Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Дарина, Вика и Толик дружно играют на детской площадке в одном из столичных районов. Все они – из Донецка. Они уже дважды потеряли дом. Прежде чем оказаться в Киеве, детям чудом удалось выжить в своих биологических семьях.

«Не подходите. Это моя мама»

Задолго до войны Алена Яковлева-Чигрин работала в патронатной службе донецкого губернатора. Когда ей исполнилось 35 лет, то оказалось, что нет ни семьи, ни детей. В то время (2011 г), ее кумовья усыновили мальчика и девушка тоже задумалась. Общаясь с представителем соцсоцслужбы, Алена сказала: «Я бы тоже взяла, только девочку 3-4 лет». Спустя полтора месяца ей позвонили и сообщили, что есть девочка 3 года 10 месяцев, мама у нее недавно умерла. Может, приедете, посмотрите. Еще не видя ребенка, Алена решила для себя, что заберет его. «Когда я приехала, и увидела Дарину, то был, мягко говоря, шок. Девочка была очень запущенная, 20 букв не выговаривала, понять ее речь было невозможно. На лице – около 30 моллюсков, плюс сопутствующие диагнозы, которые до 18 лет не снимут ей», - вспоминает дончанка. Перед встречей Алена волновалась: что говорить, как представиться, как вести себя… «Успокойтесь. Ребенок сам решит, кто вы для нее», - говорили представители приюта. В тот день будущая мама Дарины привезла ей заколки, резинки, карандаши, и узнала, что у ребенка даже варежек не было. Это был март. Следующая встреча с Дариной оказалась решающей. Алена приехала к девочке, привезла варежки, и вышла погулять на улицу с ребенком. Тут их сразу окружили остальные дети, надеясь, что это их мама. Дарина не растерялась и сразу выставила руки вперед, произнеся: «Не подходите. Это моя мама».

Спустя 10 дней Алене разрешили забрать дочь домой (на временное устройство в семье согласно порядку - ред), а в июле уже завершился процесс усыновления. Первая трудность, с которой столкнулась уже мама – речь ребенка. Девочка стала усердно заниматься с логопедом, чтобы исправить произношение. Потом начались хождения по врачам-дераматологам, чтобы очистить лицо девочки от моллюсков. «Надо было либо жидким азотом их прижигать, либо вырывать наживую», - вспоминает Алена, которая искала все возможные методы лечения, консультировалась у лучших дерматологов.

Родители Алены, то есть, бабушка и дедушка сразу приняли внучку и помогали ей адаптироваться и в семье, и в социуме. Постепенно ребенок стал доверять взрослым. «Однажды, еще в Донецке у нее поднялась температура, - рассказывает мама. – Приехала врач и нужна была госпитализация. Мы едем в «скорой», и я вижу в глазах ребенка жуткий страх. Дарина боялась, что ее отвезут в больницу и оставят там. Так однажды с ней уже поступили ее родственники. Просто отвезли ребенка в больницу и оставили там… на 1,5 года, откуда собственно я ее и забрала».

Выступление Дарины на конкурсе

Дарина с заслуженным артистом Украины Андреем Романием

Взглянув сейчас на Дарину, никто даже не может, и подумать какие муки ей пришлось пережить. Обаятельная девочка светиться как лучик солнца. Единственное, что выдает ее украденное детство – слишком взрослый взгляд для восьмилетнего ребенка. Она уже не по годам понимает, что хорошо, а что плохо. «Мама спасла меня от ужасной жизни», - признается ребенок, пока мама готовит чай.

Пополнение - братик и сестричка

Дарина долгое время просила у мамы братика или сестричку. Выбрали несколько анкет на сайте «Сиротству нет», приехали в службу по делам детей, посмотрели первую анкету, но ребенка уже усыновляли другие родители. И тут сотруднику службы позвонили из Енакиевского приюта, где уже два месяца находились двое ребят: сестра (5 лет) и брат (7 лет), у них мама умерла. «И мы поехали смотреть на Викторию и Анатолия. Мальчик выглядел как затравленный, всех боялся и с недоверием поглядывал, - вспоминает Алена. – Когда зашла его сестра, со скрюченными ручками на груди и слегка косолапила ножки, моя мама подумала, что у девочки ДЦП. Лицо ребенка было усеяно каким-то черными точками, передние зубы – черные. Плюс сходящее косоглазие и, как потом выяснилось, еще грыжа белой линии живота». Тогда собралось полприюта посмотреть на этих «чокнутых», решившихся взять Вику и Толика. Дети с Дариной сразу нашли общий контакт. И Алена приняла решение – срочно спасти и усыновить детей.

Толик и Вика не знали ни букв, ни цифр, ни дней недели. Их родители - хронические алкоголики довели детей до такого состояния, что у них была дистрофия. Когда Алена забирала детей из приюта, Вика весила около 12 килограмм, Толик на пару кило больше. Вика рассказывала новой маме, как они с братом обгладывали кости, ели неочищенные гнилые бананы с кожурой. Оказалось, что их биологический отец в приступе «белочки» напильником выравнивал…зубы своей дочери, набрасывался с молотком на детей. В результате у детей остались шрамы. Дома их били за малейшую провинность. Вика побаивалась, что, то же самое повторится и в новом доме, ведь другого представления о семье у нее не было. Только переступив порог нового дома, Вика сказала: «Ну, теперь вам всем хана».

Снова больницы, восстановление, реабилитация. За два года девочка перенесла шесть операций. И за все это время ни родной отец Толика и Вики, ни их бабушка, ни разу не поинтересовались судьбой детей.

Вынужденные скитальцы

1 июня 2014 года Алена с детьми уехала из уже оккупированного Донецка в гости к знакомым в Полтаву. «Там нас впервые «обозвали» переселенцами. Мы отнекивались. И на карточке детям поставили – из зоны АТО», - вспоминает многодетная мама. Спустя месяц вернулись в Донецк. Дети ходили в детский сад. «Пару раз звонили – забирайте детей, у нас обстрелы. Это был колоссальный стресс», - рассказывает она.

Алена Яковлева с детьми на отдыхе

Потом подруга предложила поехать на море к ее родителям на Белосарайскую косу, на недельку. Но по факту семья оставалась там до сентября. Там Алена стала получать уже положенную помощь как переселенке, люди помогали продуктами. Приближалось 1 сентября, а значит – и школа. С чемоданом летних вещей семья поехала в Селидово, сняли квартиру. «Квартира была без отопления, а значит надо было искать новое жилье. Одновременно Вика нуждалась в операции. И я начала писать письма во всевозможные организации. Первыми откликнулись из Штаба Ахметова. Там же помогли и с жильем, предложив лагерь в Бердянске», - говорит Алена. Однако спустя время из лагеря нужно было съехать. Маму с тремя детьми приютила церковь Пятидесятников (Роман и Бэлла Косьяненко) на некоторое время, а потом, скооперировавшись со знакомой, семейство Яковлевых-Чигриных поселилось в съемном домике в Бердянске. «И вообще, если бы не церкви и не волонтеры, не знаю как бы мы выжили», - вспоминает мама троих детишек.

В августе семья переехала в Киев, поскольку Алене предложили работу в компании, где она трудилась до начала войны. С оплатой аренды помогает работодатель. Одновременно Алена продолжает выплачивать кредит за дом, покинутый в Донецке.

Адаптация по-киевски

Почти за два года дети поменяли четыре школы. Уже в Киеве ребята, окруженные заботой и любовью в семье, снова столкнулись с жестокостью. Причем со стороны…школьного учителя, наделенного почетными регалиями. В сентябре 2015 Дарина все чаще не хотела ходить в школу. «Однажды, выйдя за порог квартиры, она просто упала и начала рыдать, умоляя не отводить ее в школу», - говорит Алена. Мама сразу же кинулась за помощью к психологу. Специалист после общения с ребенком, сказал: «Если бы ваша дочь была бы старше, то все могло бы закончиться суицидом». Как выяснилось, учительница всячески унижала детей, заявляя, что дети «не тянут программу». В результате, Алена перевела Дарину и Толика в другое учебное заведение. Здесь их приняли тепло и радушно. Дарина любит музыку и рисование, литературу, Толик – рисование и физкультуру.

Толик, Дарина и Вика с мамой

Мама троих детей не скрывает, что было тяжело: в первое время не было толком ни друзей, ни знакомых. "Меня успокаивали, мол, год пройдет, все наладиться, будет лучше", - говорит Алена. Но лучше не стало. Однажды семейство решило сходить на Фроловскую (где помогают переселенцам). Им выдали косметический набор: крем для эпиляции и крем для загара. Причем с просроченным сроком хранения. "Недавно от еврейской организации получили бытовую химию - моющие средства, это всегда нужно. Раньше, в Бердянске нам помогали различные организации, церкви. В Киеве никакой помощи извне, кроме переселенческих на детей, не получаю", - говорит Алена.

Самый острый вопрос, который постоянно держит семью в напряжении - съемное жилье. Маму троих детей пугает заоблачные тарифы на коммуналку. "Написала даже мэру Киева - В.Кличко с просьбой помочь в решении вопроса с жильем. Никакого ответа не последовало", - рассказывает Алена. По ее словам, дети очень скучают за родным домом, который вынуждены были покинуть из-за войны. Иногда из Донецка приезжает бабушка, навестить внуков.

Прожив уже год в столице, Алена недоумевает от того безразличия жителей к городу: «На остановках курят, бросают мусор где попало. Почему вы не любите свой город?! Повсюду звучат красивые лозунги - начни с себя, но мало кто это делает. Такое ощущение, что жители используют Киев как женщину - добиваются своего и уезжают и им все равно что будет здесь завтра».

«Я еще заработаю»

Дети растут очень самостоятельными и благодарными. Когда семья жила в Бердянске, Алена заболела настолько, что не могла вставать с кровати. Детвора заботилась о ней, ребята приносили еду со столовой, бегали за медсестрой и старались не шуметь, насколько это было возможным. Совсем недавно Дарина получила диплом за экстранеординарность в творческом конкурсе для детей из Донбасса. Бабушка приехала из оккупированного города поддержать внучку. И уже после конкурса Дарина удивила своим неординарным поступком - отдала ей выигранные деньги. «Ты ведь потратилась на проезд, может тебе что-то купить нужно. На, забери. Я еще себе заработаю», - сказала восьмилетняя Дарина. А выигранный ею планшет послужил стимулом для других детей. «Не родители покупают, а можно самим заработать, выиграть», - говорит мама. Она учит детей милосердию и состраданию. Ребята порой по желанию отдают свои вещи или игрушки своим ровесникам в приютах. Так, на день рождения мама предложила Дарине три варианта подарка: собака, ролики или… помощь другим детям. Она подумала три дня и решила, что лучше поможет кому-то. Алена нашла организацию - Миссия Эммануил, которая собиралась ехать в серую зону и везти детям подарки на Пасху. Дарина пожертвовала свои деньги и 15 мальчишек и девчонок смогли получить подарки. Семье прислали фото этих детишек, и радости Дарины не было предела.

Детей пока еще не оставляет страх снова остаться без дома и главное, - без мамы. Например, Толик не хотел ехать в лагерь - боялся, что его снова предадут. «За все два года войны, как бы не было трудно у меня никогда не возникало желания вернуть детей в интернат, даже мыслей таких не было», - признается Алена. Чтобы залечить раны и помочь адаптироваться детворе, дончанка использует главные «лекарства»: любовь, терпение и заботу.

Часто Алене говорят - мать-героиня, но она скромно отнекивается. «Для меня герои люди усыновившие или воспитывающие 8-10 и более детей. А для меня важно не звание или название, а чтоб дети были здоровыми и счастливыми. Как бы пафосно это не звучало, но именно они зажигают мой нимб, расправляют мои крылья, и поправляют мои перья», - говорит дончанка-переселенка, улыбаясь и обнимая детвору.

Ирина Голиздра, «ОстроВ»

Проект осуществляется при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство международных дел Канады



Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: