Вверх

Вигдергауз: «В архитектуре современного Донецка больше ноу-хау. Лицо у города неинтересное"

Спроектированный им памятник «Слава шахтерскому труду» стал визитной карточкой столицы Донбасса. Благодаря его ландшафтной архитектуре Донецк в 70-х годах прошлого века был признан ЮНЕСКО самым зеленым промышленным городом мира, заслужив славу города миллиона роз. И заметно выделяющийся своей красотой на фоне индустриального пейзажа «дом с башенками» (как его прозвали в народе), с первым в городе мусоропроводом - тоже его рук дело. Карандашу неутомимого донецкого архитектора Павла Вигдергауза принадлежит большая часть построек прошлого века.

П.И. Вигдергауз.

В этом году ему исполняется ровно 85 лет, 57 из которых посвящены строительному искусству. Причем, своим примером Павел Исаакович убедительно доказывает: возраст творчеству не помеха, если по-настоящему любишь свою работу. Архитектура для него – это музыка, в которой неизменным аккордом должна быть красота. К слову, создает будущие строения Вигдергауз тоже под музыку - классическую. Например, этот красавец с «коронованными» башнями и роскошным фасадом родился под симфонии Петра Ильича Чайковского.

В.Вигдергауз: «Для меня этот дом - самый памятный». Над его созданием архитектор работал совместно с другим известным донецким мастером – Георгием Навроцким по заказу Министерства угольной промышленности. У жильцов был первый в Донецке мусоропровод и своя прачечная.

 «Виктор Гюго сказал: архитектура – это застывшая музыка. Сейчас на слуху в основном поп-музыка. Так что и архитектура у нас тоже - «поп», - замечает Заслуженный архитектор, член Союза Архитекторов Украины. Накануне профессионального праздника - 1 июля – «ОстроВ» встретился с «маэстро», чтобы узнать его мнение о современном облике Донецка, стремящегося стать деловой столицей.

Богатый город с неинтересным лицом

Павла Вигдергауза можно по праву назвать одним из отцов города. После возвращения с фронта ему (воевал в Венгрии и Австрии, награжден орденом «За мужество»), довелось налету постигать азы чертежного мастерства и восстанавливать разгромленный немцами г. Сталино. Вскоре сын журналиста осуществил свою детскую мечту и стал архитектором. По его проектам в Донецке и области построены десятки жилых домов, целые микрорайоны и кварталы. Из более современных «детищ» архитектора – комплекс Областной центральной клинической больницы, универсам агрофирмы «Шахтер» шахты им. А.Ф.Засядько, а также храм Рождества Христова в сквере Павших Коммунаров. Обращается город за помощью к известному архитектору и сегодня – в разгар подготовки к европейскому чемпионату по футболу 2012 года.

Такой вид придал Павел Исаакович универсаму агрофирмы «Шахтер» шахты им. Засядько.

 Вигдергауз признается: типовые постройки его никогда не интересовали, а потому в каждый жилой дом или сооружение он старается заложить какую-то «изюминку».

 

За этого многоквартирного «щеголя» в микрорайоне №18 архитектор в 2006 году был удостоен специального приза.

Однако, несмотря на свою отцовскую любовь к Донецку, приверженец классики, он довольно строго оценивает современный «внешний вид» шахтерской столицы.

«…Архитектура – это польза, прочность и красота. А если просто польза, а красоты нет, так и пользы, тогда тоже нет. В архитектуре современного Донецка больше ноу-хау – это использование новых материалов. Архитектура города утилитарна, нет единого стиля, нет своего лица. Если и есть, то оно неинтересное… Это лицо богатого индустриального города. В целом архитектура Донецка «суховата», хотя всего здесь намешано много», - отмечает Павел Исаакович. 

Однако, как раз в богатом убранстве многих современных донецких зданий, отнесенных к разряду местных достопримечательностей, известный архитектор не видит эстетической ценности.

«Взять хотя бы «Донецк-сити»: нижняя часть похожа на цех по сборке телевизоров, а верхушка – на контору администрации этого цеха. Или «Грин Плаза»… Это какое-то чужеродное тело… Сравните с чем угодно этот стеклянный ящик – с музыкой, с литературой. На что он похож? Ни на что… «Виктория» (гостиница – «ОстроВ») вообще напоминает место, где зерно хранят - элеватор… Особенно эта глухая стенка с окошками… Разве это архитектурное лицо? Просто набор фигур… Из одних кубиков можно сделать красивей дом. Мне, конечно, сложно это понять, я воспитывался на других образцах, на классике. Однако считаю, что можно строить так, чтобы было и современно, и красиво», - говорит архитектор.

Примером такого удачного сочетания, по его словам, можно назвать стадион «Донбасс-Арена». Радует Павла Вигдергауза и то, как благоустроили и озеленили территорию вокруг «жемчужины».

А вот гордость властей Донецка - пестрый и вычурный элитный жилой дом на пересечении улицы Артема с проспектом Б.Хмельницкого, который в Донецке окрестили в честь выдающегося испанского архитектора «Домом Гауди», по мнению Вигдергауза, далек от творений великого зодчего.

«Дом, который у нас назвали «Домом Гауди» напоминает балаган. Причем здесь Гауди? - недоумевает Павел Исаакович, -  Антонио Гауди – архитектор, который известен тем, что делал фасады набрызгом, применял сказочные формы и силуэты. Но этот дом никакого отношения к Гауди не имеет».

Однако нельзя сказать, что во сегодняшнем одеянии Донецка архитектор видит одни лишь недостатки. Любит Вигдергауз прогуляться по областному центру: пройтись по ухоженному бульвару Пушкина, заглянуть в облагороженный парк Щербакова. Замечает: шахтерская столица понемногу становится зеленее и приятнее, возвращая былую славу города роз. Но самым любимым местом в Донецке, по признанию мастера, по-прежнему остается его родная квартира в спроектированном им же самим доме.

Сохранить историю

Вигдергауз убежден, что культурности, без которой трудно представить европейские деловые столицы, «сухому» в архитектурном плане Донецку может добавить все та же классика. Он также за то, чтобы сохранить старые юзовские постройки, имеющие архитектурную и историческую ценность.

«Я вообще за сохранение всего, что было сделано раньше, конечно, если оно представляет какую-то ценность, за то, чтобы сохранять интересные старые постройки. В районе, например, ДМЗ есть такие объекты. Тот же дом купца Кроля, дом Горелика. Сейчас в Донецке по примеру Москвы оставляют исконный фасад старых зданий, меняя все внутри », - отмечает архитектор.

Надеется Павел Исаакович, что будет наконец восстановлен и забытый всеми особняк основателя Донецка – англичанина Джона Юза, заложившего здесь фундамент металлургии и угледобычи. Сегодня же некогда роскошная усадьба Юзов (по ул.Клиническая 1, в Ленинском районе) разрушена до неузнаваемости и находится в собственности одного из предприятий закрытого типа.

«Важно, чтобы его не спешили вообще завалить…», - с грустью дополняет Вигдергауз.

«Донецк уже так уплотнили местами, что хоть сноси…»

Плодовитость торговых и автоцентров, комплексов, салонов и супермаркетов в столице Донецкого края в будущем, судя по всему, обещает только возрасти: в пользу имиджа бизнес-сити. И хоть новый Генплан Донецка до 2031 года предусматривает расширение границ мегаполиса, в уже застроенном донельзя центре вряд ли будет легче дышаться.

«Донецк уже так уплотнили местами, что хоть сноси, - отвечает на вопрос о рациональном использовании территории города архитектор, - Площадки детские и детсады в Донецке, в центральной части города, строить уже негде. Скоро дойдет до того, что детей девать будет некуда. Такое ведь уже было. Когда окончилась война, и Донецк освободили в 43-м году, рождаемость была низкая. Не до этого было. Но потом ведь ситуация изменилась. А в бюджет не включили строительство детских учреждений, и нужно было становиться с детьми в очередь в садик. Так новорожденный ребенок мог до пенсии ждать, пока в детском саду для него освободится место. Сейчас назревает такая точно ситуация», - предупреждает Павел Исаакович.

Молодым семьям отдать хрущевки

Торговля – торговлей, а молодежь нужно обеспечить жильем, - говорит архитектор. Иначе рождаемость нам не поднять. В нынешнее нелегкое время проблему своего угла для молодых семей помогут решить, по его мнению, старые добрые хрущевки.

Для того, чтобы от хрущевок избавиться и заменить их новым жильем, понадобится как минимум лет 80-100. Я предложил другой вариант донецкому мэру, - рассказывает Вигдергауз, - Сейчас кто покупает VIPквартиры? Представители малого и среднего бизнеса. Многие из них когда-то жили в хрущевках. Квартира в хрущевке раньше, как правило, доставалась бесплатно. Теперь же их продают через риелторов и переселяются в новострой. Я предложил исполкому организовать риелторскую контору, которая покупала бы жилье в хрущевках и по ипотеке предоставляла молодым семьям. Почему молодежь должна платить за квартиру, которая кому-то досталась бесплатно?», - заключает донецкий архитектор.

Дешевые гипсокартонные дома по канадской технологии, предложенные недавно в качестве альтернативы министром регионального развития и строительства Владимиром Яцубой, по словам Вигдергауза, могут сослужить службу, но недолговечную. Зато для подработанных горными выработками территорий – это подходящий вариант строительства, считает он.

«Они практичные, но некапитальные. Срок службы гипсокартона примерно лет 25. Но зато на горных выработках дома из таких конструкций намного безопаснее кирпичных», - говорит архитектор.

Интересные факты из истории сооружений по проектам П. Вигдергауза

Храм строили евреи, армяне и турки

По словам донецкого зодчего, больше всего он любит культовые сооружения. Чтобы понять тонкости и премудрости их строительства, в студенческие годы Вигдергауз объездил все православные храмы России.

Пока за свою творческую жизнь Павлу Исааковичу пришлось спроектировать всего один – Храм Рождества Христова в донецком сквере Павших Коммунаров. И то – вопреки религиозным догмам.

«Я же еврей и не имею права проектировать христианские храмы, вернее, православные церкви и храмы не имеют права доверять строительство храма иноверцу, - поясняет архитектор, - С этим у них строго. Но наш митрополит Донецкий и Мариупольский Илларион сделал исключение. Что интересно, я занимался непосредственно архитектурой, конструкции разрабатывал Райгородецкий – тоже еврей, строительством руководил армянин, а строили турки. Говорят, что там самая лучшая акустика», - с гордостью добавляет Вигдергауз.

«Шахтер» был сувениром для Хрущева

Шестиметровый шахтер с "черным золотом" в руке начинался с маленькой статуэтки.

А вот как появился нынешний символ Донецкого края – монумент «Слава шахтерскому труду».

«В Донецк должен был приехать Хрущев. Местные власти к приезду решили презентовать ему сувенир, объявили конкурс эскизов, - вспоминает донецкий архитектор, - Я подал свой эскиз статуэтки шахтера, и она прошла. Мне дали скульптора из Союза художников – Константина Ефимовича Ракитянского, и мы вместе отлили три фигурки – одну бронзовую и две чугунные. Когда я рисовал эскиз, то назвал статуэтку «Тепло и свет приносим людям». Она должна была стоять на шлакоситаловой пластине, на которой планировалось выгравировать эти слова. Мы со скульптором всю ночь пытались кислотой вытравить надпись, но, оказалось, что кислота не берет ситал. А завтра приезжает Хрущев. А утром, когда были уже отлиты 3 фигурки, нам дали отбой - «Уже не нужно, Хрущева не будет». Фигурки шахтера разобрали. Одну отдали тогдашнему главе Совнархоза Дегтяреву. Позже предложили со статуэтки сделать памятник. Сама фигура шахтера – 6 метров, плюс постамент».

Наталья Коммодова, «ОстроВ». Фото из личного архива П. Вигдергауза.



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: