Четверг, 18 октября 2018, 02:191539818359 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Донецкую скрипачку-инвалида выгнали из дома

Лене Серединой всего шестнадцать, но она уже четко знает, чего хочет от жизни - стать профессиональным музыкантом. Хотя оснований для гораздо большего количества желаний у нее предостаточно: судьба ей явно задолжала.

Пятьсот гривен в месяц на двоих.

Мы познакомились с Леной на областном конкурсе для одаренных детей-инвалидов. Красивая стройная девушка с шикарными длинными волосами исполняла чувственную мелодию собственного сочинения.

- Извини, но я не пойму, что с тобой не так? Выглядишь замечательно! - как можно аккуратнее поинтересовалась я у нее после выступления, намекая на отсутствие каких-либо внешних признаков нездоровья.

- Вы имеете в виду, инвалид ли я? - спокойно уточнила скрипачка. - У меня серьезное заболевание крови. К счастью, на внешности это пока не отражается! К тому же я очень люблю музыку - уже десять лет занимаюсь, в этом году поступила на второй курс музучилища - это дает мне силы противостоять болезни.

- Видели бы вы, с какой радостью Лена бежит на занятия даже когда неважно себя чувствует! - поддержала разговор ее мама, Елена Черкас. - Вот и сейчас - через две недели после операции и температуры она поднялась и пошла играть. Я в таких случаях говорю: слава Богу, что у дочери есть такой стимул, иначе бы она так и продолжала лежать в кровати. Хотя иногда возникают мысли: «Кто меня назовет нормальной мамой - такой больной ребенок, а я разрешаю ей так активно жить, ездить на конкурсы. Вдруг в дороге что-то случится?!» Достаточно, чтобы автобус резко затормозил - и Лена может попасть в реанимацию. Ездим-то мы на общественном транспорте, потому что наши материальные возможности очень ограничены: пятьсот гривен в месяц на двоих. Раньше я получала еще надбавку по уходу за ребенком, но в этом году наверху, между министерствами, происходят какие-то свои недоразумения - одни требуют справки такой формы, которые другие не делают. В результате мы остались без надбавки.

На этом наша беседа закончилась. Однако вопрос, как на такие средства могут жить девушка-инвалид и взрослая женщина, заставил обратиться в областное управление по делам семьи и молодежи.

- Да, мы знаем эту семью. Девочка действительно очень больна, поэтому мама вынуждена посвящать ей всё время, отказываясь от возможности работать, и жить на государственное пособие чуть больше пятисот гривен в месяц, - подтвердили сотрудники управления. - Вообще эта мама - умничка: другие, оказавшись в такой безвыходной ситуации, начинают пить с горя, а она делает всё, чтобы ее ребенок жил.

- Если бы деньги на жизнь были нашей единственной с дочкой проблемой, мы были бы счастливы! - грустно пошутила Елена Ивановна во время нашей следующей встречи. - Нам негде жить, к тому же Леночка - скрипачка без скрипки...

Две Елены все еще надеются, что им удастся выкарабкаться из той сложной ситуации, в которой они оказались.

В общежитии отказали.

До недавних пор мама и дочь жили в однокомнатной квартире их бабушки в Петровском районе Донецка. Отношения со старшей родственницей давно не складывались: ужасная теснота - двое взрослых и больной ребенок на 16-ти квадратных метрах - довела до того, что сейчас бабушка подала в суд на дочь и внучку, требуя их выселить (хотя они прописаны в квартире).

- Я уже к кому только не обращалась за помощью, - едва не плачет Елена Ивановна. - Понимаю, что в квартирке очень тесно, но мы с Леной всегда старались занимать как можно меньше места. Я вставала рано утром, чтобы успеть приготовить завтрак, а потом проветрить кухню перед приходом учителей, потому что заниматься с дочкой им приходилось здесь же, за обеденным столом. И так - все школьные годы. В общем, мы всячески пытались не давать поводов для недовольства. Об этом я говорила и во время встречи с судьей. Надеюсь, он оценит все факты и не приговорит ребенка-инвалида жить на улице.

Сейчас маленькая семья живет в районе площади Бакинских комиссаров - снимает комнату, чтобы поездки в музучилище проходили с меньшим риском для жизни. К тому же постоянно жить в состоянии войны стало уже просто невозможно. Именно из этих соображений было принято такое непростое решение - тратить студенческую стипендию в 450 гривен на комнату...

Конечно, Лену могли бы разместить в общежитии музучилища, но жить там без мамы она не может. Елена Ивановна просила сделать для них исключение и дать разрешение поселиться ей вместе с дочерью, но получила отказ.

Забрали в милицию и заподозрили в хулиганстве.

Как человек талантливый, Лена с каждого конкурса привозит диплом победительницы и, в основном, какой-то сладкий приз. Хотя каждый раз она мечтает, что за все свои старания получит самый долгожданный и крайне необходимый подарок - скрипку. Вот и недавно, когда узнала, что завоевала гран-при областного конкурса, тоже надеялась на чудо.

- Когда я заканчивала музыкальную школу и мне нужно было переходить на профессиональный инструмент, скрипку подарила знакомая моей бабушки: после смерти мужа, игравшего в оркестре, у нее на антресолях она лежала без дела. Причем это была уже не скрипка, а так - печальные останки инструмента, нуждавшиеся в серьезной реставрации. Мы сделали из этого обрубка более-менее сносную скрипку, я играла на ней два года, а потом та женщина почему-то решила забрать инструмент. Для меня это был шок. Прихожу - скрипки нет, а у меня занятия, репетиции, да и вообще, куда я без музыки? Сейчас снова играю на чужом инструменте: одолжила у знакомой, которая поступила в консерваторию. Однако мы с ней договорились, что в любой момент я должна буду вернуть ее скрипку, - объясняет Лена.

- А узнать, почему женщина так поступила, вы пытались? - спрашиваю у Елены Ивановны.

- Конечно, я тогда успокоила дочь и предположила, что если мы к ней сходим и объясним безвыходность ситуации, она поймет и вернет. Ведь ее муж тоже был музыкантом! Но в итоге оказались... в отделении милиции. Отчего-то бабушкина знакомая вдруг резко невзлюбила нас: мы еще и рот не успели открыть, как она закричала: «Убирайтесь вон!» - и вызвала милицию. Старушка так вопила, что нас действительно отвезли в отделение и продержали там около трех часов, выясняя, правда ли, что Лена избивала пенсионерку. Хотя как она может кого-то ударить, если потом сама из-за этого умрет? В общем, теперь моя дочь - скрипачка без скрипки: инструмент стоит около десяти тысяч гривен, а это для нас нереальная сумма.

Ющенко, Тимошенко, Янукович - все только обещают.

Пытаясь спасти свою дочь, Елена Черкас давно распродала всё ценное, что у нее было. Потом женщина стала обращаться за помощью ко всем тем, кто с экранов телевизора и газетных страниц говорит о себе как о защитнике простого народа.

- Я писала всем, кому только можно, умоляя хоть как-то помочь нам решить жилищный вопрос. Начала просить, когда еще Кучма был. Потом Ющенко. А вот мои обращения к Тимошенко. Причем одно из них я отдала премьеру лично в руки, когда она была в Донецке. Приложила к письму фотографии нашей квартиры, чтобы Юлия Владимировна поняла, в каких условиях живет девочка-инвалид, и копии дипломов - может, талантливому ребенку охотнее помогут? Но ответа не получила...

Каждое мое обращение возвращается из Киева в донецкий горсовет, а оттуда мне приходят отписки - как под копирку: «На данный момент свободного жилья в городе нет, помочь не можем».

Так же реагируют на мои мольбы и благотворительные фонды. Например, братья Кличко сообщили, что они очень сочувствуют моему горю, но пока помочь не могут. Зато от своего имени попросят мэра города.

Одно из последних моих писем было адресовано Людмиле Янукович. Вскоре она лично перезвонила мне, посочувствовала и тоже сказала, что не знает, как помочь...

Да, получается, я только тем и занимаюсь, что бегаю с протянутой рукой. С особой надеждой иду к тем, кто уже однажды помог. Но, как правило, в ответ слышу: «Мы уже оказывали вам поддержку, разве нужно что-то еще?». Как им объяснить, что даже «астрономической» суммы, например, в две тысячи гривен не хватит, чтобы раз и навсегда вылечить Лену!

Я уже сама очень устала ходить, просить. Но другого выхода у меня просто нет! И это мое право как матери - бороться за жизнь и здоровье собственного ребенка! Потому что больше некому. Государство наше только на словах заботится о таких, как Лена.

С такими показателями не живут. Но Лене это удается!

Вообще-то подающая надежды скрипачка родилась вполне здоровым ребенком. Но как только пошла в первый класс, начала жаловаться на головную боль и красные точечки на коже. Потом на спине у малышки появились синяки и потертости. Убедившись, что дочь никто не обижал и ранец с тетрадками ни при чем, мама повела ее к врачу.

- До сих пор никто из специалистов не может объяснить, почему у Лены возникло это страшное иммунное заболевание - тромбоцитопеническая пурпура. Суть его в том, что организм борется со своими собственными тромбоцитами как с чужеродными. И если минимально допустимое количество этих телец у нормального человека составляет 200 тысяч, то у больного этот показатель может соответствовать 50-ти. Это очень мало, но жить можно, избегая физических нагрузок и травм, - объясняет Елена Ивановна. - Однако у Лены случай критический: у нее тромбоциты измеряются не тысячами, а... единицами. Это чревато внезапными кровотечениями, в том числе внутренними, что, конечно, очень опасно. Последний раз такое случилось в ноябре. Мы попали в больницу без карточки и результатов анализов, поэтому я начала рассказывать доктору всё по памяти. Но она возмутилась тем, что я называю показатели, несовместимые с жизнью. Однако на следующий день она изучила карточку и сама во всем убедилась.

Самое главное, что шанс победить болезнь у Лены есть. В 2004 году, попав на прием к Валентину Ландику и получив необходимую солидную сумму, Елена Ивановна смогла обеспечить для дочери курс дорогостоящего Сандоглобулина. Организм очень хорошо отреагировал, количество тромбоцитов приблизилось к норме, но через некоторое время, когда мать и дочь поверили в исцеление, снова упало. Оказывается, всё дело в том, что периодически нужно повторять прием этого препарата - тогда болезнь отступит. Однако больше желающих помочь чужому горю не нашлось.

Стакан сока вместо завтрака и обеда.

- Как я распределяю эти пятьсот гривен?.. - растерянно переспрашивает Елена Ивановна. - Просто я всегда помню, что очень ограничена в средствах. Поэтому стараюсь покупать продукты подешевле. Хотя и на качество внимание обращаю - ребенку что попало не дашь. К тому же Леночке обязательно нужно есть мясо: для восстановления сил ей нужна телятина. Каждое утро я делаю ей свежие соки - морковь, свекла, яблоки и лимончик - очень вкусно и полезно.

- А сами вы что едите?

- Я если стакан сока утром выпью, то потом до вечера могу не есть - такой он питательный! - убеждая то ли меня, то ли себя, утверждает женщина.

...Когда узнаешь все подробности жизни измученной матери и талантливого ребенка-инвалида, становится не по себе: за что им всё это? Елена Ивановна чаще других задает этот вопрос самой себе: кажется, еще недавно она окончила донецкий вуз с красным дипломом, преподавала в кооперативном техникуме, в 1993-м родила дочь (развестись с мужем пришлось до появления на свет малышки), еще через два года стала на квартирную очередь. Была уверена, что жизнь сложится, и они с дочерью будут жить счастливо. Даже когда Леночка заболела, не сдавалась: думала, что соберет все свои силы, вылечит ее и снова всё будет хорошо...

Понятно, что больных и несчастных людей вокруг много. Что спасти всех и сразу невозможно. Но если вы всё-таки хотите помочь Лене и ее маме (канун Нового года - время для подарков и добрых дел!), звоните автору материала по телефону в Донецке (062) 311-21-01 или же маме девочки - Елене Ивановне +38(063) 974-55-23.

Ирина Панская. Газета "Донбасс"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: