Вверх

В Донецком национальном академическом украинском музыкально-драматическом театре в прошедшую субботу снова был аншлаг. Репертуар театра пополнился комедией "Тетя Мотя приехала", которая, судя по реакции зрителей, пришедших на премьеру, станет одним из самых дискуссионных спектаклей творческого коллектива. 

Кто бы мог подумать, что пьеса "Мина Мазайло", написанная классиком украинской драматургии Николем Кулишем в далеком 1929 году, не потеряет своей актуальности и в наши дни. Вспомним школьную программу по украинской литературе: главный герой Мина Мазайло, его жена и дочь считают, что жизнь их не удалась по причине их малороссийского происхождения, и самое главное – из-за неблагозвучной украинской фамилии, которую семейство носит без всякой гордости. Даже со стыдом… Отцу противостоит старший сын Мокий, который счастлив тем, что он украинец. Но украинец не "шароварно-вышиваночный", как его дядя Тарас, а идейный комсомолец, активно проводящий в жизнь сталинскую политику украинизации. Чтобы решить проблему "отцов и детей" из Курска приглашают авторитетную тетю Матрену. 

Историческая справка. В 1923 г. на XII съезде РКП (б) большевики провозгласили курс на коренизацию, украинской разновидностью которой стала украинизация. Украинизация предполагала воспитание руководящих кадров из представителей коренной национальности, внедрение в работу партийного, государственного аппарата украинского языка, распространение употребления украинского языка во всех сферах общественной жизни и так далее. Народным комиссаром просвещения УССР был назначен Александр Шумский, который начал фанатично предварять решения партии и правительства в жизнь. Украинизации подлежали служащие всех учреждений и предприятий, вплоть до уборщиц и дворников. Те, кто не желал украинизироваться или проваливал экзамены по украинскому языку, увольнялись без права получения пособия по безработице и с волчьим билетом. Один из активных проводников украинизации Николай Скрыпник так сформулировал цели и задачи украинизации: " Украинизация проводилась и будет проводиться самыми решительными мерами… Тот, кто это не понимает или не хочет понимать, не может не рассматриваться правительством как контрреволюционер и сознательный либо несознательный враг советской власти".

В условиях наступления сталинской диктатуры Николай Кулиш был вынужден балансировать между обязательной поддержкой линии партии и осознанием ее губительности для украинского языка и культуры. С одной стороны он поддерживал идею большевистской украинизации, с другой - не мог не выступать против столь рьяного, доведенного до абсурда исполнения партийных директив. Естественно, в те времена Кулишу, как драматургу, приходилось идти на компромиссы. Напомним, в первоисточнике конфликт между поборниками русского языка и защитниками украинского завершился увольнением главного героя, таки сменившего свою "малороссийскую" фамилию на русскую: "За постановою комісії в справах українізації, що перевірила апарат Донвугілля, звільнено з посади за систематичний і зловмисний опір українізації службовця М. М. Мазайла-Мазеніна...". Радостные комсомольцы славят Украинскую ССР и спасают молоденьких девушек от мещанской стихии. Занавес… 

Тогда такой финал казался автору наиболее вероятным. Николай Кулиш не знал, что через несколько лет после написания пьесы украинизация будет свернута и признана "петлюровской", а ее активные проводники будут заклеймены как "буржуазные националисты" и физически уничтожены. Не знал автор веселой комедии и того, что в 1934 году его арестуют по обвинению в принадлежности к несуществующему "Всеукраинскому боротьбистскому террористическому центру", а в 1937 году – расстреляют.

Спектакль под названием "Тетя Мотя приехала", поставленный на донецкой сцене режиссером из Ивано-Франковска Игорем Матиивым, в отличие от оригинала завершается не так патетически, зато исторически более правдоподобно. В сталинские лагеря сели практически все участники дискуссии о правильном произношении: и обрусевший Мина Мазайло, и его, до мозга костей украинец, сын Мокий, и приехавшая на свою беду тетя Мотя, и дядя Тарас в вышиванке, и комсомольцы…
Семья Мазайло отреклась от украинской фамилии и счастлива (Рина - Елена Плюха, Мазайло - заслуженный артист Украины Владимир Швец, Мазайлиха - Елена Мартынова, 

"Я считаю эту пьесу актуальной", - кратко обрисовал режиссер свой замысел. И, действительно, веселая история о том, как национально-озабоченные украинцы с пеной у рта уверяют, что русского языка как культурного феномена не существует вовсе, а малограмотные русские косноязычно доказывают, что половина украинских слов украдена у немцев и французов, да и сам язык придумали австрияки, была воспринята как рассказ о дне сегодняшнем. Ситуация с не всегда добровольной украинизацией для жителей Донецка более чем узнаваема. Как узнаваемы и оскорбительные для украинского языка лозунги поборников языка Пушкина, не знающих ни одного стихотворения великого поэта. Знакомы зрителям и "страшилки" 20-х годов прошлого века о том, что националисты, подобно одному из героев комедии, вычисляют истинных украинцев с помощью книжки по антропологии и специального циркуля для измерения формы черепа. Не прошла мимо них и теория, согласно которой русские шовинисты столетиями целенаправленно и злонамеренно искореняют украинский язык. Автор постановки доказывает, что и первое и втрое – выдумки. По сути, спектакль рассказывает о том, что никакой, даже самый красивый и самый "правильный" язык нельзя сделать родным с помощью силы. Все попытки принудительной украинизации или высокомерной русификации благодаря блестящей игре актеров Донецкого национального украинского академического музыкально-драматического театра выглядят смешно и нелепо. 

"Позвольте я вас украинизирую", - страстно предлагает взрослый мужчина девушке, строящей ему глазки и недвусмысленно демонстрирующей новые чулки. Зал смеется. 
"Позвольте я Вас... украинизирую..." (Мокий - Максим Жданович; Уляна - Зоряна Дыбовская)

"Приличней быть изнасилованной, нежели украинизированной", - возвещает дама в летах, не оставляющих ей надежды ни на первое, ни на второе. Зал смеется. Зрителем одинаково не нравятся как оголтелые "русификаторы", так и одержимые "украинизаторы". Нет, наверное, все-таки, не одинаково. По большому счету, донецкой публике, тетя Мотя, которая "с Курска приехала", показалась более симпатичной, чем лубочно-опереточный "казак" дядька Тарас. 
Дядько Тарас в 1918 году ходил в Киеве под жело-блакитным флагом (заслуженный артист Украины Вячеслав Хохлов)

"Что у вас на вокзале творится? Почему вы свой ХАРЬКОВ превратили в ХАРЬКІВ?" – эти слова ярой украинофобки были встречены самыми бурными за весь спектакль аплодисментами. Дончан, немного опьяненных принятым недавно Верховной Радой законом об основах языковой политики, можно понять. 
Тетя Мотя приехала из Курска бороться против украинского языка (народная артистка Украины Елена Хохлаткина) 

А вот режиссер-постановщик, по его собственным словам, не ожидал такой реакции от донецких зрителей. Ивано-франковец Игорь Матиив, прекрасно понимая, что затрагивает весьма щепетильную для восточной Украины тему, вовсе не собирался ставить спектакль о боевых действиях на языковом фронте, победителях, побежденных и взятых в плен. Его спектакль вовсе не о том, какой язык лучше и какая мова более соловьиная. Своей постановкой режиссер хотел на примере героев комедии, на примере самого Николая Кулиша показать, что история повторяется: пока, если говорить сегодняшней терминологией, жители западной и восточной Украины языками меряются, те, кто подливает масла в этот филологический огонь, потихонечку устанавливают диктатуру… И, если им это удастся, то, как это показано невеселом финале комедии "Приехала тетя Мотя", сядут все. Або сядуть всі. Кому як більше до вподоби... 

Александр Соловей, "ОстроВ" 

Фото Вячеслава Пащука


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: