Четверг, 21 сентября 2017, 04:191505956784 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

КАНЦЕРОПОЛИС МОСКВА
03.12.2016 20:46:58. Просмотрено 1781 раз. За сегодня — 0 раз.

Каждый, кто приезжает в Москву впервые или не видел ее давно, наверняка ощущает что-то нечеловеческое, что-то чрезвычайно отталкивающее в этом мегаполисе. Это уже не та Москва, что была даже 25 – 30 лет назад. И, уж конечно, не та красочная и веселая Москва купеческая, с уютными двориками, которую любила и с теплотой вспоминала царская Россия.
Нынешнюю Москву я называю канцерополисом, т.е. злокачественным городом. Вот, по моему мнению, 6 основных признаков канцерополиса:

Признак первый. Необычно большой удельный вес столицы в населении всей страны.
Как известно, население России на протяжении двух минувших десятилетий составляет примерно 140 – 150 млн. человек. При этом в Москве только официально проживает до 10 млн. чел., сколько фактически (а это намного больше официальной статистики) – не скажет никто. Итак, даже если взять официальные (т.е. минимальные) данные, получается, что в столице проживает порядка 7 – 8 % населения всей страны. Пословица «Москва не резиновая», судя по всему, устарела. Уродливый в архитектурном и многих других отношениях рост Москвы уже привел к разрыву административных границ города и передачи огромного куска территории от Московской области к Москве. Даже внешне этот асимметричный вырост, направленный от старой границы Москвы в юго-западном направлении, похож на метастаз. Город-паразит.

Второй признак. Утрата Москвой черт национальной русской столицы.
За минувшие 2,5 - 3 десятилетия в Москве необычайно возрос абсолютный и относительный размер различных нерусских и даже неславянских национальных общин или, говоря по-старому, землячеств. Очень многочисленна и влиятельна в Москве община азербайджанцев (по некоторым данным – 1 млн. человек). Весьма многочисленны и заметны в городе также общины таджиков и других выходцев из Средней Азии.
Следует сказать, Москва всегда была полиэтничной. Бок о бок с русскими здесь традиционно жили татары, грузины, армяне, украинцы (вспомним улицу Маросейку – т.е. Малоросейку) и др. Но, в отличие от царского или советского, например, времени, ныне в Москве особенно усилились те общности, представители которых ранее жили не только вне пределов Российской Федерации, но даже и вне границ бывшего СССР. Например, китайцы, вьетнамцы, афганцы, арабы, турки...
В Москве, с давних времен позиционирующей себя как «Третий Рим» и главный центр мирового православия, уже насчитывается не менее 2,5 - 3 млн. мусульман, и с каждым годом их становится больше. Стремительный рост нерусских, неславянских и неправославных общин в условиях недемократичного общества и коррумпированной российской власти приводит к жестоким межнациональным столкновениям, ведь легальные, прозрачные механизмы обсуждения и решения проблем отсутствуют или предельно сужены. Некоторые межэтнические и межконфессиональные столкновения принимают в Москве форму массовых побоищ и погромов рынков. Особенно участились такие столкновения при власти Путина. Обыденностью стали полицейские облавы на нелегальных мигрантов, сопровождающиеся жестокостью и чрезмерным применением силы.

Третий признак. Несправедливое (диспропорциональное) распределение богатства и ресурсов. Согласно российской же статистике, не менее 75 - 80 % банковского капитала и финансовых ресурсов России сконцентрировано в одной Москве. Финансовую жизнь российских регионов контролируют и направляют преимущественно московские банки, страховые компании и другие кредитно-финансовые учреждения. Они же снимают и большую часть экономических сливок с территории всей страны через процент, разнообразные комиссионные платежи и другие механизмы. Финансовые ресурсы перетекают в столицу, и это далеко не всегда оправдано с точки зрения экономической эффективности или, тем более, социальной справедливости. Средняя зарплата по Москве в разы выше аналогичного показателя среднего уровня российской глубинки. При этом собранные со всей страны деньги в значительной мере не реинвестируются в развитие регионов даже на вышеописанных условиях, но остаются и как бы зависают в Москве, будучи отведены в тень или задействованы в спекулятивных финансовых операциях исключительно между московскими структурами.

Из предыдущего признака вытекает следующий (четвертый): Москва стала в некотором роде посредником в эксплуатации Западом русского народа и др. народов России. Немалую часть выкачанных из российских регионов денег московские банки и другие финансово-кредитные структуры выводят на Запад. В частности, через оффшоры, через инвестирование в ценные бумаги США, Швейцарии и некоторых других западных стран, а также через покупку дорогой недвижимости за рубежом – например, в Лондоне. Иначе говоря, московская олигархия одной рукой обдирает Россию, а другой кредитует США, Британию, Швейцарию и др. западные страны. К слову, Москве не впервой выступать в подобной роли внутреннего помощника внешних поработителей, в роли своеобразного всероссийского полицая. Так, в 13 – 15 веках Москва собирала почти со всех северорусских земель дань и передавала ее в Орду, оставляя кое-что и себе. Собственно, на этом она и поднялась.

Когда в какой-либо стране существует канцерополис, весь национальный организм, условно говоря, худеет, теряет вес, как это и происходит с онкологическим больным. Демографическая катастрофа России, о которой уже столь много написано, странно совпадает с уродливым разрастанием Москвы.

И, наконец, шестой признак: ненависть. Канцерополис разжигает ненависть и направляет агрессию вовне, чтобы удержать свое господство внутри России. Незадолго до нынешней войны протестное движение в России достигло такого уровня, что в российском Приморье уже появились было борющиеся с властью партизаны (т.н. «приморские партизаны»). А в Москве и Питере проходили массовые демонстрации против Путина, за перемены. Однако, когда началась агрессия против Украины и случилась аннексия Крыма, протестное движение почти затихло. Разрушительная энергия была перенаправлена против Украины. Иными словами, у российской олигархии (сосредоточенной в основном в канцерополисе Москва) были свои веские причины и мотивы перенаправить агрессию своих обнищавших социальных низов вовне. Это, конечно, не единственная причина нынешнего противостояния Москвы и Киева, но ее нужно учитывать.

Возможно, одна из целей, которую хотела достичь российская олигархия – перемолоть в мясорубке донбасского конфликта весь тот активный российский элемент, который мог бы при ином раскладе пойти воевать внутри России, подняться против Путина и олигархов. У Запада же (а особенно у Америки) в нынешнем российско-украинском конфликте свой интерес. Но это тема для отдельного разговора, и отчасти я уже ее затрагивал.

Украинцы же должны задуматься вот над чем. Российская государственность, очевидно, в демографическом и экономическом отношении выгорает. По крайней мере, в ее нынешнем формате. Мы видим финальные стадии угасания 500-летней московской государственности. Все довольно просто. Русские не хотят размножаться в нищете и неволе. Канцерополис когда-нибудь доконает Федерацию, ее экономику и общество. Нужно смотреть не только в завтра, но и в послезавтра. Украина (точнее, ее народ и интеллектуальная элита, я не о власти) должна быть готова к тому, что в не столь далеком будущем на ее восточных и северо-восточных границах случится очередной геополитический обвал.

Нужно начинать бороться за симпатии русских, а не отталкивать их. Украина только тогда устоит, когда она не уклонится от брошенного ей вызова, а перенесет борьбу на русское смысловое поле. Украина как государство имеет перспективу, если сама станет новым центром притяжения для русских людей и русских земель. Станет в определенном смысле параллельной Россией, лучшей и более демократичной, чем Россия Московская. Только тогда Украина устоит под градом обломков олигархического «русского мира».

Замыкание же Украины в этническом национализме есть лучший подарок Путину. Тот, кто призывает только лишь к украинской Украине, вольно или невольно выступает пособником путинского и иного подобного режима, и отсрочивает неизбежный крах московского канцерополиса.