Вверх

Видавшее виды авто Олега Богуславского, старосты поселка Яровая Лиманской объединенной территориальной общины, как будто только что потерпевшее ДТП, подпрыгивает на бесконечных ямах дороги, соединяющий Лиман с курортным Святогорском.

Староста — бывший поселковый голова — говорит, что эта дорога областного значения — единственная в Яровой, и ремонта она не видела чуть ли не с советских еще времен. И что новую поселку обещали "еще при Януковиче, в год, когда было Евро" — чемпионат Европы по футболу 2012 года, часть матчей которого принимал Донецк, а еще часть — Харьков, чья область межует с Донецкой как раз по границе Лиманской ОТО. "При Януковиче" это был еще, правда, Краснолиманский район. С тех пор район стал объединенной территориальной общиной, а Лиман на пути к светлому будущему потерял слово "красный" из своего названия.

"Когда мы объединялись, я говорил: "Мне не надо с вами объединяться, я ничего лучше, чем у нас уже есть, у вас там не найду", — перекрикивая шум трясущейся машины, говорит Богуславский. — Это они хотели, чтобы мы пришли к ним, — и Лиман, и Святогорск. Вы поймите, Яровая — это все!".

Хорошее начало

Лиманская объединенная территориальная община создалась одной из первых в Украине, в 2015 году. Опыт по-своему уникальный, так как ОТО охватила всю территорию бывшего Лиманского района: кроме самого города Лимана, это еще 39 населенных пунктов, 12 сельских и поселковых советов. Таких случаев в Украине всего несколько. Обычно районы, в процессе объединения общин, дробятся и меняют границы, так как населенным пунктам разрешили объединяться и вне переделов районов, к которым они ранее принадлежали. Лиманский же уникален тем, что этот район еще с позднепереестроечных времен не имел районных администрации и совета и управлялся городским советом и мэрией Лимана.

То есть, в 2015 году в плане административном для сел и поселков новосозданной ОТО почти ничего не изменилось: только сами села и поселки лишились своих советов и голов, обзаведясь, зато, старостами. Большая часть постов все равно осталась за прежними руководителями.

Однако объединение все равно прошло не без трений. Богатая Яровая, например, зарабатывающая от арендаторов ее курортных земель, могла бы объединиться с географически и экономически близким ей Святогорском и, как говорят в Лимане, даже якобы этого хотела. Но Святогорск, подчиненный Славянскому районному совету, в 2015 году в процессе объединения общин не участвовал, и Яровую волей-неволей потянули в Лиманскую ОТО.

Лиманская объединенная территориальная община — это самая северная часть Донецкой области. В ней есть село Рубцы, которому была бы ближе другая община, но другая община — это еще и другая область, Харьковская, а населенным пунктам из разных областей закон объединяется не позволяет. Аналогичная ситуация — с селом Терны Лиманской ОТО: это к нему тяготело село Невское из района Кременского, и Лиман был бы не против присоединить Невское к себе, но это уже не Донецкая, а Луганская область.

Вот так и вышло, что Лиманский район стал Лиманской ОТО без каких-либо территориальных потерь и пополнений.

В "первом вагоне"

Татьяна Каракуц, секретарь Лиманской объединенной территориальной общины, говорит, что в 2016 году самая большая в Украине Лиманская ОТО была рекордсменкой по размеру субвенции на развитие инфраструктуры из госбюджета, получив 23 млн 215 тыс. грн.

Субвенция распределяется между объединенными территориальными общинами и рассчитывается на основании количества сельского населения в них. Чем больше таких общин, тем, соответственно, меньше денег достается каждой из них. В 2016 году Лиманская ОТО была одной из первых. "Кто сел в первый вагон, тот получил определенные бонусы", — говорит Каракуц. — За средства этой субвенции мы смогли решить наши самые проблемные вопросы". В 2017 Лиману полагается 14 млн 735 тыс. грн — на 8,5 млн меньше.

Средства прошлогодней субвенции ушли на ремонт мэрии и подготовку помещения для центра оказания административных услуг, водоснабжение некоторых сел, закупку спецтехники для зеленстроя, ремонт коммунальных дорог. Последние, соглашается секретарь ОТО, — самая крупная проблема общины.

После запуска процессов децентрализации местные общины могут оставлять больше налогов у себя. Когда Лиманский район стал Лиманской объединенной территориальной общиной, его бюджет вырос таким образом в два с лишним раза, говорит Татьяна Каракуц. "В этом году у нас бюджет — 243 миллиона. Некоторые налоги остаются у нас, но самое главное — мы можем распоряжаться ими сами", — отмечает она. По словам секретаря Лиманской ОТО, в последнее время местные власти стали строже контролировать мелкий бизнес на предмет легализации наемных сотрудников и уплаты соответствующих налогов. "Сейчас мы понимаем, что мы на своей территории хозяева, и от нас зависит, сколько мы заработаем. Это ощущение очень важно", — констатирует Каракуц.

Села и поселки своих бюджетов, как и своих администраций, больше не имеют: все средства аккумулируются в административном центре общины и распределяются им же. Распределяются, естественно, по потребностям, а не "по справедливости", поэтому больше получают самые бедные населенные пункты, богатые — больше отдают. И из слов Олега Богуславского понятно, что ему это не то чтобы очень нравится, ведь получается, по сути, пресловутая "уравниловка".

"Были дотационные советы, а были советы самостоятельные, как Яровая, — говорит Богуславский. — Дадут деньги — это одно, но ведь можно их заработать и тратить, не надеясь, что дадут. Мы зарабатывали".

"Когда мы объединились, Гройсман дал деньги. Мы сделали водоснабжение и освещение в Александровке (одно из сел бывшего Яровского поселкового совета, фактически — часть Яровой. — "ОстроВ"), сделали школе забор, окна и двери, сделали две детских площадки. Нам дали деньги — но и мы дали деньги. Объединение — это, конечно, правильно, хоть мы и не особо его хотели", — заключает староста Яровой.

Скрытый хаос?

В Лимане многое, а не только свежее здание местной администрации и бюджетные трения, которые происходят внутри, намекает на то, что община все еще в стадии формирования. Местные активисты рассказывают о серьезном противостоянии между нынешним главой ОТО, пришедшим к власти в 2015 году Петром Цимиданом и бывшим главой Лимана и всего района Леонидом Перебийносом, занимавшим эту должность целых четверть века.

Перебийнос, по словам координатора движения "Сильные громады Донетчины" в Лимане Романа Пунина и журналистки Виолетты Цуркан, контролирует некоторых чиновников и ряд скандальных активистов в городе, что дает ему возможность ставить палки в колеса руководству объединенной территориальной общины. Цимидан, в свою очередь, травит оппонента в подконтрольных ему СМИ. Татьяна Каракуц вопросы о предшественниках ловко обходит, и это наводит на мысль, что конфликт между бывшим и действующим мэрами — личный. На шальных активистов секретарь совета Лиманской ОТО, впрочем, тоже жалуется.

Пунин и Цуркан сами в оппозиции к местной власти, но противостояние вплоть до срыва сессий и постоянных пикетов администрации считают чрезмерным. Петр Цимидан, говорят они, в своих подходах к управлению и к отношениям с общественностью мало чем отличается от предшественника, децентрализация притом дала ему гораздо больше власти, чем было у Леонида Перебийноса. Другого ощутимого результата от этого процесса ни Виолетта, ни Роман, по их словам, не видят.

"Раньше у каждого села был свой бюджет. Сейчас старосты должны участвовать в формировании бюджета объединенной территориальной общины. Но у нас в этом участвует очень узкий круг лиц. Села плачут, выпрашивая себе деньги", — утверждает Пунин.

Коммуникация между старостами и руководством объединенной территориальной общины идет, однако, интенсивно. В день, когда корреспондент "ОстроВа" приехала в Лиман, Петр Цимидан и Татьяна Каракуц были заняты рабочей поездкой по селам. Через несколько дней уже старост вызвали в Лиман, так что Олегу Богуславскому пришлось давать интервью "ОстроВу" в машине по дороге в центр.

29 тысяч переселенцев

Еще один фактор перемен в бывшем Лиманском районе — вынужденные переселенцы. В Лиманской ОТО их — анекдотичное количество: 29 тыс. на 44 тыс. местных жителей. Людей, действительно переселившихся на территорию этой объединенной территориальной общины, естественно, меньше, но все равно немало. Хотя бы потому, что многие выходцы из ныне неподконтрольных территорий имели на курортной Лиманщине свои дачи. Олег Богуславский говорит, что на три тысячи коренных жителей Яровой приходится 2,5 тыс. переселенцев.

"Людей в дачах мы никогда не учитывали, но знали, что всего у нас около 4 тысяч человек, — рассказывает староста Яровой. — У меня на улице почти все — дончане. Мы получили с этими переселенцами свежую кровь. Они очень активны: выполняют подсобные работы, проводят лектории, участвуют в Дне села, организовывают праздники. Коренное население — апатичное, неактивное — смотрит на них и тоже пытается что-то у себя менять".

Об активности переселенцев говорит и Татьяна Каракуц: Лиманская ОТО, кажется, одной из первых и, увы, немногих, поняла, что огромный приток новых жителей — это не только проблема, но и возможность. Те переселенцы, что взаимодействуют с местным советом, взялись, в частности, развивать в селе, где они живут, зеленый туризм. Для Лимана эта идея идеально вписывается в его планы зафиксировать туристическое и сельскохозяйственное направления в будущей стратегии развития.

Однако при ближайшем рассмотрении эти планы оказываются далекими от идеала. У переселенцев — жесткий конфликт с руководством заповедника "Меловая флора", потому что развивать туризм они намерены в том числе и за счет этой строго охраняемой территории, между прочим, национального значения, с уникальными для Украины растениями. Как писал несколько месяцев назад о "Меловой флоре" как туристической достопримечательности Лиманщины сайт, который общественники связывают с сыном Петра Цимидана (тоже Петром), "в уникальном месте, где практически в неприкосновенном состоянии можно увидеть растения, которые растут на меловых горах, местные жители предложат вам фототур, возможность оздоровиться травами и сплавы на катамаранах".

Статус заповедника сам по себе предусматривает закрытость этой территории для посетителей, ее назначение — охрана и исследование редких и исчезающих растений в их естественной среде. Заповедники могут принимать ограниченное количество посетителей — но не "Меловая флора", у которой нет проекта организации территории, который и определил бы, куда может ступить нога туриста, а куда — ни в коем случае. Нити руководства "Меловой флорой" держит Киев, который денег на проект не дает. За самовольное проникновение на территорию заповедника неделикатный бизнесмен будет иметь проблемы с законом.

Но что всерьез сдерживает развитие туристического бизнеса живописной Лиманщины, так это слабость местной туристической инфраструктуры. Конец 2000-х и первые годы 2010-х едва начали выводить эту сферу из постсоветского застоя, как грянула война. "Главный вопрос инвестора, когда вы говорите, что вы — в Донецкой области: сколько километров до линии фронта? Как только он узнает, что 50, вам отвечают: "Давайте подождем, пока все завершится"," — говорит Татьяна Каракуц.

Она также отмечает, что наплыв переселенцев — и реальных, и мнимых — привел не только к развитию местных бизнесов и оживлению местных общин, но и к серьезному скачку местных цен — и на товары первой необходимости, и на жилье. Социальная инфраструктура Лиманской ОТО испытывает нагрузку, к которой она неготова, и это проблема, которую еще предстоит решить многим местным общинам на востоке Украины, которых в наибольшей мере коснулось счастье и несчастье массовой внутренней миграции.

"Яровая — это все!"

В Яровой, впрочем, все, кажется, на своих местах. Едва отъехав от здания бывшего сельского совета, Олег Богуславский останавливает машину у будки остановки, где над изображением живописной сельской хаты как раз работает художница из Горловки Алена. Староста Яровой говорит, что к сентябрю его активисты распишут, накроют крышами и оснастят освещением шесть таких остановок. В центре поселка скоро появится публичный вай-фай и новые скамейки, а все лампы в Яровой заменят на LED.

Староста Яровой Олег Богуславский и Надежда Казацкая, главный специалист исполнительного комитета Яровой, в недавнем прошлом — секретарь Яровского поселкового совета, у одной из остановок, которые расписывает художница из Горловки

Раньше общественные организации Яровой на средства международных доноров уже приобрели урны, в которые собирают мусор местные жители, чтобы специально приезжающий за ним грузовик отвез затем этот мусор на полигон. Яровая, утверждает Богуславский, — это единственное село в Лиманской ОТО, которое практикует вывоз мусора. Хотели бы сортировать, продолжает староста, но вывозить его в таком виде пока некуда: на лиманском полигоне нет мощностей для сбора отсортированного вторсырья.

Юлия Абибок, "ОстроВ"  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: