Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



17 февраля прошли парламентские слушания на тему: «Состояние соблюдения прав внутренне перемещенных лиц и граждан Украины».

Татьяна Дурнева, эксперт Института общественно-экономических исследований по вопросам внутренне перемещенных лиц и участник Коалиции патриотических сил Донбасса, в интервью «ОстроВу» рассказала о том, с какой целью проводились парламентские слушания, и как государство относится к проблеме переселенцев.

Какую цель несут парламентские слушания?

- Они дают возможность обсудить в стенах парламента актуальную проблему, обменяться информацией и получить конкретные рекомендации для решения проблемы - для всех ветвей власти на национальном и местном уровнях. В парламентских слушаниях должны принимать участие органы исполнительной власти, депутаты, ученые, общественные организации, органы местного самоуправления и целевая аудитория, в нашем случае – внутренне перемещенные лица.

Как была представлена сторона власти?

- В повестке дня был заявлен Министр социальной политики Павел Розенко, но он прислал своего заместителя Виталия Мущинина, деятельность которого очень негативно оценивается как правозащитниками, так и самими переселенцами. Например, недавно активисты из организации «Восток-SOS» обнаружили письмо с подписью Мущинина. Из документа следует, что органы соцзащиты должны принимать переселенцев руководствуясь старым законом, а не новым. Вся суть в том, что закон, вступивший в силу 13 января, внес изменения в Закон «Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц», делая справку переселенца бессрочной и, что очень важно, отменяя потребность штампа от миграционной службы. Но, по этому закону, у Кабмина есть три месяца на то, чтоб привести свои нормативно правовые акты в соответствии с этим законом. То есть, изменить постановления 505 и 509 (о постановке на учет и о начислении адресной соцпомощи). Но в этой ситуации Мущинин подписал письмо, которое показывает, что он чувствует безнаказанность, и ставит свои письма выше закона.

А тем временем каждую неделю увеличивается количество переселенцев, и они по-прежнему нуждаются в получении справок. Сейчас, чтоб получить пенсию, или любую соцвыплату человек сначала идет в отделение соцзащиты. Там ему говорят – идти в миграционную службу, и ставить штамп.

“По новому закону мы штампы не ставим!”, - нервно отвечают ему в миграционной службе. Он снова возвращается в собес, но у них есть письмо за подписью Мущинина, согласно которому без штампа миграционной службы справка переселенца недействительна. И этот человек, создавший проблему, пришел на парламентские слушания и даже не моргнув глазом рассказывал о том, как много сделало Минсоцполитики для решения проблем переселенцев.

А тем временем у нас сотни, если не тысячи людей остаются в подвешенном состоянии – без действующей справки и без средств к существованию. Причем справка нужна не только для оформления социальных выплат. Приведу наглядный пример. На днях моя подруга повела свою тяжелобольную маму в больницу в Киеве. На справке у нее было написано, что она действительна до 1 февраля 2016 года. Из-за этого в больнице не могли решить, имеют ли они право принимать переселенца или нет. Абсурд? Да. Но такова реальность, в которой живет 1,7 млн наших граждан.

Какая работа была проделана на самом деле?

- Вы сейчас прям в точку попали, задав вопрос о том, что было сделано на самом деле. На днях всем стало известно, что Министерство социальной политики совместно с СБУ уже несколько месяцев занимались «верификацией». Официально это называется «перекрытие схем незаконного получения пенсий и других соцвыплат». В пятницу управления соцзащиты по всем регионам получили списки переселенцев, которым надо отменить справки и прекратить выплаты. Списки формирует СБУ, передает в Минсоц, а те выплаты «приостанавливают» (якобы не прекращают, а приостанавливают, как успел заверить министр Розенко). Понятно, что нужно находить пенсионеров-мертвых душ, но методы такой работы не должны противоречить законам Украины и не должны нарушать права людей. И я говорю не только о переселенцах, но и о правах жителей неподконтрольных территорий. И прежде, чем проводить подобную «верификацию», нужно было бы обеспечить механизм получения социальных выплат, не привязываясь к справке переселенца - пенсионерам, инвалидам, одиноким матерям и другим нашим гражданам, которые остались на неподконтрольных территориях.

Возвращаясь к теме парламентских слушаний, многим показалось, что это было очередное подтверждение полного игнорирования проблем не только 1,7 миллиона переселенцев, но и людей, которые остались на оккупированной и неподконтрольной территории. Но, если я не ошибаюсь, мы же не только территории хотим вернуть, но и людей - от их позиции тоже в какой-то мере зависит наша победа.

Я не могу понять, что происходит с нашими политиками, Кабмином, который даже не удосужился провести подготовительную работу к слушаниям. Ведь по регламенту он должен был написать аналитические материалы, определить выступающих - то есть подготовить свой ответ на эту проблему. Слушания организовывают для того, чтобы все ключевые элементы системы огласили свою позицию и предложили решение проблемы. Нам катастрофически не хватает диалога власти с людьми, которые нуждаются в том, чтобы их услышали. Сейчас, конечно, понятие “Услышьте Донбасс” извращено, но тем не менее. Не замечать 1,7 миллиона человек - это слишком. Международные партнеры прямым текстом заявляли, что власть должна решить проблемы своих граждан. Ведь в то время, когда иностранцы привозят тонны гуманитарной помощи и строят модульные дома, наше правительство даже не может делегировать министров для диалога. Поэтому, люди в зале сидели в недоумении от того, что власть не может предложить никаких решений и даже не извиняется за это.

То есть, они проблемы не видят?

- Похоже, что не видят. Они даже на уровень обычных человеческих отношений выйти не могут и сказать, что понимают масштабы проблемы и потребности людей, пострадавших вследствие российской агрессии. У них нет ни чувства вины, ни чувства ответственности.

Какой-то итоговый документ был принят. Что в этом документе может действительно повлиять на ситуацию?

- То, что было высказано на слушаниях, есть в стенограмме, а те многочисленные рекомендации, о которых не успели сказать, высылаются до 1 марта в Комитет по правам человека. Это всё сведется в единый документ, который будут изучать юристы профильного комитета. Финал парламентских слушаний - это подготовленный проект рекомендаций и постановление с конкретными предложениями решения проблем. Самое опасное то, что в законе о регламенте Верховной Рады нет четких сроков, когда депутаты должны одобрить предложенные во время парламентских слушаний рекомендации.

Сейчас нужно концентрироваться на продуктивной работе с Комитетом по правам человека, который уже будет готовить финальный проект этого постановления, от чего зависит итоговый результат. Ведь этот документ будет вынесен на рассмотрение Верховной Радой. Если депутаты примут всё без правок, то нужно будет уже следить за исполнением наших предложений.

Можно ли сказать, что есть консолидирующая сила переселенцев, которые были на слушаниях или это были разрозненные люди?

- У нас нет единой силы. Если вспомнить даже наши митинги в Донецке: было по крайней мере две силы, у которых была одна цель, но они периодически не понимали друг друга и конкурировали. Так же происходит сейчас и у переселенцев. Меня это каждый раз удивляет. Ведь если мы говорим о жилье, давайте соберем рекомендации и вместе внесем предложение. Нет понимания того, что не нужно конкурировать на нашем уровне общественников - преград же и так хватает на уровне власти.

А были примеры подобных конфликтов на слушаниях?

- В самом зале не было. Но я вижу реакцию в Фейсбуке о том, что некоторые моменты были непонятны, кому-то не дали слова... Да, мне тоже не всё было понятно. В любом случае, невозможно было дать слово всем 500 человекам, пришедшим на эти слушания. Важно же, чтобы проблема решилась не только у одного переселенца, а у всех. Нужно действовать на уровне законодательства и решать не слезами и причитаниями. К сожалению, не у всех есть это понимание. И еще на слушаниях стало очевидно, что людям не хватает площадок, где можно было бы просто высказаться о наболевших проблемах.

Мне казалось, что у нас избыток общественных организаций, где только болтают…

- Нет, я говорю именно о диалоге с властью. Мы приходим на встречу с министрами, а они не знают даже о самых элементарных проблемах переселенцев. У нас даже была идея, чтобы все эти чиновники хотя бы два часа поработали в волонтерских центрах, прошли всю процедуру регистрации переселенца - вещи, которые реально бы показали проблему. Сейчас только возрастает стена недопонимания. Конечно, она есть не везде. Люди очень благодарны, например, Валерии Лутковской, Григорию Немире, который прямо сказал, что отсутствие министров на слушаниях - это отсутствие уважения к людям, решение проблем которых должно быть главной задачей этих министерств.

По вашему мнению, если бы люди были более консолидированы, их голос был бы лучше слышан?

- Они объединены. Есть масса общественных движений, которые консолидируют большое количество людей, и они довольно системно действуют.

Но они работают в узкой среде и не заставляют власть себя слушать.

- Да, это правда. Но сначала же эти организации объединялись для решение ежедневных гуманитарных потребностей и общались с переселенцами напрямую, минуя власть. У нас получается, что мы с чиновниками говорим на разных языках. Если бы можно было повозить их по линии соприкосновения, и постоять там несколько часов или пожить в неотапливаемых общежитиях с детьми - это другое дело. Но они этого, в большинстве своем, конечно, не будут делать. Поэтому, именно переселенцам нужно научиться говорить на одном языке с властью.

Сергей Гармаш, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: