Вверх

Вечером 17 августа 2017 года Ирина Кирикова, глава общественного совета (ОС) при Донецкой областной администрации, узнала от коллеги, что ее документы не прошли отбор для участия в избрании нового ОС.

Позвонивший ей Юрий Оболенский выяснил это случайно, приехав в тот день по делам в ОГА.

Голосование за членов нового общественного совета было назначено на 18 августа.

Задачей участников учредительного собрания было выбрать из их числа, путем рейтингового голосования, 35 членов нового общественного совета после того, как двухлетний срок полномочий старого подошел к концу.

Вместе с Кириковой, к участию в учредительном собрании по формированию нового состава совета не были допущены представители еще 43 общественных организаций. Их документы, как сказали им позже в областной администрации, не были оформлены надлежащим образом и поэтому были отклонены на этапе отбора.

Вопреки утвержденному главой областной администрации Павлом Жебривским положению об общественном совете при ОГА, активистов при этом не уведомили о наличии погрешностей, на исправление которых отводится неделя. Такое уведомление должно было прийти к ним не позже, чем за полмесяца до учредительного собрания. Однако, ни до, ни после учредительного собрания ни Кириковой, ни остальным так и не сообщили, в чем заключались погрешности в их документах.

"Сначала у меня не было подписи на биографической справке, — рассказывает Ирина Кирикова. — В тот же день, когда мне указали на этот недочет, я его устранила. У Дмитрия Якушева, который занимался сбором документов, я при этом уточнила: "Все ли в порядке теперь?" Он сказал: "Да, все нормально". И очень большой неожиданностью для 44 общественных организаций стало то, что, оказывается, наши документы не прошли отбор. Когда в день учредительного собрания мы попросили объяснения, нам сказали: "Ваши документы не соответствуют". Не соответствуют чему? Я по сей день не получила объяснений, ни на электронную почту, ни по телефону, ни в письменной форме".

Таким образом ОГА фактически отстранила от участия в учредительном собрании большинство нелояльных к ней активистов, благодаря чему в общественный совет вошли преимущественно "свои".

"Насколько я знаю от людей, работавших в инициативной группе, чтобы найти повод для недопущения нас к участию в учредительном собрании, был задействован юридический отдел областной администрации. Его сотрудники искали какие-то зацепки в наших документах. Когда они ничего не нашли, они решили просто не "заморачиваться"", — говорит Кирикова.

"Скорее всего, была поставлена задача…"

Возглавлявшийся Ириной Кириковой общественный совет был серьезным раздражителем для главы областной администрации Павла Жебривского. Активисты неоднократно выражали неудовлетворенность его работой и обращались со своими претензиями к "начальникам" Жебривского — в Администрацию президента и Кабмин. Больше всего нарекания вызывала реализация проектов по восстановлению региона.

"Процесс реализации проектов затягивался, — поясняет член общественного совета при Донецкой ОГА Станислав Черногор. — Это называется "жадность". ОГА пыталась взять деньги не только государственные, но и городов, и была создана мутная структура, Донецкое агентство регионального развития, которую возглавил земляк Жебривского Сергей Семовоник. Они "нагибали" города, чтобы забрать у них полномочия по проведению тендеров. То, что они пустили это все через себя, было одной из причин, почему они не смогли справиться с восстановлением Донетчины. Кроме того, получилось, что областные деньги осваивают одни и те же организации. То есть, честной конкуренции не было и быть не могло. Например, в Краматорске это предприятие "Крамгорстрой", которое аффилировано с нардепом Максимом Ефимовым и семьей Близнюков".

В начале 2017 года Счетная палата провела проверку реализации в Донецкой области проектов в рамках трех программ развития, на которые выделялись бюджетные средства. Эксперты СП нашли, что в целом за 2015 и 2016 годы область не смогла ввести в эксплуатацию 154 объекта, или 40 процентов от запланированных. Правда, вина за это лежала в большей мере на центральных органах власти, и в гораздо меньшей — на самой ОГА.

Однако в то же время в Счетной палате зафиксировали факты нарушения законодательства и "непродуктивного использования средств" департаментом капитального строительства ОГА на сумму 13,3 млн грн.

"Об установленных в департаменте капитального строительства Донецкой ОГА и отделе образования Покровского городского совета фактах, которые имеют признаки уголовного или административного правонарушения, проинформированы правоохранительные органы и переданы им соответствующие материалы", — говорилось в отчете СП.

Кроме того, в начале 2017 года общественный совет поддержал блокаду Донбасса, тогда как Павел Жебривский выступал категорически против этой меры. По мнению Ирины Кириковой, на главу ОГА этот случай произвел эффект разорвавшейся бомбы.

В некоторых своих идеях общественники были, впрочем, не менее популистичны, чем сам Жебривский. Например, они предлагали соорудить мемориальный комплекс на месте разрушенной боевыми действиями психиатрической поликлиники на окраине Славянска. При том, что в то время Люксембургский Красный Крест уже вел там работы по восстановлению второго из разрушенных корпусов.

Судьба остальных, правда, была и остается туманной. В ОГА в ответ на предложение общественного совета отвечали, что их также планируют восстановить, однако никаких подтверждений этим планам пока нет. Сама ОГА не справилась в срок даже с установкой мини-котельной для восстанавливаемого Красным Крестом за средства немецкого GIZ детского отделения.

Однако стоит думать, что не эти споры сами по себе стали причиной манипуляции с исключением ряда активистов из нового состава общественного совета. Главное — что ОС, который возглавляла Кирикова, посягнул на монопольную власть Павла Жебривского в регионе, попытавшись фактически взять на себя роль областного совета, который не действует с 2014 года.

Так, общественный совет предпринимал попытки получить контроль над реализацией инфраструктурных проектов, начиная от их утверждения и соответствующих тендеров, а также над кадровыми решениями ОГА. Причем происходили все эти посягательства как раз тогда, когда Жебривский сам пытался получить право распоряжаться областными "инфраструктурными" средствами, забрав его у органов местного самоуправления.

Так, как упомянул Станислав Черногор, тендеры местным советам, на добровольно-принудительных началах, было предложено делегировать совершенно непрозрачному Донецкому агентству регионального развития, возглавляемому земляком и давним однопартийцем Павла Жебривского Сергеем Семивоником. Учредителями Агентства, помимо ОГА, являются Донецкая торгово-промышленная палата и — внезапно — краматорская общественная организация "Школа реального бизнеса".

Кроме того, в сентябре 2016 года распоряжением главы ОГА функции заказчика работ, связанных с реализацией инфраструктурных проектов за средства, перераспределенные за счет временно неподконтрольных территорий, от ряда местных советов тоже перешли к ОГА в лице ее трех департаментов.

К тому времени Павел Жебривский, не терпящий к себе никакой критики и, очевидно, имеющий зеленый свет от Кабмина и президента на любые выходки в подконтрольном ему регионе, уже сумел "замолчать" всех своих оппонентов из числа (бывших) сотрудников областной администрации. Именно поэтому избавление от чересчур активного общественного совета было только вопросом времени.

"Скорее всего, была поставлена задача не допустить в новый общественный совет людей, которые контролируют, критикуют власть. Власти это невыгодно, потому что решения общественного совета как легитимного органа, созданного согласно постановлению Кабмина и указу президента, обязательны к рассмотрению, на них власть должна реагировать, причем не только облгосадминистрация, но и Кабинет министров, и Администрация президента", — говорит Олег Зонтов, бывший заместитель председателя общественного совета при Донецкой ОГА.

"Мы должны были проводить заседания раз в квартал, а они проходили каждый месяц, и люди ехали к нам со всех уголков Донецкой области со своими вопросами, — вспоминает Ирина Кирикова. — Мы их решали, и мы выезжали в разные места. Жебривскому это очень не нравилось. Он рассказывает, что от нас не было предложений. Он не хотел нас ни слышать, ни видеть, потому что мы были очень активными".

Игра в молчанку

Когда ОГА формировала инициативную группу по формированию нового общественного совета, члены действующего, чей двухлетний срок полномочий подходил к концу, совершили ошибку. Инициативная группа должна была состоять из трех членов ОС, трех представителей не входящих в совет общественных организаций и представителя ОГА. Но поскольку в совете было много желающих поработать в инициативной группе, ОС делегировал в нее сразу семерых. Таким образом, это ОГА принимала решение, кто из них будет участвовать в формировании нового совета.

Следующую ошибку совершила уже инициативная группа. По утвержденному Павлом Жебривским положению, документы от претендентов на участие в учредительном собрании для нового общественного совета должны приниматься в течение 30 дней. Инициативная группа установила последним днем подачи документов 19 июля 2017 года. Член завершающего свою работу ОС Юрий Оболенский был одним из 41 представителя общественных организаций региона, кто подал документы в последний день. Он же вскоре вычислил, что положенный 30-дневный срок истекал на день раньше, 18 июля. Всего заявки подали 95 активистов.

Без 41 "опоздавшего" у ОГА не было бы никакого шанса отклонить заявки еще 44 активистов без далеко идущих последствий, поскольку общественный совет должен состоять из 35 человек. Однако претензии Оболенского, требовавшего отклонить четыре с лишним десятка заявок, в том числе и его собственную, не нашли поддержки у активистов, допущенных к участию в учредительном собрании. Юрий Оболенский и еще трое его коллег перед голосованием за новый состав совета сняли свои кандидатуры в знак протеста.

Ирина Кирикова, Олег Зонтов и другие активисты из тех, кого не допустили к участию в учредительном собрании, могли присутствовать на нем только на правах зрителей. По словам Зонтова, в период подачи документов на участие в собрании он получал уведомление о недочетах в его документах. Копия устава организации, которая делегировала бывшего и. о. мэра Славянска в общественный совет, не была заверена печатью, указали ему в ОГА, и Зонтов эту недоработку оперативно исправил.

"Но за четыре дня до учредительного собрания на заседании инициативной группы обнаружили новые недочеты, — рассказывает он. — У меня, например, автобиографическая справка была подписана мною лично, а надо, оказывается, чтобы она была подписана руководителем общественной организации, от которой я выдвигался. Хотя это нигде не прописано. Обнаружив в наших документах какие-то новые недостатки, инициативная группа не сообщила о них никому. Но даже если бы они и сообщили, исправлять их было уже некогда. По положению, это надо было делать минимум за 15 дней до учредительного собрания. Многие приехали на заседание учредительного совета, даже не зная, что они к нему не допущены".

Олег Солодун не входил в прежний общественный совет, но самой его репутации вечного оппозиционера достаточно, чтобы его сторонились любые власти. Подав документы на участие в учредительном собрании, Солодун получил уведомление об отсутствии на одном из них необходимой печати. Исправив этот недочет и подавая документы заново, Солодун, как и Кирикова, попросил секретаря инициативной группы и специалиста из отдела внутренней политики ОГА Дмитрия Якушева проверить, нет ли в этом пакете других недочетов. Якушев подтвердил, что документы в порядке. О том, что в его документах нашли новые погрешности, Солодун узнал, только когда пришел на учредительное собрание. В чем именно они заключались, бывшему начальнику краматорской милиции так и не пояснили.

"По процедуре представителям общественных организаций были направлены письма, что в их документах есть несоответствия и их надо исправить. Потом на заседании инициативная группа рассмотрела документы, и у кого нашли еще ошибки, несоответствия, тех не допустили", — прокомментировал "ОстроВу произошедшее Дмитрий Якушев. Причину, по которой это было сделано в нарушение нормативно-правового акта самой ОГА, он при этом объяснить не смог, сославшись только на "сжатые сроки". Положение об общественном совете, подчеркнул Якушев, не предусматривает повторной процедуры с уведомлением кандидатов на участие в учредительном собрании о погрешностях, допущенных ими при оформлении документов.

Ирина Степанова, глава нового общественного совета, возглавлявшая также инициативную группу, в комментарии "ОстроВу" сказала, что повторным рассмотрением поданных документов занималось юридическое управление ОГА, и посоветовала обратиться с вопросами туда.

Сотрудница юруправления Наталья Ларина, в свою очередь, рассказала, что на каком-то этапе рассмотрения документов инициативная группа сама обратилась письмом к Павлу Жебривскому, "понимая, что им нужно юридическое сопровождение, что они не могут разобраться". "По-хорошему, они не должны были привлекать нас", — отметила при этом она. Реагируя на письмо инициативной группы, ОГА "делегировала" Ларину помогать активистам, и в один рабочий день она смогла посмотреть часть поданных пакетов, однако сколько именно, сотрудница юруправления сказать затруднилась. "Я не обрабатывала все эти документы, чтобы фильтровать: тех можно, этих — нельзя. Решение о том, кого допустить и кого отклонить, не принималось, инициативная группа просто советовалась по определенным моментам", — сказала Наталья Ларина. Окончательное решение о допуске или недопуске активистов к участию в учредительном собрании, подчеркнула она, принимала именно инициативная группа. Протокола соответствующего заседания, если оно все-таки имело место, однако, нет — во всяком случае, он не опубликован.

"Когда формировался предыдущий общественный совет, инициативная группа утверждала какие-то формы, чтобы заявки подавались по единому образцу. Но это не предусмотрено законодательством, поэтому в этот раз эти формы не утверждались. А поскольку форма была произвольной, по-разному назывались документы. Например, многие предоставляли автобиографию, хотя должна была подаваться биографическая справка. Это совершенно разные документы. С автобиографией вместо биографической справки это был неполный пакет документов", — рассказала также Ларина.

В итоге участие в учредительном собрании смогли и захотели принять только 43 человека из 95, подавших заявки. Причем из 15 краматорских организаций, чьи представители вошли в итоге в состав общественного совета, как минимум восемь оказались связанными между собой на уровне руководства и учредителей. Основавшая вместе с ОГА Донецкое агентство регионального развития "Школа реального бизнеса" — в этой цепочке. Однако на самом деле людей, связи между которыми есть, но не прослеживаются в официальных документах, в новом общественном совете гораздо больше, отмечают собеседники "ОстроВа". Кроме того, под видом представителей общественных организаций в ОС прошли люди от политики и бизнеса.

При этом, как считает Олег Зонтов, результат избрания нового общественного совета вбивает клин между настоящими общественными организациями. "Когда процедура была непрозрачной и одни организации попали в общественный совет, а другие не попали, возникают подозрения, что кто-то пошел на сотрудничество с областной администрацией, — говорит он. — Это разделяет и так уже не очень единое общественное движение в Донецкой области".

Юлия Абибок, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: