Вверх

Меж двумя национализмами
26.01.2017 11:06:29. Просмотрено 2065 раз. За сегодня — 0 раз.

Донбассу всегда претила моноэтническая политика. В Донбассе с самого начала его промышленной истории осуществлялся синтез разных культур и слияние наций. И потому этот регион так был похож на Америку. Настолько похож, что Александр Блок с его чуткой интуицией поэта так и сказал о нашем крае: "То над степью пустой загорелась мне Америки новой звезда!"

Эта схожесть порой доходила до буквального подобия. Дончане знают: раньше улицы центральной части нашего города назывались «линиями»: Первая линия (впоследствии – улица Артема, центральная улица города), Седьмая линия, Девятая линия и т.д. Примерно как в Нью-Йорке с его Пятой (и другими) авеню. Причем, это было не механическое подражание и не имитация (на что так падки постсоветские общества по отношению к Западу). Это все было очень органично, шло снизу, а не навязывалось. Это была наша общая с американцами логика быстрого развития индустриальных городов, не знавших феодального прошлого. Нумеровать улицы просто удобно. Всего-навсего. И, к слову, нет споров по поводу неоднозначных (а они всегда неоднозначны) исторических персоналий.

«Плавильный тигель» Донбасса, как и «плавильный тигель» Америки, вбирал в себя разные этнические потоки и ручейки, и формировал новую общность с невиданными для полуфеодальной Восточной Европы формами человеческого общежития. Здесь мирно уживались и продуктивно сотрудничали в общем промышленном процессе украинцы, русские, евреи, немцы, поляки, армяне, молдаване, татары, белорусы, греки, сербы... Это я перечислил только тех, чье присутствие было очевидным с первого взгляда. Здесь жили даже британцы, и среди них основатель городской индустрии Донецка (по сути, основатель нашего города именно как города), этнический шотландец Джон Юз (Хьюз). Оттого, кстати, Донецк, как я лет 27 назад пошутил на семинаре, можно с полным правом называть Хьюстоном (Хьюз таун, т.е. город Хьюза). Собственно, когда-то город так и назывался, только на русский лад – Юзовка…

Итак, суть процессов, происходящих в Донбассе вообще, и в Донецке, в частности, в течение прошедших 130 – 140 лет можно описать словами: синтез, сотрудничество, синергия, взаимное уважение, национальная и культурная терпимость. Что Донбасс никогда не принимал и, наверное, не примет, так это национальный эгоизм какой-либо нации, или национальное чванство, или диктат одного этноса или культуры над другим (другой, другими). А потому Донбассу одинаково чужд как русский, так и украинский (да и всякий другой) этнический национализм, или, лучше сказать, этнический эгоизм и нетерпимость. Донбассу чуждо навязывание (именно навязывание – речь не идет об изучении и популяризации, которые должны быть) украинского языка. И, одновременно, Донбассу чуждо навязывание русского языка и русской национальной идентичности в качестве единственно возможных и политически желательных.

Большая ошибка идеологов т.н. русского мира – затея отменять народы. Именно это и стало одной из главных причин того, что «ДНР» не состоялась как государство. Что из нее бегут люди. И станет одной из главных причин ее относительно скорого исчезновения. Украинский народ есть, потому что есть его песни. Потому что есть украинская кухня. Потому что есть украинцы.

Товарищи дугины, путины, моторылы, пургины, пушилины! Вы хотели отменить украинский народ? Но он есть, независимо от вашего желания. Завтра вас не будет. А украинский народ останется. В том числе и в Донбассе. «ДНР» обречена уже в силу одного этого – из-за ее желания отменить украинцев.

Такая же ошибка (аналогичная, только зеркальная по направленности) - отменить русский язык в Донбассе.  Или, что почти то же самое, принудительно заставить русскоязычных украинцев Донбасса заговорить на мове. Это тоже не пройдет и может стать (и отчасти уже стало) причиной неудач (и даже краха в 2014 г.) украинской государственности в этом регионе. Пани та панове хварионы и ваши последователи! У вас тоже не получится отменить русский язык, так же, как и у путиных и денисок плешивиных не получилось отменить украинцев.

Итак, как русский, так и украинский этнический эгоизм неприемлем для региона и противен каждому настоящему донбассовцу. Донбасс больше, чем в отдельности взятый русский и украинский элемент в его структуре.
К сожалению, Донбасс пока не заявил четко этой позиции окружающему миру. И даже не сформулировал ее по-настоящему, хотя подсознательно она осознается, наверное, многими. Вместо того, чтобы следовать своим путем, политические пассионарии Донбасса разделились между русским миром (русским миром в исполнении команды Путина) и украинским миром (в исполнении команды Порошенко), пытаясь найти правду в одном или в другом из них, пытаясь найти место для Донбасса. И не находят. Ни правды, ни места. Уверяю вас: и не найдут. При власти таких команд. И, что хуже всего, донбассовцы уже три года стреляют друг в друга…

***
Что бы было, если переложить нынешнюю ситуацию Донбасса на историю Северо-Американских Соединенных Штатов? Вместо войны за независимость от Англии конца 18 века мы бы увидели такую картину. Часть североамериканских колонистов, на том основании, что их родной язык – английский, радостно приветствовали бы английские войска у себя дома и митинговали бы с лозунгом «Король Георг, приди!» Другая же часть (не знаю точно, меньшая или большая, но значительная) настаивала бы на давнем суверенитете Испании над американскими колониями. И пытались, пусть и коряво, говорить по-испански, почему-то желая быть похожими на проживающих далее к югу мексиканцев. Испаноязычные и англоязычные американцы стреляли бы друг в друга. Собственно американской идентичности бы не было. Жалкое зрелище, не правда ли? Увидел бы мир при таком раскладе феномен американского прогресса и американского потребления?

Так почему «Америка новая» не нашла в себе силы заявить о себе так же четко, как Америка «старая»? Полагаю, «виноваты» 2 причины: масштаб территории и океаны. Донбасс насчитывал до нынешнего конфликта всего 6 – 7 млн. чел., тогда как Северо-Американские Штаты даже на старте своей истории - в несколько раз больше. Наша, донецкая Америка оказалась просто слишком мала, чтобы противостоять претендующим на нее феодальным гигантам. Кроме того, САСШ отделены от своей бывшей метрополии (и от европейских держав вообще) океанами, а донецкая «Америка» такой водной защиты не имеет. И русские, и другие армии дойдут сюда беспрепятственно по суше. И доходили не раз, включая нынешний.

А потому прекрасный и богатый промышленный регион, который, казалось бы, самой историей и экономической географией предопределен к демократическому и либеральному пути развития, похожему на американский, предрасположен к индустриальному богатству, оказался отравлен антидемократическими и антилиберальными идеологиями. Парадокс, но город, основанный пришедшим с Запада Юзом, стал ярым антизападным анклавом. Социальной резервацией, жалкие жители которой ездят вдаль за копеечными пенсиями, стыдятся сами себя и своего донбасского места жительства. Край лежит в руинах и стал похож на полигон, где два враждебных друг другу этнических эгоизма обкатывают новые виды оружия и новые технологии эксплуатации людей. А его жители в составе двух враждебных армий третий год упражняются в стрельбе друг по другу. Нет, не Америка мы, не Америка. Немного ошибся Блок...