Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Последняя ночь на передовой и утро первого дембельского дня оставили у Сергея сложные чувства. Как каждый солдат, выполнивший свой долг на войне, он должен был проснуться с одной мыслью: «Теперь – домой!» Но он знал: обратной дороги для него не существует. Потому что дом, родители, одноклассники, друзья – на ТОЙ СТОРОНЕ, против которой он, военнослужащий Украины, воевал год. И всё это время его личные данные как злейшего врага ТОЙ СТОРОНЫ, были размещены в открытом доступе на ИХ сайте «Трибунал». И, значит, его поездка в родное село оборвется на первом блокпосте непризнанной «республики». Но даже, если бы его фамилии и не было в этом «расстрельном списке», остается куда более мощный шлагбаум, которым он сам мысленно перекрыл себе дорогу домой.

- Я НЕ ХОЧУ туда ехать, - медленно, с тягучими паузами, произносит Сергей. Голос, только что звучавший приветливо и открыто, становится глухим и жестким. - Мне морально там просто будет некомфортно. Да те же самые и друзья сдадут. Я не скрывал, кто я. И звонили мне бывшие товарищи, которые пошли на другую сторону воевать. Угрожали мне. Когда Дебальцевское наступление началось, позвонил товарищ, поинтересовался, где я: «Мы идем тебя резать». Я воевал не под Дебальцево, в другом месте – но какая разница? Сам факт такого звонка, такого разговора с тем человеком, с которым я ТАМ не один день общался. Работали вместе, отдыхали, дружили. После работы собирались. Хоть я алкоголь не употребляю вообще, но просто с ребятами посидеть за компанию. Всегда были дружеские отношения. А тут такой звонок. Сейчас одноклассник меня нашел – тоже с угрозами. Поэтому возвращаться туда и не хочется. Не то, что я за жизнь свою боюсь – просто мне некомфортно там будет смотреть на всех этих людей, предателей, общаться с ними.

Долгая дорога к себе

Так Сергей в 36 лет стал вынужденным переселенцем, как и множество его боевых побратимов с оккупированной части Донбасса, которые ушли из родных домов защищать Украину, а вернуться к родному порогу для них сейчас равносильно смерти. На контролируемой Украиной территории Сергей выбрал Краматорск, потому что оттуда родом его бывшая жена, и она с началом войны с их 11-летней дочерью вернулась в родной город. Сергею повезло: он нашел жилье на соседней с ними улице, и может всегда увидеться с дочерью, о которой год скучал на войне. Ну вот, пожалуй, и все хорошие новости к моменту возвращения Сергея из АТО. Остальное – пустота.

«Да мне первое время и поговорить не с кем было, - вспоминает Сергей. – Я мог неделю сидеть в квартире, не выходить, никто мне не звонил, я никому не звонил, никому я был не нужен. Это такое чувство ненужности... Точно так у других атошников это может проявляться. Многие же рассорились с друзьями на этой почве. Обществу мы не нужны, общество на нас закрывает глаза, вроде нас нет. Человек уже чувствует себя лишним в этом обществе».

Атошник-переселенец – это отдельная, мега-болезненная проблема, всю глубину и многогранность которой наше общество и государство еще не осознали, да и особо не стремятся, считая, что есть дела поважнее.

Но многолетний опыт стран, чьи граждане в составе легальных воинских подразделений участвуют в боевых действиях за пределами этой страны, наглядно показывает: эти сильные и мужественные люди, вернувшиеся в мирную жизнь оттуда, где рвутся снаряды и смерть реальна в любую секунду, нуждаются в спасении от ушедшего прошлого и помощи в наступившем настоящем. Сами они об этом не скажут, и не попросят, потому что они никому, в том числе и себе, не признаются, что не могут нигде спрятаться от снов и воспоминаний, унесенных из фронтовых окопов. И это не только страх, который военнослужащий пережил за себя в бою, но еще и нестерпимое чувство вины за то, что не смог уберечь и защитить побратимов, погибших рядом, а самое жуткое – это отчаяние на похоронах под взглядами детей, жен и родителей погибшего.

С этим грузом внутренних предрассудков нужно научиться жить заново. Преодолеть этот путь в одиночку трудно, если вообще возможно. Сергей успешно строит свою новую жизнь благодаря Центру социальной адаптации ветеранов АТО и их семей «Поруч», созданному недавно в Краматорске Донецкой области. 90% персонала центра – ветераны АТО и переселенцы. Эта общественная организация работает при поддержке неприбыльной негосударственной организации «STUDENA» (Киев), с грантовой помощью международных доноров. Международные организации давно занимаются психологической помощью людям, пострадавшим от конфликта, там работают уникальные военные психологи. Специалисты одной из таких организаций передают опыт Центру «Поруч», обучают его сотрудников. Активным участником тренингов и семинаров стал Сергей. И теперь он не только «вытащил» себя сам из состояния «донбасского атошного синдрома», но и готовится помочь это сделать другим.

«Это пройденная технология воюющих стран – США, Израиля, – поясняет Сергей. – Те же США столкнулись с этим еще после вьетнамской войны (США воевали во Вьетнаме с 1964 по 1975 годы, негативные психологические последствия, переживаемые участниками этой военной кампании, впоследствии получили название «вьетнамский синдром» – ред.). Когда после возвращения домой через 10 лет у них было больше потерь ветеранов войны в мирное время, чем во время боевых действий, а именно от суицидов, наркомании. А вот тот же Израиль – ведь сколько он в войне, вся страна служит в армии, и ничего, как-то справляются. Этот опыт нам нужен сегодня. Ведь у нас те же проблемы были после возвращения ветеранов войны из Афганистана. Но с афганцами никто не работал в плане психологической помощи и реабилитации. Вот и мы, атошники. Приходят бойцы и говорят: нам уже со своими старыми друзьями неинтересно. Нам интересно с вами – вы нас понимаете. Спасибо друзьям, нашлись единомышленники, которые пришли к мысли, что надо помогать другим, нужно объединяться, общаться, есть запрос такой. Нужна поддержка психологическая. Государство этим не занимается. Начали мы узнавать – оказалось, у нас в регионе нет такой функции, государство не озаботилось этим. Ну, раз государство не хочет, значит, кто-то должен это делать».

Один в поле не воин

Этим «кто-то» стал Союз Ветеранов АТО Донбасса (Донецкой и Луганской областей). Один из его организаторов – Владимир. Как и Сергей, он не называет своей фамилии, объясняя коротко: «я с территории оккупированной». Владимир - региональный координатор Центра социальной адаптации ветеранов АТО и их семей «Поруч». Он утверждает, что именно такое направление – работа не только с атошниками, но и их семьями – существует только в Краматорском центре. А надо бы открывать такие центры по всей Украине.

«Главная задача – не только консультационные услуги оказать атошнику, вернувшемуся из зоны боевых действий, а также понизить социальное напряжение в обществе, связанное с войной и событиями на Донбассе, – убежден Владимир. – Когда мужчина-защитник возвращается домой, и у него все хорошо, в семье все хорошо – это дополнительно улучшение качеств жизни его и его семьи. И плюс необходимо восстанавливать его семью. И детей, и жену. Мы сами на своем опыте обожглись, когда дембельнулись. Вернулись в мирную жизнь – было очень много вопросов, которые решали, сами набивали шишки. Сейчас путь этот пройден, и мы с удовольствием делимся с ребятами, какие услуги, какие льготы от государства получить. И вообще – чем заниматься в жизни и что делать».

Система социальной адаптации, как ее выстроили сотрудники Центра «Поруч», вращается вокруг трех направлений: ветеран-самопомощь, ветеран-семья и ветеран-общество.

Стресс стрессом вышибают

В первом круге помощи очень важна приставка «само»: ветеран-самопомощь. В США, например, Министерство обороны в рамках кампании поддержки ветеранов боевых действий запустило образовательную программу, позволяющую военнослужащим научиться распознавать признаки отчаяния среди своих сослуживцев. Она проходит под лозунгом «Никогда не позволяй товарищу сражаться в одиночку».

Зная по себе, какие иногда накатывают эмоциональные состояния и научившись выходить их них без потерь, прежде всего, по отношению к близким, Владимир и его единомышленники взяли на вооружение странный, на первый взгляд, метод: адреналинотерапия. Говоря простыми словами, после возвращения к мирной жизни восстановление атошника заключается не в отдыхе в виде лежания на диване, а в мощных физических нагрузках, хорошо бы еще и сопряженных с некоей реальной опасностью. Например, многодневный поход в горы. Как это работает, объясняет Владимир: «Ты возвращаешься из зоны АТО. Там был постоянной какой-то стимул, адреналин, а мирная жизнь – она расслабляет. И тогда-то периодически хочется чего-то необычного, чем-то себя занять серьезным. Вот мы и предлагаем ветеранам заняться крос-фитом. Это спортивное направление силовое с элементами испытания выносливости организма. У нас есть для этого тренажерный зал со специальным оборудованием – приходи в любое время, «качайся», тренируйся, нагружай свой организм. Спорт – это лучший способ освобождения от стресса на физическом уровне. Еще мы запустили экстремальные походы. В АТО на защиту Родины пошли люди разного социального статуса, разного веса в обществе. Одним из них был Виталий, который является профессиональным инструктором по походам в горы. Он атошник, собрал группу, взял за эту группу ответственность и повел в Карпаты»

Приглашение к очередному, 4-хдневному августовскому походу на странице Центра «Поруч» в Фейсбук выглядит заманчиво: «Нам предстоит посетить очень живописное место - полонину Боржава. С ее вершин вам откроются необозримые карпатские просторы. А с восходом солнца здесь можно наблюдать восхитительные картины: утонувшие в тумане села, островки вершин, выглядывающие из застывшего моря облаков, леса, на глазах меняющие ночную черноту на переливы синего и зеленого цветов. Здешние места богаты ежевикой, брусникой, малиной, черникой и земляникой. Благодаря тому, что вершины хребта покрыты травой, а не булыжниками, здесь очень легко идти».

При этом организаторы дают подробные указания, что необходимо брать с собой, чтобы прожить 4 дня в дикой природе вдали от благ цивилизации, соответственно, обязательное снаряжение - рюкзаки объемом 60-70 литров для женщин и 70-90 для мужчин. Вот это и есть адреналинотерапия в действии.

Страусы, пещеры, кони, люди

Следующий круг помощи - ветеран-семья. В Центре «Поруч» считают, что нужно направлять усилия на улучшение взаимопонимания ветеранов и их семей, восстановление доверия внутри семей. Высокая статистика разводов после возвращения ветеранов с войны, считают в Центре «Поруч», уже дает основания для вовлеченности в психосоциальную адаптацию ветеранов непременно вместе со всей семьей.

Близкие люди атошников – это зона ответственности координатора семейного досуга Жени Овчаровой. Она краматорчанка, никакого отношения к АТО не имеет. Но для Центра «Поруч» – по-настоящему ценная находка. Женя по образованию психолог, закончила Славянский педагогический университет, работала в центрах по раннему развитию детей, много общалась с их мамами, с семьями. Когда она узнала от знакомых, что Союз ветеранов АТО Донбасса собирается открывать центр психосоциальной реабилитации семей ветеранов АО и переселенцев, которые пережили кризисные ситуации, она сразу же решила: именно там она будет максимально полезна, эта работа – для неё. Жены и дети атошников могут приходить в Центр «Поруч» когда захотят, у них здесь свои занятия, и чаще всего их организует и проводит Женя Овчарова.

«У нас есть кружок «Английский язык» для детей и взрослых, мастер-класс по хэнд-мэйду, кружок рисования для детей, - с удовольствием рассказывает Женя. – Создали клуб «Путешествуем вместе». Мы ездим по Донецкой области на экскурсии. Собираются всей семьей, или мама с ребенком, или папа с ребенком. Наша цель – социализация, и мы объединяем семьи еще до поездки, когда собираем их в Центре. Тут детки между собой общаются – они не думают ни о чем плохом, играют. Мамы тоже между собой начинают общаться, и папы знакомятся, разговаривают. Это хорошо. Они переключаются, уходят от: того, что было раньше, и заняты тем, что происходит сейчас, в это тихое, мирное время. Мы уже посетили страусовую ферму в Ямполе, в Соледаре в соляных пещерах побывали. В Святогорске Веревочный парк посетили, нас принимал Славянский конноспортивный клуб «Аллюр». Для всех участников экскурсия бесплатная. Транспорт мы арендуем за счет грантодателя, а все, к кому бы мы не обратились с просьбой принять атошников и их семьи, переселенцев – всегда идут на уступки, проводят экскурсии бесплатно. Я теперь поняла, где мое настоящее место. Потому что общение с людьми, оказание им помощи доставляет мне удовольствие, и когда идет обратная связь, когда у меня обрывается телефон и звонят, записываются на экскурсии, мастер-классы, кружок рисования – я чувствую, что я нужна и могу помочь людям… да, мне очень нравится моя работа».

Новые дороги – вся Украина

И третий круг помощи - ветеран-общество. Это самое сложное направление, результаты которого не будут заметны сразу, да и видимых критериев оценки успешности не существует. Центр «Поруч» определил для себя решение таких задач: вовлечение ветеранов АТО в развитие гражданского общества, повышение лояльности общества к ветеранам, и главное внимание уделяется такой особенно уязвимой категория лиц, как атошники-переселенцы. Это актуально для города с противоречивым отношением к представителям ВСУ и добровольческих батальонов, подчеркивается в программной концепции Краматорского Центра «Поруч».

«Ничего не закончено, война продолжается, – говорит Сергей, отдавший фронту год жизни. – Вот взять наш Союз ветеранов АТО. В городе даже и не знали, что есть такая проблема, как ветераны-атошники, тем более – атошники-переселенцы, что им нужны элементарные льготы. И, пока не заявили о себе, никто на нас не обращал внимания. Вот так. В других регионах Украины к ветеранам все-таки другое отношение. Здесь сами понимаете, как смотрят на людей, которые воевали».

Сергей приводит обыденный житейский пример: по закону ветеран АТО имеет право на бесплатный проезд в общественном транспорте. Но местные перевозчики ссылаются на некий лимит, который устанавливает местная власть: не больше двух льготников в салоне, остальные должны выйти или оплатить проезд. «Да пусть даже нас 10 человек в автобус зайдет – и мы будем иметь право ехать! – возмущается Сергей. –Собираемся коллективную жалобу в СБУ подать, выйти на городских чиновников – озвучить проблему. Земельные вопросы решаем коллективно. Договорились с юристами, которые делают земельные акты, об оплате в три раза меньше, чем обычно. Материальную помощь – хоть по тысяче гривень, но удалось протолкнуть такое решение».

Кроме этого, у Сергея дел и забот сейчас, что называется, выше крыши. Он – штатный сотрудник Центра «Поруч», должность – администратор, обязанности – самые широкие. Он приходит на работу с утра и занят до вечера (центр работает ежедневно с 12 до 20-ти). Для него важно, чтобы в Центре был порядок, чтобы находиться здесь всем было уютно. Ведь он с товарищами сам ремонтировал это помещение. Они подбирали краску приятных теплых оттенков, «чтобы было красиво», замечает Сергей. А еще ему нравится, что к ним постоянно приходят новые люди.

«Здесь жизнь, – говорит Сергей. – Появляется уверенность в завтрашнем дне. Хочется развиваться дальше. Учиться. Что-то делать. Знаешь, что ты хочешь. Ушло это чувство безнадежности – что ты никому не нужен. Появились друзья, круг общения интересный. Поездил по Украине благодаря этому проекту Центра адаптации. Раньше-то ничего дальше своего села не видел. Ну, разве что на море отдохнуть выезжал. А сейчас есть возможность поехать по работе в другой город, посмотреть, как работают коллеги, опыт передать. Расширяется кругозор, горизонты. Оказывается, есть еще много людей интересных. Интересно люди живут...»

Контакты

Центр социальной адаптации ветеранов АТО и их семей «Поруч»:

ФБ https://www.facebook.com/poruch1/

ВК http://vk.com/poruch_kram

Партнерская организация Союз ветеранов АТО Донбасса

https://www.facebook.com/doncentr.ato/

Адрес: Краматорск, ул. Марата, 1.

e-mail svatodon@gmail.com

Телефоны организации: 063 554 96 95

Материал подготовлен Донецким пресс-клубом


Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: