Вверх

Два компромисса украинства и две квазигосударственности Украины
29.03.2017 16:51:03. Просмотрено 1827 раз. За сегодня — 3 раз.

В своей статье «Формализм украинства», опубликованной в конце 2016 года, я говорил, что представители современного политического (в смысле находящегося у власти) украинства, а также те, кто за таких голосует, всегда внутренне готовы на следующий компромисс. Пусть хоть мафиози, хоть вор заговорит на украинской мове, он автоматически получит (из рук таких патриотов) индульгенцию за все преступления, совершенные против народа, да еще и героем Украины станет.
Иначе говоря, за говорение на мове и формальную демонстрацию поддержки такие патриоты готовы, так сказать, принять в украинство даже самую нечистоплотную личность и самого одиозного олигарха, отобравшего собственность у сотни и тысячи других собственников, и, в итоге, обворовавшего всю нацию.
 
Такая позиция, заключающаяся в отделении украинского государственного строительства от социальной справедливости, в конечном счете, приводит к формализации всех государствообразующих процессов в стране. А также к тому, что формальностью и фикцией в Украине оказываются все общественно востребованные и важные процессы и начинания: и борьба с коррупцией, и евроинтеграция, и экономические реформы, и построение правовых отношений, и даже, как ни парадоксально, сама украинизация. Все превращается в пустышку, а сама Украина все явственней приобретает черты квазигосударственности.
 
А в основе этого, повторю еще раз, отделение украинского государственного строительства от социальной справедливости, готовность обменять суть на форму, заискивание перед мега-преступниками, одевшими вышиванку и заговорившими на мове. Упование на них, желание от них что-то получить, и игнорирование народа, угнетаемого ими.

Когда я размышлял об этой паскудной особенности современного политического украинства, я вдруг понял, что она не является порождением только сегодняшнего дня. А не то ли было в 1920-е и 1930-е годы, при власти большевиков? Я имею в виду т.н. украинизацию 1920-30-х гг. Тогда между большевистской властью СССР и украинскими коммунистами был заключен своеобразный негласный пакт, своеобразный контракт: институты формальной государственности в виде У.С.С.Р. плюс украинська мова в обмен на лояльность коммунистической Москве и участие (лучше подходит соучастие) в «строительстве коммунизма».

На короткое время на Украине, казалось, расцвел украинский язык, во власть которого с согласия Москвы были отданы школы и вузы, а в столичном Харькове (а позже в Киеве) появились свои, украинские, как бы независимые от Москвы, наркомы и министры. Вплоть до «министра иностранных дел УССР», хотя, конечно, по сути всё и дальше продолжала решать Москва.

Однако контракт с дьяволом закончился тем, чем и должен был закончиться. Всего через несколько лет украинизация была свернута, в вузы и школы вернулась русификация, Мыкола Хвылевой застрелился (1933 г.), а украинский коммунистический чиновный бонза Скрыпник (который тоже покончил с собой в 1933 г.) и связанные с ним деятели были объявлены врагами народа. А самое главное, экономические ресурсы Украины были и остались полностью подконтрольны московскому большевизму, и использовались им еще несколько десятилетий, вплоть до краха СССР в 1991 г. При этом народ Украины был и оставался объектом циничного грабежа и сверхэксплуатации, что неоднократно приводило к масштабному голоду (Голодомор 1932-1933 гг., голод 1947 г. и др.) и геноциду украинского народа и других народов СССР. Важно отметить: квазигосударственность УССР не уберегла народ Украины от всего этого ужаса, не стала гарантом защиты народа от внешних враждебных сил.

Итак, на протяжении минувших 90 лет мы видим 2 компромисса украинства, ставших для него фатальными. Первый компромисс имел место в 1920-30-е годы: украинцы получили мову как основной язык образования и делопроизводства плюс бутафорские институты государственности УССР в обмен на лояльность коммунистической Москве. И второй компромисс: с 1991 г. – по настоящее время. Компромисс украинства с олигархией. И один, и другой компромисс были губительны для Украины и ее народа. Первый привел к Голодомору, разрушению всего хозяйственного уклада сельских собственников Украины, ликвидации независимых крестьянских хозяйств, геноциду, расхищению национальных богатств Украины и ее недр правящей коммунистической верхушкой СССР. Да и сама мова, ради которой Скрыпники и Хвылевые пошли на компромисс со сталинизмом, в итоге оказалась в загоне. А второй компромисс (современный) привел к патологической модели монополистической экономики (т.н. олигархат) и потере контроля над частью территорий страны (в 2014 г.). Да и украинский язык, опять же, находится не в лучшем состоянии, несмотря на все квотные подпорки...

***
Важно подчеркнуть следующее. Каждому из указанных компромиссов, на которые в своей истории шло украинство, соответствует своя квазигосударственность. Как я уже сказал, во времена СССР в столице Украины были созданы и существовали свои министерства и ведомства, дублировавшие общесоюзные, и от которых почти ничего не зависело. В Украине современной тоже существуют свои министерства и ведомства (их еще больше, чем было в УССР), но от них тоже почти ничего не зависит. Все стратегические решения принимаются либо олигархами, либо т.н. иностранными партнерами Украины, а проще сказать, крупнейшими странами Запада, и прежде всего США.

Откройте любую украинскую газету или журнал, послушайте хотя бы час радио или посмотрите телевизор, и там вы найдете массу информации об этом. Взять хоть такую тему, как обращение бывшего ген. прокурора Шокина в суд по поводу незаконности его увольнения. Цитирую один из украинских радиоканалов. Диктор: «На отставке Шокина настаивали Соединенные Штаты». И приглашенный в студию политолог: «Западные партнеры настаивали в прошлом году на отставке генпрокурора Шокина» (28 марта 2017 г., 21:50 по Киеву).
Какой бы ни был генпрокурор Шокин, когда иностранная держава определяет, уходить ему в отставку или нет, это, панове, если вы не знали, называется «внешнее управление». А такое государство все больше начинает напоминать квазигосударство…
***
Сейчас много говорят о квазигосударственности т.н. ДНР и ЛНР, однако, справедливости ради, не следует забывать о том, что и Украина в некоторых отношениях превращена в квазигосударство, из-за коррупции, олигархата и внешнего управления. Собственно, здесь, на (в) Украине, не привыкать к всевозможным квази- и псевдо-. В украинстве глубоко засела традиция бутафории и фикции. Оно просто сроднилось с ними. Можно сказать, здесь одна квазигосударственность (квазигосударственность Советской Украины) после 1991 г. плавно перетекла в другую - квазигосударственность Украины незалэжной. И тогда от киевских министерств ничего не зависело, и теперь. Только ЦК поменял расположение: тогда он находился в Москве, а теперь - за океаном. К слову сказать, чиновничью публику Киева, воспитанную в СССР и доставшуюся в 1991 г. Украине «независимой», и не нужно было особо долго учить новым правилам. Эти серые обитатели бутафорных учреждений были удобным кадровым материалом для нового социального эксперимента. Или проекта, как многие любят говорить. Они уже были готовыми лакеями, нужно было только указать нового хозяина, что и было сделано. При этом смена хозяина не привела к отказу от имитации и привычки к воровству. Просто до 1991 г. имитировали «строительство коммунизма», а после 1991 г. – строительство «независимого государства»…

А если копнуть еще глубже, украинская бутафория и имитаторство имеют корни еще в гетманщине 17 – 18 вв. При всей пышности гетманского двора всё, опять же, решалось в Москве и Петербурге. Впрочем, гетманщина в интересующем здесь аспекте – тема отдельного разговора...
***
Может ли Украина прекратить движение по своей роковой наклонной плоскости и перестать скатываться в положение квазигосударства? Полагаю, некоторые шансы есть. Для этого политическому украинству нужно перестать заключать такие компромиссы, о которых я сказал выше. В практических условиях сегодняшнего момента для этого, по моему мнению, нужно сделать (для начала) две важные вещи.

Первое. Оценивать людей нужно по их гражданским качествам, а не по языковому маркеру. Для государства Украина русскоязычный (а также венгероязычный, румыноязычный и т.д.) труженик и патриот должен быть более ценен, чем взяточник. прикрывающийся украинской мовой. Пока что, к сожалению, далеко не всегда так.
Государство Украина должно признать, что его территория – это не только территория формирования и функционирования украинского языка, но и территория формирования русского языка (Н. Гоголь, В. Даль, В. Нарежный), крымскотатарского языка, польского языка и некоторых других исконных языков этой земли. Поэтому русский язык – это не иностранный для территорий Украины, и не язык национального меньшинства* (как например, армянский во Франции). Русский язык – это, по сути, один из родных языков украинского народа (представляю, как, читая эти слова, некоторые вышиватные «паны» изрыгают ругательства в мой адрес, кстати, ругательства в основном русские, что еще раз доказывает правоту моей точки зрения).

И второе. Необходимо прекратить нападки на Украинскую Православную Церковь, находящуюся в каноническом единстве с Московским патриархатом.

Как известно, в настоящее время против Украинской Православной Церкви определенные силы устроили «тихую религиозную войну» (как назвали это некоторые СМИ). В частности, минкульт Украины 1,5 года не регистрирует ряд приходов, что, по мнению экспертов, может свидетельствовать о готовящемся «отжиме» церковных зданий в пользу других конфессий. Эту порочную практику нужно прекратить.
Только при уважении к гражданским качествам человека и его реальным культурно-языковым и религиозным предпочтениям и правам, Украина может начать строить реально независимое государство. В противном случае ее независимость и далее будет оставаться в значительной мере бутафорией, а государственность не будет гарантировать проживающим здесь людям защиту от социальных бедствий и агрессии извне.

*Кстати, ублюдочность "регионалов" Януковича заключалась, среди прочего, в том, что они брались защищать русский язык как язык нац. меньшинства в Украине, между тем как его роль в нашей стране неизмеримо значительней.