Воскресенье, 17 декабря 2017, 23:201513545644 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В 2015 году на Донбассе открылись два гуманитарно-логистических центра - в Зайцево и Новотроицком. Они задумывались как места для мелкооптовой торговли, чтобы люди с неподконтрольной территории Донбасса смогли приезжать и покупать товары первой необходимости, продукты питания и лекарства без лишних разрешительных процедур. Таким образом, по задумке властей, жители ОРДЛО должны были почувствовать, что "Украина их не бросила". Но спустя год, риторика властей резко изменилась…

"Я бы с удовольствием их давно закрыл, потому что, кроме проблем, у меня с этими логистическими центрами ничего нет", - признался глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский в сентябре 2016 года.

О том, как создавались гуманитарно-логистические центры и почему они прекратили работу, "ОстроВу" рассказал Андрей Катышев - директор Донецкого коммунального предприятия "АТП" (с августа по декабрь 2015 г.), которое занималось строительством и эксплуатацией этих центров, а также организацией пассажирских перевозок между блокпостами.

- Расскажите, как Вы попали работать на Донбасс?

- В июле 2015 года мне предложил встретиться старый знакомый Андрей Лагунский в офисе главы Донецкой военно-гражданской госадминистрациий Павла Жебривского в Киеве. В беседе Андрей сказал, что Павел Иванович хочет создать на Донбассе свою команду, с которой он будет работать в регионе, а в дальнейшем пойдет и в Киев. Мне предложили принять участие в организации работы трех гуманитарно-логистических центров (оптовых рынков) в так называемой "серой зоне". Первоначально планировалось открыть именно три центра: первый между КПВВ "Зайцево" и блок-постом "Майорск", второй между КПВВ "Новотроицкое" и блок-постом "Березовое" и третий в районе поселка Пищевик, в нескольких километрах от Мариуполя.

- Чем конкретно Вам предложили заняться?

- Мне изначально предлагали заняться поставками товаров на эти рынки. В то время я работал в Херсонской области, где у меня был свой бизнес. Параллельно я возглавлял районную организацию БПП "Солидарность".

- Когда Вы переехали на Донбасс?

- В 20-х числах июля 2015 года мне снова позвонил Лагунский и сказал, что нужно срочно выезжать в Артемовск (сейчас Бахмут). Через несколько дней, на своем автомобиле, груженом оргтехникой и еще двумя такими же как и я "членами команды", я выехал из Киева. В тот же день мы прибыли в Артемовск. Вечером того же дня Андрей Лагунский предложил мне возглавить донецкое областное коммунальное предприятие, которое будет строить, а в дальнейшем и эксплуатировать все гуманитарно-логистические центры в "серой зоне". Работа представлялась мне интересной и масштабной, поэтому я и согласился. В беседе Андрей сказал, что он доверенный человек Павла Ивановича.

- После вашего переезда на Донбасс были ли какие-то конфликты в команде?

- С первого дня моего приезда на Донбасс и по сегодняшний день. Первый конфликт, с которым я столкнулся, - это конфликт между первым заместителем главы администрации Евгением Вилинским и "советником" губернатора Андреем Лагунским. Дело в том, что Вилинский не хотел делиться с неизвестно откуда взявшимся "советником" влиянием на Павла Ивановича и контролем над финансовыми потоками. Вилинский шел с Жебривским нога в ногу со времен его губернаторства в Житомире. На всех этапах Вилинский был верным тылом, всегда грамотно прикрывал зад "патрона". Он никогда не сдаст шефа, потому что без него он никто. Но Вилинский и не позволит никому "совать морду в свою миску". Так и получилось. Сразу после появления на донецком горизонте нового фаворита Жебривского – Андрея Лагунского, с ним началась непримиримая борьба.

Но в чем тут тонкость? Андрей Лагунский хоть и был представлен всем как советник, на самом деле был никем. Этакий "министр без портфеля", а в нашем случае советник без записи в трудовой книжке. Он раздавал команды, но ни за что не отвечал. Единственным человеком, наделенным юридической ответственностью, был я. Поэтому вся желчь Вилинского и вылилась на меня, как человека Лагунского, каковым я не являлся. Вилинский ненавидел всех, кто ассоциировался с Лагунским. В результате этих разборок двух "постельничих" пострадало немало людей, приехавших работать на Донбасс, вложивших свое время, деньги, а в моем случае и здоровье.

- Донецкая областная военно-гражданская администрация помогала в строительстве гуманитарно-логистических центров?

- Помощи в администрации мне практически не оказывали, скорее даже мешали. Жебривский, правда, считал, что все мне помогают, но в этом он ошибался. Слава Богу, что на Донбассе люди приучены к работе, а у многих на той стороне остались родственники, так что помощь исходила в основном от подрядчиков и от мэрии Артемовска, помогали и местные предприниматели, отпускали товар в долг.

- Сколько средств было вложено в строительство первых двух логистических центров в Зайцево и Новотроицком?

- Из областного бюджета в октябре мне было выделено 2 млн. гривен (37 тыс. долларов). Из этих двух миллионов 200 тыс. были потрачены на рекламные щиты и диспетчерские пункты, которые сейчас устанавливают в районных центрах. Щебень на Зайцево был подарен "Укрзализницей", шлак бесплатно был отпущен в Краматорске, часть перевозок была оплачена, щебень с доставкой до Новотроицкого оплатили предприниматели Волновахского района, 1,2 млн. асфальтного покрытия я проплатил облавтодору (остался долг 600 тыс.), тысяч 400 ушло на электросети, дальше по мелочи: трубы, три скважины, заборы и т.д. Уверенно могу сказать, что если бы строительство курировали настоящие "умельцы работы с бюджетными средствами", то это все стоило бы 30-40 миллионов, а может и больше. Это мне уже позже сказали и посмеялись надо мной.

В общем могу сказать, что объекты были построены быстро и недорого. И это несмотря на постоянные обстрелы и нежелание многих структур иметь такие площадки, которые будут создавать конкуренцию крышуемой ими контрабанде. Я имею ввиду СБУ и Фискальную службу.

- Как строились аптеки в логистических центрах и кто финансировал их строительство?

- Две капитальные аптеки на площадках строились за отдельные средства. На обе, насколько мне известно, было потрачено 1,5 или 2 млн гривен. Я помогал их строить, но финансы в данном случае не контролировал. Знаю, что аптеки полностью соответствуют лицензионным условиям. Владели аптеками фирмы "Світа" и "Наша Країна", зарегистрированные в Краматорске. Директором и владельцем фирм, в мое время, если не ошибаюсь, был предприниматель из Луганской области, живший на подконтрольной территории. Сейчас, насколько мне известно, руководство и владельцы поменялись. Товар и оборудование аптек (б.у) завозились из Киева.

- Почему в этих логистических центрах перестали работать мобильные отделения "Ощадбанка"?

- Отделения "Ощадбанка" перестали функционировать еще при мне. Сначала закрыли банкоматы. Какой-то умник с подачи силовиков решил, что через них проходило финансирование терроризма, когда люди приезжали с оккупированных территорий и снимали деньги.

- Расскажите об этом подробнее.

- В период времени между закрытием этих банкоматов и отжимом украинских предприятий в ОРДЛО регулярно 5-го и 20-го числа каждого месяца на КПВВ задерживали "финансистов терроризма" на старых "Жигулях". "Ларчик" тут открывался просто - работники предприятий, работающих в ОРДЛО и соблюдающих законы Украины, должны были свою зарплату снимать в банкоматах, находящихся на контролируемой Украиной территории. Но спецразрешения на въезд были не у всех, да и дорога стоит недешево, поэтому люди отдавали свои карточки одному "гонцу", а он снимал их в банкомате и вез своим коллегам. А дальше происходили задержания этого "гонца", изъятие денег или требования откатов. Вспомните суммы на "поддержку терроризма": двести-триста тысяч, это как раз несколько зарплат. Сейчас таких задержаний в разы меньше, ведь за получкой больше никто не ездит.

- Каким образом выделялась земля под гуманитарно-логистические центры?

- К этому вопросу официальные органы области отношения не имеют. В "Зайцево" еще до моего назначения был заключен договор сервитута с фермером из близлежащего села. Если не ошибаюсь, ему должны были платить по 1000 гр. в месяц. В Новотроицком тоже были заключены договора сервитута с четырьмя владельцами актов. Часть из них на сегодня проживает в ОРДЛО. Мое мнение, что сегодня могут возникнуть проблемы у владельцев земли и у КП "АТП". Земли используются не по назначению, а такие договора сервитута хороши в условиях войны и бардака. Во всяком случае прогнозировать поведение арендодателей я не берусь.

- Почему гуманитарно-логистические центры не работают?

- Здесь есть несколько причин. Во-первых, это постоянные войны в окружении Жебривского. Во-вторых, желание из обычного оптового рынка сделать централизованную подконтрольную товарную базу с одним-двумя продавцами. И все было бы более-менее хорошо, если бы этим продавцом стала какая-нибудь торговая сеть или другой оптовый рынок. Но как в таком случае поступить с местными предпринимателями? Часть из них вложилась деньгами, как это было в Волновахском районе, часть не имеет никакой другой работы, а логистические центры лишили бы их работы, ведь шопинг-туристы из ОРДЛО перестали бы ездить на рынки и в магазины Бахмута, Волновахи и Мариуполя.

Лично я считал и считаю, что рынок должен оставаться рынком со свободным доступом продавцов. Но для того, чтобы это не превратилось в обычный придорожный базар я хотел запустить на рынок представителей крупнейших торговых марок, Я договорился с владельцами рынка "Барабашово", вел переговоры с парой торговых сетей. А дальше уже принцип рынка: выживает сильнейший. Я не собирался контролировать ни цены, ни количество отпускаемого и покупаемого товара, а именно это мне ставили в вину продажные СМИ. Почему-то они считали, что я должен был на себя возложить функции пограничной и фискальной служб, находящихся на въезде в рынок и заняться контролем предпринимателей.

Третья причина, из-за которой не заработали логистические центры, кроется в том, что перевозки в серой зоне проводились не так, как это должно было делаться и как это было предусмотрено изначально.

- Как все задумывалось первоначально?

- Изначально предполагалось, что подвоз покупателей к рынку будут осуществлять прошедшие проверку перевозчики с той стороны, а также частные легковые автомобили и "бусы". Они должны были ехать сами или формировать группы и привозить их на рынок. Также это должны были быть организованные группы работников предприятий, продолжающих работать по украинскому законодательству. Люди, приезжающие целенаправленно на рынок, должны были подъезжать с неконтролируемой территории по так называемому "зеленому коридору", созданному специально для посетителей логистического центра. Они могли не иметь спецпропусков (разрешений) от СБУ и проходить упрощенную процедуру проверки на блокпостах первого рубежа обороны, получать специальный талон, дающий право проехать только до рынка и назад (форма была оговорена и утверждена). Дальше проезд по "серой зоне", въезд на рынок, снятие зарплаты в гривнах в банкоматах или обмен рублей и прочих валют на гривны (обратный обмен не предусматривался), закупка товара, проверка на выезде (взвешивание, чеки, накладные и т.д.), отметка талона о посещении рынка. Далее снова "серая зона" и упрощенная процедура на блокпосту. В такой ситуации остаться на контролируемой территории с упрощенным талоном возможности не было, так как маршрут контролировался мобильными группами, а на КПВВ по нему не пропускали.

При данном раскладе значительно сократились бы очереди на КПВВ, ведь людям не пришлось бы ехать в Бахмут, Волноваху, Краматорск, Мариуполь и так далее за зарплатами и пенсиями. Не пришлось бы ехать за товаром на контролируемую территорию. В дальнейшем на площадках должны были появиться нотариусы и представители ряда служб. В данном случае пропали бы очереди на въезд, люди перестали бы ездить на своих машинах, а спокойно садились в автобусы и организованно пересекали линию разграничения. Пассажиропоток мог стать значительно большим и хорошо организованным, без толкотни на блокпостах и КПВВ. Кстати, перевозки от блокпостов должны были осуществляться украинскими перевозчиками с проверкой на КПВВ, до автовокзалов Украины. Конечно, перевозчиками в этой ситуации стали бы перевозчики с открытыми маршрутами, а не заезжие гастролеры и неуправляемые таксисты-мародеры.

- И почему эта схема не заработала?

- Из-за яростного сопротивления силовиков.

- Кого именно?

- Больше всего работе рынков, по моему мнению, сопротивлялись сотрудники СБУ и фискальной службы. Руководители СБУ на совещаниях часто заявляли, что именно они были инициаторами создания гуманитарно-логистических центров и мои обвинения в их адрес о препятствовании работе не имеют под собой почвы. Вполне могу в это поверить, ведь изначально рынки хотели строить не под Жебривского и уж точно не под меня - человека никому неизвестного и неподконтрольного. Не могу отрицать того, что в том варианте рынки должны были стать стартовой площадкой для узаконенной контрабанды. Думаю, что Жебривский не пошел на "договорняк" и это отчасти решило судьбу логистических центров.

- В чем конкретно Вы видели препятствия в работе со стороны силовиков?

- Во-первых, я всегда считал и считаю сейчас, что торговля товарами народного потребления с жителями ОРДЛО должна иметь место. Поэтому совершенно не нужно было так ограничивать количество вывозимого товара. Разрешалось вывозить товара на общую сумму 5000 грн, но не более 50 кг, еще что-то разрешалось вывозить из аптечных товаров. Думаю, что в разумных пределах вывоз товара можно было бы увеличить. Много бы все равно не вывезли, ведь грузовые автомобили, через блокпосты не пропускаются.

На всех совещаниях я последовательно отстаивал эту позицию, мною был подготовлен не один проект документов об увеличении норм закупки. Яростно этому сопротивлялись СБУ, "фискалы" и заместитель губернатора Вилинский.

- В чем причина такой позиции силовиков?

- Причина, по моему мнению, лежит на поверхности: если товар можно спокойно приобрести на оптовом рынке и законно перевезти в Донецк и Луганск, кто будет рисковать и гонять товар нелегально через линию разграничения? Как тогда можно будет силовикам срубить денег на крышевании контрабанды и на издевательстве над простыми людьми на КПВВ?

Второе, что хотелось бы отметить: очереди перед блокпостами впервые появились в день открытия логистического центра "Зайцево". Раньше машины от Горловки до Майорска проезжали более-менее спокойно. В день открытия, думаю, это было сделано для создания красивой картинки на ТВ. И на очереди можно было подзаработать, и рынок притормозить в развитии. Говорят, что за беспрепятственный проезд с машины брали 200 гривен.

И третье о чем хотелось бы сказать: ко мне постоянно подсылались провокаторы. В частности, я дважды сообщал в СБУ о человеке, который предлагал мне взятки и заняться незаконной поставкой товара в ОРДЛО. Это предприниматель из Славянска Андрей Ч. (сокращено ред.). В один прекрасный день я просто силой выгнал с рынка этого "стукача". Примечательно то, что после моего увольнения он успешно пролез на логистический центр и стал заниматься перевалкой товара.

- Кто именно ограничивал количество продавцов в логистических центрах?

- Донецкая областная администрация. Я отправлял туда десятки пакетов документов для получения права торговать, но обратно ко мне и предпринимателям они не возвращались. Все боялись гнева губернатора.

- Кто все?

- Например, Вилинский и Лагунский. Дошло до того, что я был вынужден запускать предпринимателей в обход, через Кодемский сельский совет и районную администрацию, а не напрямую. Так на рынке и появилось полтора десятка продавцов, которых показывали в телевизионных сюжетах. СМИ обвиняли меня в том, что я зарабатывал на создании препятствий предпринимателям. Сейчас я давно не работаю на Донбассе и пусть хоть один предприниматель скажет, что я получал с него откаты или взятки. Поверьте, предлагали мне их не раз, с первого дня работы. Не раз были и провокации.

- Лично Павел Жебривский давал указания не пускать продавцов на рынок?

- Нет. Такие указания давал Андрей Лагунсксий, который был мне представлен как советник губернатора, я и визитные карточки видел. А Вилинский обвинял меня в нежелании допускать на рынок продавцов, но сам при этом держал их разрешительные документы у себя "под сукном".

- Каковы, на Ваш взгляд, последствия того, что гуманитарно-логистические центры "Зайцево" и "Новотроицкое" не заработали?

Первое - потрачено "на ветер" 2 млн. гривен из областного бюджета.

Второе - потрачены средства предпринимателей, принимавших участие в финансировании строительства центров и предприятий Украины, помогавших материалами и работой.

Третье - имиджевые потери украинской и областной власти, ведь шума было много, а толку - ноль.

Четвертое - потеря рынка украинских товаров в ОРДЛО. На смену нашим товарам быстро пришли российские и теперь там зарабатывают предприятия страны-агрессора, а не наши.

Пятое - скрытое финансирование терроризма, ведь теперь налоги от реализации товара идут в бюджет "ДНР", "ЛНР" и России.

Шестое - население оккупированных территорий еще больше оттолкнули от Украины.

Седьмое - контрабанда после закрытия рынков была практически узаконена через схему поставок через поселок Новолуганское. Там до недавнего времени торговля шла двадцатитонными фурами контрабандного товара. Поверьте, без "достойной крыши" среди силовиков такое невозможно.

Восьмое - сейчас на "Майорске" открылся новый логистический центр, только теперь это не государственное предприятие, а частное, и стоимость перевалки там побольше, чем была после моего ухода на логистических центрах "Зайцево" и "Новотроицкое".

Девятое - потеря предполагаемых сотен, а может и тысяч рабочих мест для людей, живущих в очень непростом регионе в условиях войны. На обоих рынках предполагалась работа 300-500 предпринимателей, плюс наемные рабочие, плюс перевозчики товара и т.д.

Десятое - огромные суммы, недополученные в бюджет в виде налогов с реализации и прочих отчислений. Первоначально планировался товарооборот с двух логистических центров в объеме 50 млн грн в день.

Одиннадцатое - на Донбассе сделан еще один шаг в сторону продолжения кровопролитной войны. Кто же захочет ее заканчивать, если там можно зарабатывать огромные деньги?

- Почему Вы перестали работать в логистических центрах?

- Я не выдержал давления со стороны Донецкой областной администрации и уволился в конце декабря 2015 года. Я просто не выдержал этого и решил уйти добровольно. Позднее, 1,5 месяца спустя, в отношении меня было возбуждено уголовное дело, но оно касалось другого направления моей работы, а именно пассажирских перевозок "в серой зоне". По моему мнению, я очень мешал силовым структурам на своем месте. Суды идут по сегодняшний день.

- Какие у Вас сейчас отношения с Жебривским?

- Никаких. Жебривский просто забыл о нас. Наверное, забыл и то, что Лагунский был представлен его советником. Думаю, что многое Андрей делал по собственной инициативе, но не все. В результате все мои просьбы о помощи хотя бы вернуть официально вложенные в предприятие средства остались "воплем вопиющего в пустыне".

Беседовал Владислав Булатчик, "ОстроВ" 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: