Вторник, 16 октября 2018, 04:371539653838 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Владимир Шевченко: "Коррупция не в вузах, а в обществе"

Компания по внешнему тестированию завершена, пора подсчитывать шансы на поступление. Но, несмотря на все уверения чиновников, взяточничество в системе может остаться, а школы и вузы - потерять налаженную десятилетиями образовательную связь. И это на фоне роста цен на обучение и полного равнодушия бизнеса к нуждам вузов…

О своем видении будущего высшей школы Донбасса и государственной политики в сфере образования рассказывает ректор Донецкого национального университета Владимир Шевченко.

- Владимир Павлович, как вы относитесь к внешнему тестированию и какими будут его последствия?

- На региональные центры тестирования были возложены все задачи, связанные со сдачей вступительных экзаменов в вузы. Конечно же, отстранение вузов от оценивания знаний выпускников то ли этого года, то ли прошлых лет, я считаю, нарушение законов педагогики. А законы очень простые – мы должны четко знать, к чему приведет педагогический эксперимент. Если к положительному результату – тогда его можно начинать, но прежде тщательно подготовить к этому детей. Системы тестирования в школе не разрабатывались, дети к системе тестирования не приучены. Более того, учителя, как участники учебного процесса, тоже не всё понимают. И родители точно так же. То есть, главные действующие лица в системе образования – школьники, учителя и родители – к новой системе не приспособлены.

Я предлагал совершенно другой подход – не всеобщий, а более гибкий. Да, школа готовит абитуриентов и не всегда оправдывает возложенные на нее надежды. В первую очередь, по качеству образования. И конечно, государство и люди, которые вкладывают свои деньги в систему образования, должны видеть, что она отвечает их потребностям, и должны ее контролировать. Поэтому я считаю, что надо было бы вывести на тестирование только два экзамена - по математике и украинскому языку и литературе - предметам, которые пронизывают всю систему среднего образования. Тогда бы центры тестирования сосредоточили внимание на этих двух предметах, могли бы их более качественно подготовить и провести проверку, не нарушая учебный процесс.

Третий экзамен надо было бы проводить в университетах, именно по той специальности, на которую идет абитуриент. Ведь чтобы определить дар Божий ребенка в математике, необходимо, чтобы этот дар проверял ученый-математик, в физике – ученый-физик и т.д. Тогда вопрос преемственности средней и высшей школы был бы закрыт. Это дало бы возможность легче находить талантливых детей, которые нам крайне необходимы. Наши студенты-математики уже многие годы успешно выступают на многих олимпиадах, попадают в сборную и побеждают. Команда математиков Украины, которая выступала на студенческой олимпиаде в Греции, состояла из студентов Киевского и Донецкого национальных университетов. Ведь мы этих ребят нашли! И такую возможность нам должны давать.

Самое плохое в том, что мы отсекаем ученых от подбора талантливых детей и перегружаем работу центров, отдав им все дисциплины. Здесь нужно работать более тонко, четко, и нельзя разрывать школу и университеты в плане приема детей.

Как-то по этом поводу я сказал бывшему министру образования Николаенко: «Станислав Николаевич, скажите, вы дадите согласие, чтобы я вам невесту подбирал?». Так и здесь – согласие на подбор студентов. Правда, он ничего мне не ответил, только улыбнулся.

Что касается самой тестовой системы, то я отношусь к ней положительно, а форму ее проведения нужно продумать более тщательно – чтобы она соответствовала тем традициям, которые сложились в украинской школе. Раньше дети были более подготовлены, чем сейчас. Это касается, кстати, и студентов, изучающих фундаментальные и технические науки. Это проблема, потому что материальная база средней и высшей школы, научных и учебных лабораторий – очень серьезный вопрос. Он находится сейчас в таком состоянии, что дальнейшее качество выпускаемых специалистов идет с большим вопросом.

- Тестирование – панацея от взяточничества?

- Я понимаю, что в обществе сейчас сложилось представление о коррумпированности вузов и прочего. Полностью отрицать этого нельзя, это есть и были зафиксированы случаи и в нашем университете. Но где гарантия того, что в тех же центрах тестирования подобные явления не будут проявляться? Если эта гадость прижилась в каком-то коллективе, то искоренить ее сложно. Не будет на вступительных экзаменах, так перейдет в учебный процесс. Я думаю, что искоренения как такового не произойдет. Она перенесется в другую сферу, даже в самого студента. Тут нужно заниматься не системой, а обществом и его моралью.

- Как будет проходить отбор, если баллы по тестам будут одинаковы?

- В правилах приема есть пункт, согласно которому каждый вуз имеет право провести собеседование с 40% абитуриентов, поступающих на гуманитарные специальности, и с 60% - на все остальные направления. Это и произведет определенную градацию. К тому же роль будут играть наличие золотой медали, победы абитуриентов в конкурсах и на олимпиадах.

- С каждым годом стоимость обучения увеличивается. Это все инфляция или спрос растет?

- Начнем по порядку. Первое – зарплата преподавателя возрастает. Второе – возрастает стоимость оборудования. В первую очередь, закупка новых приборов – тут и научные приборы, и компьютеры и прочее. Растут цены на коммунальные услуги, на содержание учебных корпусов и общежитий. То есть, когда цены на рынке повышаются, автоматически возрастает и стоимость обучения. Это только некоторые факторы.

Да, цена обучения зависит от престижности факультета, но понятие престижности относительное. Все зависит от конкурса на ту или иную специальность. К примеру, на специальность «право» - паломничество. Даже если я поставлю $2,5 тыс. стоимость обучения, все равно найдутся люди, готовые платить такие деньги. А если я такие расценки установлю на математику или физику, то вряд ли найдутся желающие туда пойти. Учитывается спрос. На каждую специальность – свой финансовый расчет. Но все равно стоимость образования в Украине на порядок ниже, чем в европейских вузах.

Самая большая наша беда в другом – если посмотреть на американские университеты, то там предприятия, промышленность очень активно участвует в финансировании учебы студентов. Если посмотреть бюджет почти любого тамошнего университета, то около 40% этих средств дают предприятия. У нас таких только 1%. То есть, наша промышленность не интересуются высшим образованием, они не вкладывают в него деньги, не готовят для себя специалистов.

Но Украина и США находятся на разных стадиях экономического развития – если американский бизнесмен заботиться о будущем своей фирмы и накапливает умственный потенциал через науку и образование, то у нас пока бизнес беспокоится о своем кармане. Он выжимает из предприятия, которое приобрел незаконно или по дешевке, как можно больше. И доводит его до разрушения. Со времен Союза у нас осталось очень мало предприятий, которые прошли обновление. В основном, из них по старой технологии качают деньги. Возьмите металлургическую промышленность – она же вся неимоверно энергоемкая. На Западе уже давным-давно металлургическая промышленность не работает так, как наша, давно используются совершенно другие современные методы. У нас все еще идет процесс внутреннего обогащения каждого олигарха. На западе они уже понимают, что без подготовки нужного им специалисты у них не будет будущего.

- В этом году выпускников-бакалавров ждет новое испытание – вступительный экзамен в магистратуру. Как, по вашему мнению, пройдет эта кампания?

- Пока мы еще сохранили понятие специалиста и ввели понятие магистра. В прошлом году студентов еще зачисляли по результатам их работы за четыре года бакалаврата. Теперь придется сдавать вступительный экзамен, и все будет определяться в сумме. Если в определенный университет раньше поступали только студенты именно этого вуза, то теперь подать заявку имеют право бакалавры всех вузов страны, в том числе и выпускники прошлых лет. Необходимо только соответствие специальностей. Могут поступать заочники и договорники, и все – претендовать на бюджетные места. То есть, конкуренция значительно возрастет. Впрочем, я не думаю, что оценка за вступительный экзамен будет играть значительную роль – все-таки за плечами студента определенный багаж и знаний и оценок. Все выпускники бакалаврата будут иметь равные возможности. Хотя, как показывает опыт других университетов, где эта системы была внедрена раньше, как правило, поступают только свои. Очень редко из одних вузов приходят пытать счастья в другом вузе. Тем не менее, уже сейчас к нам зачастили бакалавры – выпускники частных вузов. Они нашли хорошую лазейку – они заканчивают бакалаврат частного вуза, поступают в государственный, и получают всего за год диплом национального, признанного университета…

- То есть, возрастет конкуренция…

- Да, ситуация будет больше давить. Тем более, что набор в магистратуру на бюджет – это четверть или максимум треть от бюджетного плана набора на бакалаврат. То есть, многие бюджетники просто не смогут реализовать возможность учиться в магиатратуре бесплатно. Есть даже специальности, на которых число выпускников бакалаврата, получивших диплом с отличием, больше, чем число мест на магистратуре. Здесь градацию помогает произвести как раз этот вступительный экзамен. Но к 2010 мы должны будем перейти на систему бакалавр-магистр. То есть, специалист как понятие из высшей школы исчезнет.

Сейчас я вхожу в состав комиссии по реформе высшего образования, и в новом проекте Закона о высшем образовании понятие специалист уже отсутствует. Но если государство так и оставит к тому времени такой маленький бюджетный набор на магистратуру, то это очень сильно ударит по ребятам. Не каждая семья сможет выдержать оплату за «пятый курс» – она выше, чем на последнем курсе бакалаврата. И разница существенная, ведь также меняется и преподавательский состав – в магистратуре, в основном, будут работать только профессора и доценты. А у них и зарплата выше, и учебные лаборатории должны иметь приборы значительно более высокого качества. Здесь много всяких нюансов, которые будут усложнять жизнь для тех, кто стремиться попасть в магистратуру, но из-за малого числа бюджетных мест они не смогут это реализовать. Государству необходимо пересмотреть эти позиции. На Западе тоже подобные вещи есть, но у них очень развита система кредитного обучения. Это решает и проблемы финансов для студентов, и позволяет вузам иметь более мощную материальную базу.

- Раз уж вы упомянули возможные изменения в законе, уточните, что еще может поменяться?

- Изменений планируется много. Будет градация, связанная с преподавательским составом, с научными степенями. Будет введено понятие доктор философии, вместо кандидата вводится доктор наук. Резко меняется понятие классического университета. Если сейчас в это понятие вносится перечень специальностей, которые есть на факультетах вуза, то в планах сделать это понятие зависимым только от численности студентов. Впрочем, многие ректоры выступают против такого определения. Понятие «институт» как высшее учебное заведение тоже исчезнет из системы высшей школы – останутся только университеты. Поменяется система избрания ректора, декана, завкафедры. Рассматривается также проблема автономии вузов, участия студентов и студобъединений в руководстве вуза. Должна поменяться система финансирования вузов, но в проекте закона, к сожалению, почти ничего об этом не сказано. Проблема снижения учебной нагрузки с преподавателя. А сейчас нагрузка очень высокая – раза в два выше, чем в западных университетах, и это только учебной нагрузки.

Целый ряд финансовых проблем, к огромному сожалению, не находит отражения в проекте закона. Я об этом так говорю: если мы смотрим на Европу и Америку и хотим им подражать, то давайте подражать и в следующем – если мы делаем какую-то реформу, то за идеологической платформой этой реформы должна сразу же следовать финансовая, которая бы подкрепляла решение финансовых проблем. У нас этого нет. Приведу маленький пример – совсем недавно Президент Украины издал указ о создании нормальных условий для учебы и проживания студентов–инвалидов. Должны быть оборудованы специальные туалеты, аудитории, подъезды и лифты в общежитиях, и прочее. А финансового подкрепления требований нет. Дальше идет министерский указ – ректорам создать условия. А за что? Такая, будем говорить «абракадабра», чернит то доброе, что задумывается – в реальности это реализовать очень сложно.

- Какова ситуация с реконструкцией общежитий, в том числе к Евро-2012?

- Уже год вокруг этого вопроса идет болтовня. Я даже не могу найти другого слова. До сих пор ни одной копейки на реконструкцию ни один вуз Донбасса не получил. Мы уже сами отремонтировали два общежития. Делается все по очереди – три этажа отселяем, ремонтируем, заселяем и далее следующие три этажа. Например, этим летом планируем сделать все сложные работы во втором общежитии, а потом будем действовать именно таким методом – по этажам. На ремонт одного общежития таким образом уходит почти два года.

Болельщики пробудут здесь летом около трех недель и после общежитие останется студентам. Я, правда, не знаю, в каком состоянии оно останется, смотря какие приедут болельщики. Если такие, как англичане, которые все крушат на своем пути, то придется наверное еще больше затратить чтобы восстановить (смеется). Здесь никто гарантий не даст - придется, видимо, устраивать свои внутренние дежурства, службы, которые бы держали порядок в общежитии.

- Правда, что скоро возле ДонНУ появится памятник Василю Стусу?

- Да, правда. После многолетних споров мы все-таки получили в распоряжение скверик напротив университета. Проект уже закончен – это будет студенческая зона отдыха, здесь же будет памятник. Скульптор, скорее всего, будет из Киева – человек, который уже делал Стуса. В Донецке подобного мастера нет.

- Университет неоднократно судился с фирмой «Альфа-спорт», которая расположила на территории вуза магазин, отстаивая свои земельные права. Недавно вы написали письмо Президенту. Реакция уже была?

- Письмо было передано в Секретариат Президента, но пока никакого ответа не пришло. Наверное, все обойдется тем же, чем и раньше – запросят что-то у местных служб, они на это формально ответят и на этом все встанет. Вообще, спорных моментов у университета и различных фирм три. Один - зона в районе пр. Театрального, между физфаком и филфаком, вторая - на ул. Розы Люксембург, 10. Скоро будет уже год, как все это началось, но никто ничего не делает. Уже был протест прокурора, он был принят горисполкомом, но решений никаких не предпринималось. Суды вынесли решения в пользу университета, а вот исполнительная служба ничего не делает.

Дело в том, что спорная земля – государственная. Ее, в соответствии с Земельным кодексом, никто не имеет право забирать и отдавать под какие-то другие нужды, даже вузу запрещено ее отдавать – она находится под защитой государства. Например, в случае с участком на Театральным проспекте мы наталкиваемся на полнейшее нахальство и безучастие нашей милиции, судов, городской власти. Не буду всего говорить, но я более чем уверен, что кто-то из госслужащих горисполкома заинтересован в нерешении этих проблем, и заинтересован не просто на словах, а втянут в финансовые махинации.

Меня удивляют и решения судов, которые по году все переадресовывают друг другу. Получается, что борьба с коррупцией - это всего лишь слова, которые говорятся ради того, чтобы идеологически воздействовать на людей. А когда речь идет о реальности, то ничего не работает. И это обидно, что речь идет о государственном вузе, о студенческой молодежи, которой нужны совсем другие житейские ценности. Но сдаваться мы не собираемся. Мы продолжаем судиться. Хотя знаете, я за это время и как ученый, и как руководитель столь крупного, одного из лучших в Украине вуза, мог бы заниматься проблемами учебы, науки, спорта и так далее, а приходится мне заниматься вот этой чепухой – это ну никак не должно быть приоритетным направлением моей деятельности. Я думаю, что об этом должны беспокоиться и местные власти.

Роман Колгушев, "Газета 24", для "Острова".



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: