 10 млрд.долл.

При этом лидеры обычного потребительского и экспресс-кредитования (выдача быстрых кредитов без залога прямо в торговых точках) публично заявляют об удельном весе плохих займов в своем кредитном портфеле в районе 5-15%.

При таком развитии событий, уже в этом году объем проблемной задолженности, который может быть передан на аутсорсинг в лучшем случае может составить 50 млн.долл. (в более «оптимистичных» сценариях фигурируют суммы свыше 80 млн.долл.).

Так что не за горами то время, когда удельный вес «просрочки» начнет бить рекорды, а кризис станет близок как никогда. Однако мир не без добрых людей. У потенциальных «погорельцев» уже обнаружились помощники.

«Добрые» люди

В последнее время на рынке появились несколько структур, готовых взять на себя труды по возврату долгов по потребительским кредитам: Credit Collection Group (ССG), коллекторская компания «Служба исполнения обязательств», украинская «дочка» российской коллекторской компании Sequoia Crеdit Consolidation (SCC), структура при Международном бюро кредитных историй. Работа в регионах в компаниях поставлена по-разному. Например, Credit Collection Group создала подразделения во всех областях страны (в том числе Донецкой), а вот Секвойя охватывает регионы лишь посредством активной работы call-центра без создания соответствующей филиальной сети.

Основные услуги коллекторской компании (так во всем мире называется бизнес по возврату долгов) - возврат проблемной задолженности и «юридическое преследование» нерадивых клиентов.

В коллекторских компаниях подчеркивают, что работают исключительно в цивилизованных рамках. По словам начальника отдела аналитики Credit Collection Group Алексея Снигурского, процесс цивилизованного возврата долга состоит из нескольких этапов. На начальном происходит сбор информации о должнике и ее обработка, что помогает найти наиболее эффективный подход к конкретному человеку. Затем должнику отправляют почтовые уведомления, с ним ведут телефонные переговоры. Следующая стадия - урегулирование проблемы в досудебном порядке посредством личных встреч с должником. И, наконец, суд и последующее обеспечение исполнения судебного решения. Впрочем, суд с должником – практически последний этап «жизни» кредита. В большинстве случаев, сам факт суда – это уже признание неудовлетворительной работы коллекторов.

Однако, как отметил один из банкиров, к украинским клиентам будет очень сложно применить западные коллекторские технологии. А ведь фирмам данного профиля предстоит жить исключительно за счет процентов, которые они берут от суммы возвращаемой задолженности. Плата за услуги обговаривается с каждым партнером особо и зависит от срока «просрочки» и насколько должник находится «на контакте» (в среднем колеблется в пределах 20-70% от суммы взысканного долга). Официально обещаемый процент возврата – 20-25% от суммы переданного долга, однако, на практике реальный объем составляет 7-10%.

И их клиенты

Крупнейшие игроки рынка потребкредитования пока не стремятся сотрудничать с новоиспеченными украинскими коллекторами, но к рынку присматриваются. Одни банки вынашивают планы создания собственных коллекторских фирм («УкрСиббанк», «Родовидбанк). Другие пока обходятся собственными силами. «Приватбанк» уже несколько лет назад создал фирму по возврату проблемной задолженности. Она работает по стандартным правилам банковских служб безопасности и выходить на общий рынок не планирует.

Впрочем, банки, предоставляющие розничные услуги, уже сейчас осознают, что традиционные «выбивальщики» долгов - собственные службы безопасности и наемные подрядчики (адвокаты, юридические компании), с такой объемной работой в самом недалеком будущем справиться не в состоянии. Специалисты отмечают, что при клиентской базе свыше 50-60 тыс. человек, уровень плохих долгов достигает того уровня, когда отдать их на взыскание сторонней организации дешевле, чем содержать собственный штат.

Работа же внутренних служб безопасности банков связана не столько с взысканием долгов, сколько с обеспечением экономической безопасности финансового учреждения. Кроме того, более приоритетными для таких структур являются крупные должники.

Поэтому, как рассказал сотрудник одного из системных банков, пожелавший остаться неназванным, целесообразность создания фирм, специализирующихся на возврате проблемной задолженности физических лиц (или, как вариант, обращения к подобным организациям), сегодня рассматривается практически всеми ведущими игроками потребительского сегмента.

Банкиры без портфелей

Одно дело - предоставить третьим лицам возможность разбираться со своими проблемными заемщиками (все украинские коллекторы работают с банками по агентским соглашениям, то есть за проценты с возвращаемой задолженности). И совсем другое - продать кому-то любовно собранный портфель «плохих» кредитов.

Михаил Курочка - начальник управления по работе с проблемными активами АКИБ «УкрСиббанк» полагает, что аутсорсинговые услуги по сбору долгов будут востребованы в том случае, если банковские долги будут выкупаться. При такой схеме баланс очищается от проблемной задолженности, а также сокращаются финансовые потери от обслуживания плохих кредитов. И даже если банк теряет на дисконте при продаже долгового пула, в итоге он получает живые деньги, которые может направить в нужное русло.

Однако, чтобы закупать «проблемку» впрок, посредникам нужно быть твердо уверенным, что они «отобьют» вложенные деньги. Это будет возможно только в случае наличия отработанных технологий и неоднократных положительных прецедентов возврата больших портфелей долгов при работе на агентских соглашениях. Ведь перепродать купленные пулы будет уже некому – вторичного рынка проблемных потребкредитов в Украине не существует.

Распилят, но не сейчас

По всей видимости, реальный интерес к бизнесу на банковских долгах возникнет на рынке только в период кризиса банковского ритейла. Впрочем, можно согласиться с большинством аналитиков, считающих, что системный кризис «плохих» розничных кредитов нам пока не грозит, но вот проблемы у отдельных банков - неразборчивых кредиторов более чем вероятны. В этой ситуации НБУ, кроме введения требования указывать реальные ставки, логично сыграть на опережение, приступив к разработке мер по заблаговременному «сдутию» пузыря необеспеченных потребкредитов, например, введя предельные лимиты таких кредитов по отношению к собственному капиталу банков.

Коллекторский рынок могут раскачать банки с иностранным участием, которые, работая на западных рынках и рынках СНГ, привыкли к такому сервису и умеют им пользоваться. Пример «Секвойи» тому подтверждение. Не исключено, что захотят заработать на долгах и украинские банки.

Кстати, помимо банков, у коллекторов есть еще один «задел» на будущее: долги жилищно-коммунального сектора и сферы телекоммуникаций. Численность должников по оплате за квартиры и телефонную связь давно «перепрыгнула» рубеж, когда жилищно-коммунальным службам выгоднее передать эти долги специализированным фирмам.

Нам же, рядовым заемщикам, остается помнить, что все в действительности начинается с безобидных потребкредитов, а заканчивается долгами, переданными детям. Что целые поколения людей в различных странах изо дня в день отправляются на работу, чтобы расплатиться по процентам или по долгам, нажитым еще 10–20 лет назад. В противном случае к ним придут коллекторы, которые специализируются исключительно на выбивании долгов. Поэтому, если наши коллекторские компании захотят быть рентабельными, им придется «закручивать гайки», быть более настойчивыми, что может даже спровоцировать клиентов обращаться в правоохранительные органы с заявлениями о силовом или как минимум о психологическом давлении. При этом, как отмечает адвокат Виктор Кобылянский, законодательно деятельность коллекторских компаний, работающих по агентским соглашениям, регулируется точно так же, как и деятельность обычных юридических компаний.

Герман Астанин, специально для «Острова»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: