Воскресенье, 21 октября 2018, 23:561540155395 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

До выборов нового парламента Украины остается три недели. На днях заместитель главы Центральной избирательной комиссии Андрей Магера прямо заявил, что этот избирательный процесс стал как никогда тяжелым. По его словам, кандидаты занимаются прямым подкупом избирателей «открыто и самоуверенно», а судебные органы относительно одних кандидатов принимают одно решение, а в отношении других, в такой же ситуации, - совершенно противоположное. "Во многих моментах эти выборы похожи на выборы 2004 года, поскольку такая грязь, как сейчас, была разве только тогда», - констатировал заместитель главы ЦИК. 

Каким стал избирательный процесс в Донецкой области, в интервью «ОстроВу» рассказал председатель Донецкой областной организации Комитета избирателей Украины Сергей Ткаченко.

- Сергей, что изменилось в избирательном процессе со времени прошлых выборов?

- Изменился ряд процедурных вопросов, касающихся выдвижения кандидатов, работы участковых комиссий, проведения агитации, технических нюансов и пр. Простому избирателю эти процедурные изменения вряд ли будут заметны и интересны. А вот то, что благодаря смешанной (мажоритарно-пропорциональной) системе на этих выборах каждый избиратель теперь будет голосовать как за политическую партию в общегосударственном многомандатном округе, так и за конкретного кандидата в мажоритарном одномандатном округе – это, как показывают последние опросы общественного мнения, знают далеко не все. Таким образом, каждый избиратель в день голосования на своем избирательном участке (на котором включен в список для голосования) получит два бюллетеня разных цветов (светло-зеленого и светло-желтого), необходимо будет расписаться в списке избирателей, а также на отрывном контрольном талоне бюллетеня и проголосовать за ту или иную партию и того или иного кандидата. Правда, на этот раз избиратель уже не найдет в бюллетене графы «Не підтримую жодного кандидата». По сути, это первые выборы, на которых законодатель лишил избирателя такого права, как проголосовать «против всех».

- То есть, выбор нужно будет сделать однозначно...

- Да. Существует много экспертных мнений по этому поводу: одни говорят о том, что это нарушение конституционных прав граждан, другие одобряют такие изменения в законодательстве. Безусловно, голосование «против всех» – это протест и протест активный, иначе человек вообще не пришел бы на избирательный участок. Однако, является ли этот выбор в большинстве случаев осознанным? Часто это выглядит как в известном высказывании: «Мы всегда готовы проголосовать за лучшего кандидата, только почему-то он никогда не выдвигает свою кандидатуру на выборах». «Не підтримую жодного кандидата» – это очень удобная позиция для людей, которые считают себя активными, однако не хотят брать на себя ответственность за будущее развитие страны. Всегда можно сказать – я за них не голосовал, я вообще голосовал против всех. Это скорее желание создать для себя, так сказать «виртуальную реальность», в которой нет Верховной Рады Украины, где нарушается Конституция и законы, где «благословляется» грабеж бюджетных средств и где рождаются долларовые миллионеры, которые залазят в народный бюджетный карман. Нет, дорогие друзья – мы имеем к этому самое прямое отношение. Власть улучшается «очеловечивается» постепенно через участие граждан, и исключительно под воздействием их осознанного выбора. И если мы с вами выбираем «виртуальную реальность», то в этой остаются без идеологические олигархические группировки и «продажные политики», которые распределяют государственный бюджет исключительно для своей выгоды, устанавливают собственные правила игры для всех социальных групп в стране. Возможно ли назвать это «осознанным выбором» граждан? 
Но, если избиратель не проголосует ни за одного из кандидатов (оставит чистый бюллетень), или поставит несколько отметок (и в результате невозможно бюдет установить его волеизъявление) бюллетень будет признан недействительным…Кстати, если избиратель ошибся при заполнении бюллетеня, Закон предусматривает возможность одноразово заменить бюллетень в обмен на использованный. Для этого необходимо обратиться в комиссию и написать заявление. 

- И у избирателей, которые против всех, есть соблазн просто остаться дома?

- Есть эксперты, которые прогнозируют, что одной из форм протестных настроений на выборах станет их игнорирование избирателями, то есть избиратель «проголосует ногами». Но я очень сомневаюсь, что этот способ протеста станет распространенным на нынешних выборах. Если бы у нас оставалась чисто пропорциональная система, и голосовать нужно было только за политические партии, то явка наверняка была бы низкая. Потому что сейчас разница между политическими партиями в сознании избирателей по сравнению с предыдущими выборами очень сильно стерлась. Избиратели уже не всегда понимают, в чем отличие между «своими» и «чужими», имея в виду региональный контекст, в чем разница между оппозицией и властью, если на поверку все исповедуют одни и те же ценности, стоят на одних и тех же позициях и принципах, поскольку люди уже видели при власти и тех, и других. Поэтому, по моему мнению, (да и соц. исследования это подтверждают) сейчас значительная часть избирателей в отношении выбора между политическими партиями находится в сегменте неопределившихся. 

Тем не менее, мажоритарная составляющая внесла большое оживление в избирательный процесс и по тем исследованиям, которые мы видим, явка должна быть на уровне не ниже предыдущих выборов. Избиратели придут на участки, скорее, чтобы проголосовать за конкретные лица и личности.

- Как организованы выборы в этом году? Лучше, хуже?

- По большому счету, говорить об уровне организации выборов что-то конкретное на данном этапе рановато. Тут оценка будет ставиться в большей части по организации дня голосования. Одно можно сказать точно – выборы стали очень техничными и технологичными. Довольно часто эти политические технологии приводят к тому, что, по сути, нарушаются базовые принципы избирательного процесса (например, принцип равенства субъектов избирательного процесса), а по факту нарушения Закона нет. На данном этапе участковые избирательные комиссии только начинают свою работу. Что касается окружных комиссий, то в результате все тех же избирательных технологий произошла массовая замена членов этих комиссий. В этих «технических» процессах мы находим много общего с предыдущими выборами. 

Чего не видела Донецкая область и, к сожалению так и не увидит на этих выборах - это полноценной конкурентной борьбы. И связано это как с объективными, так и субъективными факторами. Мажоритарная составляющая на этих выборах продемонстрировала, что реальных лидеров, которые могли б оппонировать в Донецкой области ныне действующей власти (партии власти) выросло или появилось очень мало. Можно долго анализировать, почему это произошло, и объяснять это как деятельностью Партии Регионов, которая целенаправленно дискредитирует оппозицию так и действиями самой оппозиции, которая не смогла построить систему, способную на равных конкурировать в регионе. Но факт, остается фактом. Даже, если мы посмотрим на среднее количество кандидатов, зарегистрированных в мажоритарных округах – то по Донецкой области этот показатель самый низкий по Украине – 7,8 человек на округ. Для сравнения – по Украине -14, в Киевской области – более 30. Кто из активных граждан и лидеров захочет оппонировать ныне действующей власти: вкладывать свои усилия и ресурсы в округах, где административный ресурс изначально предоставляет неконкурентные преимущества про- властным кандидатам? Отсутствие этой конкуренции было видно уже с начала избирательного процесса – на этапе выдвижения кандидатов, формирования комиссий, проведения агитации и пр. Это четко прослеживается, очень сильно влияет, и будет влиять на ход избирательной кампании. Почему мы уделяем такое большое внимание вопросу политической конкуренции? Потому что в конечном итоге это влияет на результат, на качество нашего будущего Парламента.

Большинство кандидатов от Партии Регионов в мажоритарных округах Донецкой области – это демонстрация кризиса в партии. Часть кандидатов не соответствуют элементарным критериям честности и порядочности. Есть кандидаты – антирейтинг которых в округе около 20%. Но реальность в том, что оппозиционные кандидаты и партии демонстрируют неспособность этим воспользоваться. 

Спрогнозировать итоги выборов сложно, и это не наша задача, но, оценивая ситуацию на данный момент – по характеру избирательной кампании, по выдвижению кандидатов, по формированию избирательных комиссий, по характеру агитации - можно сказать, что намерения большинства кандидатов (и в мажоритарных округах, и в партийных списках), очень далеки от желания победить. Большая часть мажоритарщиков, по нашему мнению, принимают участие в выборах для того, чтобы «засветиться», получить какой-то политический опыт, изобразить активность политической структуры, которую они представляют, сымитировать конкуренцию, помочь технически другому кандидату, что угодно, и при этом - не ссориться с провластными партиями. Кандидатов, которые реально бы двигались к цели выборов, если не брать в учет Партию регионов, в области очень немного.

- С чем была связана массовая замена членов окружных избирательных комиссий?

Недостатки установленного ЦИК порядка проведения жеребьевки в отношении включения кандидатур в состав окружных избирательных комиссий, а также нормы Закона „О выборах народных депутатов Украины”, которые предусматривают возможность замены членов избирательных комиссий субъектами подачи их кандидатур в состав соответствующих комиссий, стали основной причиной существенных изменений в составе ОИК и борьбы основных партий и мажоритарных кандидатов за влияние на членов ОИК. Так, после создания ОИК в августе 2012 года Центральной избирательной комиссией было принято больше 20 постановлений о внесении изменений в состав ОИК, по результатам которых персональный состав большинства ОИК существенно изменился.

В результате жеребьевки право формировать ОИК получили политические партии, которые не то что малоизвестны, но даже названия их в Украине многие ранее не слышали. Откуда малоизвестные политические партии, которые выдвинули 1 кандидата на всю Украину смогли найти своих сторонников в большинстве регионов Украины. 

В результате данного технологического процесса по формированию комиссий мы констатируем факт: по квоте этих политических партий в окружкомы вводятся люди, которые имеют другую политическую окраску. Недавно сам прочитал на Украинской правде, что данная технология называется «ветка» и партия, которая уступает свою квоту в комиссиях может заработать на этом миллион долларов. 

В качестве примера - возьмем окружную избирательную комиссию №41 в г. Донецке, где членами комиссии являются; представитель политической партии «Русь единая» Василий Николаевич Васильев. Он же в 2010 году был членом этой же комиссии на президентских выборах от кандидата в президенты В. Ф. Януковича. Гусев Дмитрий Викторович - член комиссии от партии «Братство» - в 2010 году был членом этой же комиссии от кандидата в президенты В. Ф. Януковича. Маринич Владимир Евгеньевич – представитель политического объединения «Єдина родина» - также представлял В. Ф. Януковича на президентских выборах в 2010 году. Пономарева Валентина Владимировна, представитель «Народной партии» - также участвовала на выборах в 2010 году от В.Ф.Януковича и т.д.

Показательной также является ОИК № 57 (центр – Ильичевский район г.Мариуполя), в которой также ярко проявляется контроль Партии Регионов над квотами малоизвестных партий. В этой комиссии 10 из 18 членов работают в ПАТ «Мариупольский металлургический комбинат имени Ильича» (эти люди формально поданы от Фракции Партии Регионов, Народной партии, Русского блока, Союза анархистов Украины, Либеральной партии Украины, партии «Єдина родина», Братство, Русское единство, Украинская партия «Зелена планета», Русь единая). Председатель, заместитель, секретарь комиссии также являются сотрудниками этого предприятия.

По сути, такая ситуация и является отображение технологичности данных выборов. Мы видим и понимаем, что баланс в окружных избирательных комиссиях нарушен, какая бы жеребьевка не проходила - за счет технологий все равно в комиссию попадают люди, которые на протяжении многих лет организовывал избирательный процесс конкретных политических сил. Но по Закону – это не является нарушением или это очень сложно доказать.

- Такая ситуация характерна для всей Украины?

- Думаю, да. Может быть, с другими деталями и нюансами, но эта задача, которую ставят перед собой многие политические силы, которые хотят пройти в парламент. По сути дела, если не монопольное, то главенствующая позиция сторонников одной партии в комиссии дает четкие преимущества. Для чего ЦИК проводит жеребьевку членов комиссий? Чтобы исключить в комиссиях политическую монополию, которая предоставляет неконкурентные преимущества. Однако, мы видим, что все равно этого избежать не получается. Окружная комиссия – очень важный субъект в избирательной кампании: она обеспечивает подготовку и проведение выборов в рамках округа, организовывает работу участковых комиссий, рассматривает заявления и жалобы на деятельность ДВК и т.д. вплоть до права признавать результаты голосования недействительными на отдельном избирательном участке. Тут уместно вспомнить известную фразу «Важно не то, как голосуют, а важно то, как считают». Потому что, если в комиссиях четко прослеживается присутствие представителей конкретной политической силы, то это, в первую очередь, нарушает принцип равенства и конкуренции. А это может привести к искажению результатов голосования. 

- Как действия большинства членов комиссий, лояльных конкретной политической силе, могут технически повлиять на результаты выборов?

- Избирательная комиссия является специальным коллегиальным органом, который уполномочен организовывать подготовку и проведение выборов депутатов и обеспечивать соблюдение и одинаковое применение законодательства. Решения в комиссиях принимается большинством, в этом случае также нет персональной ответственности. Поэтому можно предугадать, в чьих интересах будут рассматриваться и приниматься решения, если большинство сформировано и относится лояльно к какой-либо одной политической силе.

- Сможет ли комиссия каким-то образом повлиять на результаты выборов, если увидит, что преимущество оппозиционного кандидата очевидно?

- Если большинство в комиссиях представляют люди, лояльные одной политической партии, теоретически можно предположить, что они могут сделать с результатами выборов все, что угодно. В том случае, если их никто не контролирует…

- И это самое страшное…

- Да. Задача выборов в том, чтобы они были конкурентными, чтобы в комиссиях были представители разных политических сил, имеющие намерения победить, тогда они защищают свой результат, контролируют представителей других партий. И именно подобный взаимный контроль делает невозможным применение разных махинаций, фальсификации и т.д. Но если этого нет - влияние комиссий на результаты выборов переоценить невозможно. 

- Как ваша организация может этому противостоять в нынешних условиях?

- Наша задача – это в первую очередь, защита прав избирателей, а не субъектов избирательного процесса. У нас есть ряд традиционных программ, которые мы проводим постоянно на всех выборах. Например – программа Долгосрочного наблюдения за ходом избирательного процесса. Наши наблюдатели в округах отслеживают все этапы избирательного процесса. Мы анализируем результаты и делаем выводы о характере избирательного процесса, о тенденциях и угрозах и т.д. 
По первому этапу выборов мы констатируем, что партии, которые заявляют о своей оппозиционности, не смогли или не захотели обеспечить реальную конкуренцию Партии регионов в Донецкой области. Скорее происходит имитация процесса конкуренции. Имитируют, что комиссии формируются различными политическими силами, что кандидаты в округах вроде бы конкурируют… Наша задача – чтобы это было видно и понятно избирателю. Мы вынуждены говорить на этих выборах снова об административном ресурсе, об участии местных должностных лиц в предвыборных мероприятиях Партии регионов, что на данный момент не то, что не скрывается, но даже выносится на уровень официальных решений этой партии. Губернатор Донецкой области вместе с кандидатами - мажоритарщиками от Партии регионов открывает «школы будущего», вручает автомобили, газифицирует поселки и т.д., Результат деятельности местных советов и государственной власти подается как достижения партии и ее мажоритарщиков. А избиратели уже не могут отличить, где результат деятельности органов местного самоуправления, а где – деятельности партийных функционеров. То есть, нарушен принцип конкурентности и равенства возможностей участников избирательного процесса. Тоже можно сказать и о непрямом подкупе избирателей со стороны кандидатов. Чего только не дарят кандидаты: начиная от компьютеров, микроволновых печей, строительных материалов, школьных автобусов т.д. Практически все кандидаты устанавливают в своих округах детские и спортивные площадки, часто за бюджетный счет. Яркий пример – кандидат от ПР по 41 округу Александр Бабков 22 сентября заявил о своем намерении установить в округе 50 детских площадок. В начале избирательной компании Бобков обещал установить 20 площадок, сейчас их численность возросла более чем в два раза. Я так понимаю, аппетиты избирателей растут. И таких примеров огромное множество.

С другой стороны, судя по всему, оппозицию на нынешних выборах такая ситуация не особо тревожит. Потому что каких-то серьезных движений по поводу защиты прав субъектов избирательного процесса не наблюдается. Оппозиция не спешит защищать свои интересы, судебных разбирательств по этому поводу очень немного. Я имею в виду конкретно Донецкую область.

- Чем это объяснить?

- Наверное, потому что у части участников оппозиции не хватает политического опыта, недостаточно подготовленные штабы, вероятно, недостаточно подготовленные юристы, возможно, кто-то с кем-то в округах просто не хочет ссориться и т.п., Отсутствует понимание того, что системно переиграть силу, которая оттачивала свои технологии более 10 лет, можно только системно. «Блицкриг» и спонтанная двухмесячная активность в данном случае не поможет. Системность предполагает и наличие ресурсов, и наличие опыта, и наличие профессионалов. В Донецкой области ситуация повторяется из года в год, от выборов к выборам и до сих пор никакая оппозиция системной работы здесь так и не построила. Происходит какое-то локальное возбуждение активности, но на качественное изменение симпатий «базового электората» это не влияет. 

- На этих выборах впервые будут применены веб-камеры на избирательных участках. За кем и чем они будут следить?

- Да, веб-камеры на участках будут установлены таким образом, чтобы они не нарушали один из главнейших принципов проведения избирательной кампании – тайну голосования. Нарушение тайны голосования – это уголовное преступление, поэтому, конечно, веб-камеры не будут направлены на избирательные кабинки для голосования граждан. К сожалению, наличие веб-камер преподносится как панацея от всех видов фальсификаций и нарушений, которые могут быть на избирательных участках. Это не совсем так. Здесь явно желаемое выдают за действительное. Веб-камера сможет показать лишь общую обстановку в помещении избирательного участка. Но будет ли она фиксировать то, чем занимается каждый член избирательной комиссии? Нет. Веб-камеры будут фиксировать только то, как избирателям выдают бюллетени (общую картинку работы членов комиссии при выдаче бюллетеней), а также как избиратели опускают бюллетени в урну. Конечно, она зафиксирует какую-нибудь потасовку или драку, если таковая произойдет на избирательном участке. И только. Веб-камера не сможет зафиксировать, кто и сколько получает на руки бюллетеней, как действуют члены избиркомов «за кадром» и массу других вещей. 

- То есть, если член комиссии вышел из комнаты, веб-камера за ним не пойдет…

- Да. Веб-камера покажет только общую картинку процесса голосования, не больше. На самом деле «чистота» результата голосования на избирательном участке больше будет зависеть от знающих членов комиссий и официальных наблюдателей, которые, защищая интересы своих партий и результаты голосования, будут противодействовать вероятным нарушениям со стороны членов комиссий от других партий. 

- Высшее руководство страны неоднократно заявляло, что эти выборы будут справедливыми и демократическими. Будут ли они таковыми, по Вашему мнению?

- Я неоднократно принимал участие и возглавлял миссии международных наблюдателей на выборах в Казахстане, Молдове, Азербайджане, России, имел самое непосредственное отношение к написанию финальных отчетов, когда нужно было вынести вердикт, как прошли выборы. Безусловно, существует масса слов и трактовок, которыми может быть описан избирательный процесс. К примеру, такое выражение как «выборы прошли открыто, но непрозрачно» можно трактовать по-разному. Кто понимает разницу между открытостью и прозрачностью, поймет, что речь идет о том, что наблюдать за избирательным процессом можно, но понять, что происходит на самом деле – нет. Что называется, руками экспонаты не трогать! 

Если говорить о сути выборов, то сама власть обеспечить демократичность и прозрачность избирательного процесса не может. Почему? Потому что она занимает все пространство, которое ей предоставлено и до которого она может дотянуться. Вера в «доброго царя», во власть, которая сама себя организует и контролирует, это утопия. Поэтому демократичность избирательного процесса и его прозрачность может быть обеспечена только усилиями всех участников избирательного процесса и гражданского общества. Если не будет достигнут такой консенсус, как говорят, публичный договор, предполагающий соблюдение всеми участниками общих правил избирательной кампании - у каждого будет своя правда. Власть скажет, что провела честные выборы, оппозиция – что в этой стране честных выборов быть не может, гражданское общество – скажет что-то третье. И, по всей видимости, все к этому идет. У каждого свои ценности и свои критерии измерения, никто пока к общей системе измерения не пришел.


- Как Вы оцениваете масштабы дискредитации, которую партии, идущие на выборы, применяют друг против друга…

- Очевидно, что украинскую оппозицию постоянно дискредитируют. В Донецкой области эта задача выполняется Партией регионов на 100% и на 5 баллов. Но, вольно или невольно, сама оппозиция к этому причастна. 

Вообще у каждой оппозиционной силы, которая желает обеспечить себе устойчивую поддержку избирателей в Донецкой области, условно есть два варианта поведения: первая стратегия – это открыто противостоять власти и бороться за своих избирателей и защищать свой результат: второй вариант поведения – это договариваться, вплоть до распределения результатов на избирательных участках. И то, что на данный момент оппозиция так и не состоялась в Донецкой области – это результат того, что на протяжении последнего десятилетия предпочтение отдавалось именно второй стратегии поведения. Все пытаются, если не договориться, то миром снять какие-то острые моменты, а это приводит к тому, что оппозиция никак себя не проявляет в регионе. 

И получается, что, даже в ситуации, когда огромное число избирателей не определилось, Партия регионов активно и успешно эксплуатирует свой главный посыл – «при всем политическом разнообразии другой альтернативы нет». А оппозиция всячески этому подыгрывает, показывая только то, что она альтернативой власти стать пока не может. 


- Это, наверное, связано еще и с бизнес-интересами политиков. Лидеры от оппозиции тоже имеют экономический интерес…

- Не без этого. Надо признать, что в Донецкой области оппозиция отстает по всем параметрам, даже по фактическому числу выдвинутых кандидатов-мажоритарщиков. Их среднее число в Донбассе меньше, чем в других регионах Украины. Возникает ощущение, что свои кандидатуры оппозиция выдвигала в регионе как на «заклание», предчувствуя, каким будет результат.

- По Вашим ожиданиям, шагом в какую сторону станут эти выборы? Влево, вправо или вовсе назад?

- Все будет зависеть от нас. Оценивать эти выборы однозначно я бы не решился. С одной стороны, выборы - это всегда позитив, потому что это развитие, которое станет истоком каких-то будущих достижений. Возможно, на этих выборах сформируются новые команды и лидеры, которые добавят конкурентности в регионе, то есть, сознание избирателей однозначно вырастет. А это главное достижение. Если сравнить среднестатистического избирателя образца, например, 2002 года и нынешнего, то это небо и земля. Если в 2002 году среди главных нарушений на выборах было то, что директора предприятий заставляли подчиненных голосовать за конкретного кандидата и те безропотно голосовали, то сейчас такое предположить практически невозможно. Технологии принуждения, которые позволяют открыто давить на избирателя, уже не проходят. Сейчас эксплуатируют другую надежную технологию – наобещать золотые горы, а потом как-то да будет. Раздача подарков накануне выборов – это сейчас одна из самых популярных избирательных технологий. 

Вообще, административный ресурс и непрямой подкуп избирателя – бич нынешней избирательной кампании. К сожалению, люди падки на посулы и подарки – один из признаков неосознанности их действий. Люди не очень понимают и хотят разбираться, откуда берутся ресурсы, как формируется городской бюджет и бюджет благотворительных фондов (которые зачастую наполняются деньгами самих же избирателей), и живут одним днем: сегодня мне партия что-то подарила – я проголосовал «за». А что завтра он будет почем свет стоит крыть ту же партию, которая его обманула, об этом не думают… Но это тоже этап развития, который необходимо пройти и от усилий каждого из нас зависит сколь долго мы будем прибывать в этом состоянии. 

Ярослав Колгушев, «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: