Вверх

Сколько раз Украина предала Донбасс (продолжение)
12.11.2016 12:53:47. Просмотрено 1249 раз. За сегодня — 3 раз.

(Продолжение. Предыдущие части в публикациях от 31 октября 2016 г. и 12 ноября 2016 г.)

Чтобы не допустить к власти имевшего непомерные аппетиты Егорова, старая гвардия отрядила в поход за ректорством своего кандидата и достойного своего представителя – профессора-математика Юрия Лысенко. Следует сказать, что клан Лысенко давно имел чрезвычайно сильные позиции в Донецком университете. Сам Лысенко возглавлял совет по защите диссертаций (всегда свежая копейка и важные связи с сильными мира сего, желающими обзавестись научной степенью), а его жена Татьяна Лев занимала одновременно две ключевые должности в сфере денежных потоков: главного бухгалтера университета и проректора по экономике.
Интересно было наблюдать за схваткой этих двух могущественных группировок, на которые разделилась охваченная жаждой наживы университетская каморра ДонНУ.

С одной стороны, мастодонты старой коррупционной гвардии, имевшие мощные, многолетние и разветвленные связи среди самых разнообразных кругов донецкой региональной «элиты». С другой – протеже Табачника, резво рвущийся к ректорской власти «выскочка» Егоров (Егорка, как его презрительно называли за глаза), с группой весьма карикатурных персонажей из его окружения. При этом Егоров, как считали некоторые СМИ, заручился поддержкой клана Януковича через совместные планы в земельных и строительных вопросах. Интересно, что Юрий Лысенко позиционировал себя как ревностный православный, а его духовником был известный в православном мире Донбасса отец Зосима – донецкий монах, скончавшийся за некоторое время до этих событий, и который был, по сообщениям осведомленных источников, духовником самого Виктора Януковича. Так духовные чада нестяжательного о. Зосимы оказались по разные стороны баррикад в борьбе за чрезвычайно доходное ректорское кресло. А еще, Егоров и Лысенко до борьбы за ректорство дружили семьями.

Напряжение нарастало еще до ректорских выборов. Ряд проректоров и других административных работников, работавших с В. Шевченко, были сняты Егоровым с занимаемых должностей. Так Егоров пытался ослабить старую гвардию. Проректора и деканы летели тогда с занимаемых должностей пачками. Тогда, например, был уволен проректор Бондаренко – знаток манипуляций с материальными ценностями и один из давних подручных экс-ректора Шевченко. В общем, представителям университетской верхушки пришлось теперь испытать на своей шкуре те методы, которые они сами до этого десятилетиями применяли против неугодных.

А на сами выборы егоровцы пытались не допустить прессу - в лучших традициях совка. Наверное, чтобы удобнее было без свидетелей «правильно» подсчитать голоса. Скандальное видео об этих событиях было размещено «Радио Свободой» в интернете, где его можно увидеть и сегодня. Однако, как ни старался аукционщик Егорка, выборы пошли не по его плану. Его поражение было подготовлено тогда, когда в счетную комиссию вошли не его люди. В итоге старая гвардия нанесла амбициям Егорова серьезный удар – в декабре 2010 г. его, несмотря на весь задействованный им админресурс и поддержку профильного министра, не избрали на должность ректора. Егоров не дотянул даже до нижней, минимально необходимой планки – упомянутых 30 % голосов. С таким позором его прокатили! Итак, на выборах ректора победил представитель старой гвардии Лысенко. Легитимизация ректорства Егорова была сорвана. «Небоскребу Егорова не хватило одного голоса» - язвительно откликнулась на произошедшее тогда одна донецкая газета...

Если бы все делалось по правилам, после такого плачевного результата Егоров должен был утратить ректорские полномочия и передать их победителю выборов Лысенко. Однако в Донецке так обычно не поступают. В Донецке ломают правила, бьют противников битой по морде, и, вообще, применяют грубую силу, если проигрывают на ниве права. Конечно, так же поступил и Егоров. Едва он оправился от шока неожиданного поражения, как тут же обрушил на голову своего конкурента и его команды серию болезненных ударов, причем ударов не только в переносном смысле. Для этого он привлек на свою сторону т.н. правоохранительные органы – донецкую прокуратуру и милицию.

Прежде всего, люди Егорова нейтрализовали избранного ректора ДонНУ Юрия Лысенко. Для этого против него были запущены сразу две грязные технологии. Во-первых, Юрия Лысенко попытались уволить из университета, причем задним числом («в лучших традициях» ДонНУ), чтобы не дать ему возможности подать в Киев документы о победе на выборах. Во-вторых, о своем участии в ректорских выборах неожиданно заявил третий, никому ранее не известный претендент – некий полковник МВД из Киева. Он, по его словам, отправлял документы на выборы ректора, но они почему-то туда не дошли, а значит, его права якобы были нарушены, и он обратился в суд. Суд в Киеве, опираясь на этот иск, приостановил для Лысенко процесс вступления в ректорскую должность. Лысенко, конечно, мог оспорить это решение и начать судиться за ректорство, но, вероятно, понимая, что такое украинский суд, предпочел отказаться от дальнейшей борьбы, публично заявив, что у него просто нет сил и здоровья для такой утомительной тяжбы.

Однако неприятности семьи избранного ректора Лысенко этим не ограничились. 25 января 2011 г. с обеих должностей - проректора и главного бухгалтера - была уволена его жена - Татьяна Лев. Это произошло на основании постановления заместителя прокурора Донецкой области об отстранении обвиняемой от занимаемой должности. Это стало ее вторым увольнением: первое увольнение случилось еще 12 ноября 2010 г. приказом и.о. ректора Егорова, но тогда она восстановилась в должностях по решению суда (конец ноября 2010 г.). Информация об этом втором, окончательном увольнении была опубликована в официальной газете ДонНУ «Університетські вісті» (№ 3 (1481), февраль 2011 г.).

И все же, в этой безобразной университетской грызне был и свой плюс. Документально подтвержденная информация о махинациях университетской верхушки стала вылезать наружу в ходе ее междоусобной борьбы. Так называемые правоохранительные органы Украины, обычно не реагирующие на нарушения законности в вузах (ибо сами в доле), получив указание от высокопоставленных заинтересованных персон, иногда начинают что-то делать. Заинтересовавшись деятельностью главбуха ДонНУ Татьяны Лев (она же – проректор по экономике), правоохранители нашли в ее деятельности массу нарушений и злоупотреблений. Так, согласно многочисленным публикациям СМИ того времени, Татьяне Лев инкриминировалось следующее: присвоение и растрата государственных средств в особо крупных размерах, нецелевое использование средств, вносимых в кассу университета студентами, финансовые нарушения при оформлении строительных работ, злоупотребление служебным положением и должностной подлог. И все это на миллионы или сотни тысяч гривен. У нее проводились неоднократные обыски на квартире и в служебном кабинете, а в дополнение ко всему произошло ее избиение двумя неизвестными в подъезде ее собственного дома. Так в университетской междоусобице пролилась первая кровь.

Общая сумма выявленных прокуратурой и милицией махинаций в деятельности Татьяны Лев и ее коллег (которых правильнее следовало бы назвать подельниками) составляла несколько миллионов гривен. Преступные схемы расхищения и отмывания государственных и студенческих денег университетской верхушкой включали «мертвые души», подставных лиц, фиктивные работы, непонятные предприятия-посредники и липовую документацию. Позже сам и.о. ректора Егоров в интервью местному телеканалу «Юнион» рассказывал о выявленных махинациях команды В. Шевченко и признавался, что в ее руках были доходы в 1 миллиард гривен (!) (около 200 млн. долларов по тогдашнему курсу), значительная часть которых была расхищена. Как видите, я не преувеличивал, когда говорил об университетской каморре. Масштабы денежного оборота неаполитанской преступной сети и теневиков из украинских вузов сопоставимы.

К январю 2011 г. в ДонНУ сохранялась неустойчивая и крайне нездоровая ситуация. Старая гвардия не смогла конвертировать победу на выборах своего кандидата (Лысенко) в ректорскую должность, а протеже Табачника и.о. ректора Егоров так и не смог избавиться от приставки «и.о.» и утвердить свои ректорские полномочия. При этом Егоров, несмотря на позорное поражение, продолжил руководить университетом в качестве исполняющего обязанности ректора. Университетская верхушка, а отчасти и весь профессорско-преподавательский состав, оказались расколоты на две враждующие группировки. Представители этих группировок публично обвиняли враждебную сторону в разнообразных подлогах, хищениях и махинациях. Гнойник прорвало, и общество, наконец-то, получило возможность увидеть, как прогнило высшее образование в Украине, и что украинские вузы превратились в криминализованное коррупционное хозяйство, где наука и полноценный учебный процесс практически никого не интересуют.

Но это был еще не конец феодальной войны между Егоровым и «баронами» старой гвардии. После того, как избранный ректор ДонНУ Лысенко был морально сломлен и отказался от дальнейшей борьбы, а его жена усилиями Егорова снята со всех должностей и привлечена к уголовной ответственности, борьбу старой гвардии против напористого декана возглавил другой ее представитель – многолетний председатель профкома ДонНУ Владимир Подмарков. Дальнейшие акции борьбы против самодержавия Егорова проходили уже под руководством Подмаркова. Группировавшиеся вокруг него университетские функционеры организовали письмо о недоверии Егорову со стороны коллектива и направили документ в адрес министерства образования. Письмо о недоверии, заверенное профсоюзным комитетом, еще более подорвало ослабившиеся после неудачных выборов позиции Егорова в Киеве и, вероятно, заставило Табачника задуматься о переоценке своей позиции. Примерно на это же время пришелся и скандал с плагиатом, в котором засветился Егоров. Так, презентованная им программа развития ДонНУ оказалась практически копией аналогичной программы Сумского университета! Об этом случае, опираясь на документальные доказательства, написало «Зеркало недели».

Но вернемся к письму о недоверии коллектива Егорову. В ответ на эту акцию профсоюзного босса, Егоров весной 2012 г. предпринял свою последнюю крупную атаку на позиции старой шевченковской клики, точнее, того, что от нее еще оставалось. В пространном интервью телеканалу «Юнион» (из города Макеевка Донецкой обл.) Егоров выложил на публику основные механизмы обогащения университетской верхушки и назвал конкретные цифры по поводу обращающихся там расхищаемых средств. Когда я посмотрел это интервью по телевизору, мне стало предельно ясно: дни Егорова на посту и.о. ректора сочтены, поскольку междоусобица в ДонНУ вышла на такой виток, что стала опасна для коррупционной Системы как целого. Слишком много сора стало выноситься в ходе усобицы из университетской «избы». Действительно, вскоре после этих разоблачений (а по сути, саморазоблачений) Егоров был снят с поста и.о. ректора. При этом за ним сохранили его «вотчину» - учетно-финансовый факультет ДонНУ, откуда он и пошел в поход за властью...

Таким образом, события, связанные с отставкой ректора Шевченко, и последующая «егоровщина», как назвали сами преподаватели ДонНУ этот печально известный отрезок университетской истории, обнажили все основные болезни продажной украинской вузовской системы и всего украинского общества. Обратите внимание: ни один из государственных деятелей Украины, ни один из ее государственных институтов не дал надлежащую правовую оценку деятельности Шевченко, Егорова и других представителей университетской верхушки ДонНУ, хотя информации было открыто немало, в т.ч. и самими фигурантами скандалов и усобицы.

Не получили события в ДонНУ и моральной оценки со стороны тех, кто вроде как считается моральными авторитетами украинского общества. А многие из них, как я уже сказал, даже подписали письмо в защиту ректора, погрязшего в скандалах и при котором проводились аукционы оценок и расхищались колоссальные средства. Считаю, что это - предательство украинской «прогрессивной» общественности по отношению к донецким студентам и преподавателям. Украинское общество морально мертво? Не хотелось бы так думать, но что остается?

В завершение этой части, несколько слов о последующей судьбе двух упоминавшихся выше главных университетских функионеров. Бывший ректор Владимир Шевченко, хоть и утратил должность в 2010 г., ныне остается почетным ректором ДонНУ (стал им еще в начале 2011 г.). Нынешней осенью он приезжал в Винницу, где с приветственным словом выступил перед студентами-первокурсниками. Как видите, в стране победившей «гидности» (или в стране, победившей гиднисть?) не нашлось более достойного деятеля для напутственного слова первокурсникам. Украина ничему не научилась.

Его коллега и заклятый друг, оптовый толкатель оценок Егоров вплоть до оккупации Донецка российскими боевиками продолжал руководить учетно-финансовым факультетом ДонНУ и выпускать, так сказать, достойные кадры. После, когда часть коллектива университета во главе с ректором Гринюком перенесла в 2014 г. свою деятельность в Винницу, Егоров остался в оккупированном Донецке. Говорят, он и сейчас управляет тем, что там считается «учетно-финансовым факультетом» Донецкого университета. Не знаю, вернулся ли он к практике аукционов оценок образца 2003 г., но если такое произойдет, знаете, не удивлюсь. Впрочем, полагаю, что в вузах «ДНР» дисциплины гораздо больше, чем в «независимой Украине» времен Кучмы, Ющенко и Януковича. И аукционы оценок, в отличие от Украины, там бы, наверное, пресекли жестко...

(окончание следует)


Комментарии