Вверх

"ДНР" ощущает себя автономией Украины?
22.11.2016 12:33:29. Просмотрено 643 раз. За сегодня — 3 раз.

В некоторых своих предыдущих публикациях (в частности, см. «Закон удвоения ярма») я уже говорил о том, что уникальность государственноподобных образований «ДНР» и «ЛНР» состоит в том, что они, не упразднив до конца ненавидимую ими государственность Украины, пытаются при этом учреждать какие-то свои институции. Таким образом, получается, что на одной и той же территории (т.н. «особых районов» ДЛО) параллельно как бы сосуществуют две государственности. В частности, многие предприятия, которым не повезло оказаться в этих «особых районах», фактически уплачивают налоги и в украинский, и в дээнэровский бюджет. Поскольку налоговые платежи отражаются на себестоимости товаров, экономика реагирует на такой двойной груз более высоким уровнем цен в этих «особых районах» (по сравнению со «свободной» частью Украины). Иными словами, новый и счастливый «русский мир» не построен, но ярмо бюрократической нагрузки на обычных жителей «ДНР»-«ЛНР» уже удвоилось. Это даже если не говорить о прямом воровстве чиновников с обеих сторон и о разбойничьем отъеме собственности что там, что там.

Вышесказанное получает все новые подтверждения. Так, один высокопоставленный дээнэровский чиновник недавно сообщил, что гражданство Украины на территории, контролируемой «ДНР», будет сосуществовать с «гражданством» «ДНР». Как видим, сама «ДНР» постепенно начинает осознавать себя не как полностью отдельное «государство», а как своеобразная автономия в составе Украины. Ведь с юридической точки зрения, такая позиция похожа как раз на региональное гражданство, имеющее место в отдельных государствах мира и Европы. Так, например, в Финляндии имеется особое местное гражданство у жителей Аландских островов, а сами острова уже давно считаются демилитаризованной зоной.
При всех отличиях благополучной уютной Финляндии от разворованной Украины, что-то общее с юридической точки зрения в статусах Аландских островов и гипотетической донецкой автономии уже просматривается. Другое дело, что правящей в Украине власти такие варианты не нужны, и она, скорее всего, будет настаивать на унитарной модели, подливая свою порцию масла в огонь конфликта.

И еще. Формирующаяся по факту донецкая автономия является весьма специфической, ведь, при всей технологической, инфраструктурной, энергетической, экономической и прочей связанности с Украиной, «автономия» продолжает постреливать по войскам центральной власти. Казалось бы, ситуация абсурдная и ни на что не похожая, но, на самом деле, и она имеет аналоги в истории. Причем в истории украинской. Так, например, казацкое государство Богдана Хмельницкого несколько лет существовало в рамках Речи Посполитой. Казацкая полковая и сотенная администрация сосуществовала с воеводскими администрациями. Казаки воевали с поляками. Но вместе с тем просили у Польши увеличить жалование (т.н. реестр), примерно как и в «ДНР» сейчас требуют от Украины пенсий и прочих выплат.

Вообще, между событиями 1648 — 1658 гг. (от начала Хмельниччины до Гадячского мира) и нынешней ситуацией в Украине очень много параллелей. Нынешний Минский «мир» очень похож на Зборовский договор 1649 г. Впрочем, об этом нужно высказаться отдельно. А пока же я обращу внимание на следующее. Если сопоставить высказывания польских политиков середины 17 века и нынешних политиков в Верховной Раде Украины, аналогии просто поражают.

- Не дадим казацким мятежникам места в Сейме! Это что? Кривонос будет сидеть рядом с князьями и шляхтой? Это что, мы будем платить тем, кто разгромил коронное войско под Пилявцами? - говорили в Варшаве в 1649 г.
- не дадим сепарам мест в Раде! Это что? Моторолы и Гиви будут сидеть рядом с нашими депутатами? Из бюджет платить на содержание «народной милиции», которая обстреливает наши войска? - говорили и говорят в Верховной Раде в наши дни.

Ирония истории заключается в том, что те, кто ненавидит все украинское и не скрывает это (сепары) оказались сегодня в роли украинских казаков, добивающихся от Польши увеличения реестра, т.е. выплат от страны, на которую подняли оружие. А большая, так сказать, Украина переместилась в положение Речи Посполитой 17 века.

За 3 с половиной века, от Хмельницкого до Плотницкого, по сути мало что изменилось. Впрочем, есть одно существенное изменение. В 17 веке границы "русского мира" пролегли по Днепру, а сегодня они откатились далеко на восток, и проходят по Кальмиусу и Северскому Донцу. Вот это съеживание и стратегическое отступление русского мира за минувшие 300 — 350 лет можно считать несомненным итогом и закономерностью.



Комментарии