Воскресенье, 18 ноября 2018, 12:021542535366 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Школьная пора, или Пора закрывать школы

Перефразируя Маяковского можно сказать, что «если школы закрывают, значит это кому-то нужно». Напомним, в Донецкой области начала реализовываться так называемая Региональная дорожная карта «оптимизация сети общеобразовательных школ» или, говоря понятным языком, программа закрытия в области ряда учебных заведений. Какие именно школы в 2011 году будут «оптимизированы» официально не сообщается, однако, как говорится, слухами земля полнится. Родительская общественность некоторых школ на волне этих слухов, превентивно, на всякий случай, начала проводить шумные акции с требованием не закрывать именно их школу. Существует как минимум три версии, почему донецкие власти решились на закрытие ряда школ.

Первая, назовем ее «ура-патриотическая», исходит из того, что под нейтральным словом «оптимизация» скрывается охота на школы с украинским языком обучения. Якобы, именно украинские школы будут целенаправленно закрываться. Согласно второй, так сказать, «строительной» версии школы закрывают, чтобы на их месте возвести элитные гостиницы, VIP-многоэтажки или бизнес-центры. И, наконец, третья версия, «бытовая», строится на том, что многие школы работают вполовину или даже на третью часть свей плановой нагрузки. Местные органы самоуправления не в состоянии профинансировать содержание полупустых школьных зданий и зарплату учителям, работающих в недоукомплектованных классах.

Вероятнее всего, версию о том, что под нож сокращений прежде всего попадают школы с украинским языком обучения, всерьез рассматривать нельзя. По причине того, что не всякую школу, которая по документам числится украинской можно считать таковой. Дело в том, что в областном центре, за редким исключением, украинские школы не создавались, а назначались директивно. Лет семь-восемь назад сверху поступила команда в каждом районе города в обязательном порядке открыть по одной украиноязычной школе. Власти на местах самостоятельно определяли, какая именно из подведомственных им школ обретет этот почетный статус. При этом ни мнение родителей, ни соображения учителей в расчет не брались.

Расчет делался на то, что в советские времена в Украине сформировался принцип наполняемости школы на базе микрорайона. За каждым учебным заведением закреплены определенные дома, в которых проживают «свои ученики». На протяжении многих десятилетий в августе каждого года учителя с тетрадочками ходят своему микрорайону, переписывают всех детей школьного и дошкольного возраста и разъясняют родителям, где находится «правильная школа». Не удивительно, что мамы и папы в большинстве своем главным достоинством той или иной школы считают ее близость к собственному дому.

Поэтому внезапное превращение обычной школы в украинскую не привело к массовому оттоку из нее детей. Часть родителей резонно рассудила, что хорошее знание государственного языка никогда не помешает. Другая часть не менее резонно рассудила, что нет никакой разницы на каком языке их дети как не учились толком, так и не будут учиться. Не наблюдалось и большого количества желающих перейти из «своего микрорайона» в новую школу лишь на том основании, что она украинская. Не изменился и педагогический состав дружно украинизированных школ. Автор не понаслышке знает многих учителей, которые после смены вывески своего учебного заведения спокойно преподают физику или химию на ужасающем суржике. Кстати, в большинстве своем, это хорошие педагоги…

Осмелимся предположить, что вовсе не языковой вопрос вызвал бурную реакцию родителей, узнавших о возможном закрытии школы «у дома». Тем более, что всех учащихся «оптимизированных» учебных заведений органы образования обещают переводить в другую школу с сохранением прежнего языка обучения. Ключевым моментом в родительских бунтах является нежелание переводить своего ребенка в другую, часто значительно отдаленную от дома школу. Чтобы не допустить этого мамы и папы готовы заручиться помощью любой общественной организации или политической силы. В беседе с корреспондентом «ОстроВ» родители школы № 136, которая одной из первых поднялась против возможной «оптимизации», честно признавались, что они умышленно акцентировали внимание на том, что под угрозой закрытия оказалась именно украинская школа. «Председатель областной «Просвиты» Мария Олийник» сразу же нас поддержала». Одновременно с этим родители обратились за помощью к самым ярым противниками украинизации образования – к коммунистам. Оказалось, что «136» некогда заканчивал лидер КПУ Петр Симоненко. На митинге протеста возле школы мирно уживались национально-патриотические лозунги и воззвания к вождю украинских коммунистов. Эдакая смесь нижегородского с... украинским.

Или вот еще пример. 16 февраля все украинские СМИ, и не только украинские, облетела информация о том, что родители закрываемой украиноязычной школы угрожают актами самосожжения. Информационным поводом для этой «красной» новости стал единственный плакат, который держали в руках участники небольшого (всего 14 человек) пикета возле Петровского райисполкома. На акции, которая нигде и никак не анонсировалась, не присутствовал ни один журналист. Информацию о том, что кто-то намеревается сжечь себя ради украинского языка представители СМИ получили от… как всегда вовремя пришедшей на помощь донецкой «Просвиты». О серьезности намерений защитников школы № 111 можно судить по заявлениям тех, кто держит угрожающий транспарант. Женщины заявляют, что они готовы на все - «подпалить себя, устроить голодовку, уехать из этой страны». Вот только непонятно, что они сделают сначала: обольют себя бензином или понесут документы по иностранным посольствам?

Видеосюжет смотрите ЗДЕСЬ.


Кстати, идея спасать языком учебные заведения от закрытия понравилась не только защитникам украиноязычных школ. Так, 16 февраля на акции протеста против закрытия одной из центральных, с русским языком обучения, школ Донецка – ОШ № 2 - были замечены флаги «Русского блока». Активисты блока пока не осмелились обвинить донецкие власти в наступлении на русские школы, но, как говорится, процесс пошел.

Видеосюжет смотрите ЗДЕСЬ.

Вторая версия закрытия школ в Донецкой области пока никакими фактами не подтверждается. Никто из чиновников не объявил он намерении построить на месте «оптимизированной» школы нечто современное, для города полезное и необходимое. Наоборот, мэр Донецка Александр Лукьянченко официально заявил, что здания закрытых школ будут законсервированы. Их ни в коем случае не будут отдавать коммерческим структурам, а тем более сносить. В крайнем случае, в бывших школах временно будут размещены бюджетные организации. А когда демографическая яма будет преодолена и количество детей возрастет, школы вновь начнут работать по своему прямому назначению. Родители школы № 2 в эти заявления не верят. Они пишут открытые письма заместителю донецкого губернатора Борису Адамову, кстати, бывшему выпускнику этой школы, и просят его защитить учебное заведение от… Александра Адамова, сына вице-губернатора. «Мы хотим продолжать учиться в ОШ №2 с углубленным изучением английского языка. Многие дончане связывают ваше имя и имя вашего сына Адамова А.Б. с крупным строительным холдингом, производящим застройку в Донецке и Донецкой области, поэтому не удивительно, что среди родителей, воспитанников ОШ №2 возникли опасения, что Адамов А.Б. причастен к попытке закрытия школы №2», - пишут родители. Эти опасения пока не выходят за рамки домыслов. Однако, многие хорошо помнят, как в 90-е годы, во времена первой «демографической ямы», проводилась оптимизация детских садов. В их зданиях до сих пор размещаются управления налоговой инспекции, КРУ и прочие «конторы». С детскими садами же, как известно, сегодня напряженка...

И, наконец, третья версия. Школы закрываются, пардон, оптимизируются от нашей бедности. В управлении образования убеждены, что без принятия решений о ликвидации некоторых школ сегодня не обойтись. «Я пришел на 421 тысячу учащихся (68% наполняемости) 5 лет назад. На сегодняшний день у нас в школах области обучается 328 тысяч человек (58%), ну можно ли содержать ту инфраструктуру, которая была? На 25% снизилось количество детей в школах», - прокомментировал ситуацию начальник управления образования и науки Донецкой областной госадминистрации Юрий Соловьев. Он привел данные, согласно которым «мы нынешнюю численность детей будем иметь только в 2020 году, то есть 58-60% наполняемости школ у нас будет в 20-м году. Правильно ли содержать 42% воздуха за счет финансирования образования? Средняя наполняемость классов по области 21 человек, по селу 11 человек, а плановая наполняемость – 30 человек», - отметил начальник управления.

Высвобожденные в результате оптимизации средства, по его словам, должны пойти на улучшение материально-технической базы школ: «При доведении наполняемости классов до 28-29 человек, у нас экономия на фонд заработной платы будет составлять 200 миллионов гривен, для сравнения – подготовка всех школ к началу учебного года в 2010-м стоила 84 миллиона гривен», - сказал чиновник.

Для того, чтобы подчеркнуть необходимость оптимизации, он привел следующие аргументы: «В области 161 школа построена до войны, 45 школ области находятся в приспособленных помещениях, 56 школ в области не имеют спортивных залов, 31 школа не имеет учебных мастерских, 61 школа не имеет нормальных обеденных залов и кухонь, 12 школ в 21 веке не имеют туалетов и этот список можно продолжать. Ну, давайте по целесообразности подумаем – в области 4 начальных школы меньше 10 человек, 43 школы 1-2 ступени – меньше 40 человек, 104 - меньше 100 человек, никакая экономика этого не выдержит».

Юрий Соловьев призвал журналистов не нагнетать ситуацию вокруг закрытия школ. Он пояснил, что в настоящее время никто не может точно сказать, сколько школ будет ликвидировано. «Кто вам сказал, что в этом году в Донецкой области закроется 26 школ? Я вам, как начальник управления образования говорю, я не знаю, сколько школ закроется в этом году. Я знаю, что есть проработка вопроса оптимизации сети общеобразовательных школ области. Была цифра 26, она может быть и больше и меньше… Сводить оптимизацию к закрытию школ - непрофессионально», - подчеркнул начальник управления науки и образования, однако добавил, что ликвидация школ – один из методов оптимизации. В то же время, чиновник снова акцентировал, что цифра 26 является условной, а так называемая Дорожная карта оптимизации, о которой сообщала облгосадминистрация, представляет собой лишь анализ ситуации. Так, в 2007 году изучался вопрос закрытия 22 школ, а реально закрыто было 14, в 2008 рассматривалась перспектива ликвидации 14 школ – закрыто 9, в 2009-м в плане было 17 школ - закрыто 10, в 2010-м из 8 возможных закрыли 5. «Школы закрываются решением громады, ни одного протеста потом не было», - заверили в управлении образования.

Видеосюжет смотрите ЗДЕСЬ.

Что касается закрытия именно украинских школ, то это, по словам Юрия Соловьевым, не просто ошибка, но и прямое искажение фактов. «Кстати, шум поднимался по тем школам, которые в число 26 (школ, намеченных к оптимизации – «ОстроВ») не входили. Вы имеете ввиду 136-ю, 111-ю? Так вот, по этим школам, по которым начался шум (из-за того, что они являются школами с украинским языком обучения – «ОстроВ»), они вообще не стояли в закрытии», - резюмировал начальник.

Кстати, о шумихе. На митингах в поддержку той или иной школы, независимо от места их расположения и административной принадлежности можно увидеть одного и того же человека. Мужчина, представляющийся как депутат Ясиноватского райсовета от «Фронта перемен», не скрывает, что ходит с митинга на митинг и защищает все школы подряд…

«Если школы закрывают, значит, это кому-то нужно?».


Александр Владимиров, Елена Васина, «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: