Вверх

Сколько раз Украина предала Донбасс (продолжение)
12.11.2016 12:06:28. Просмотрено 794 раз. За сегодня — 4 раз.

Начало в публикации от 31.10.2016
Период 2010 г. – конец 2013 г. После бесславного ухода «оранжевых» донецкая криминальная модель и донецкие криминальные практики, не оглядываясь более на Киев, окончательно перешагнули границы Донецкой области и распространились на всю страну. Тотальное и системное беззаконие, силовой отъем чужого бизнеса, уничтожение малого предпринимательства, невыносимые налоги и поборы, пренебрежение к национальным чувствам украинцев, полное презрение вообще ко всем простым гражданам, независимо от языка, а также попытки законодательного ограничения свобод, убийства, экономическое мародерство, казнокрадство в гигантских масштабах, ложь и лицемерие – вот черты правления «регионалов». Все то, что немного отсрочила, но не смогла устранить Оранжевая революция, все то, с чем уже давно сталкивались донбассовцы, теперь пришло в дом к каждому украинцу, « від Сяну до Дону».
«Усьо будет Донбасс» - эта мрачная шутка ходила в народе накануне президентских выборов 2010 г. В 2010 году всё и стало Донбассом, как и предупреждали шутники. Власть донецкого криминалитета стала общеукраинской властью. Итак, криминалитет окончательно вогосударствился, а государство криминализировалось. В 2008 г. Юрий Луценко не захотел найти правильный ответ на вопрос, есть ли донецкая мафия или нет. А в 2010 г., спустя всего два года, правильный ответ сам нашел бывшего министра – усилиями донецкой мафии (той самой, которой «нет») он был посажен в тюрьму. Вскоре, вслед за Луценко, в тюрьму отправилась и Юлия Тимошенко.

Эти два горе-деятеля ныне утверждают, что были посажены режимом Януковича за принципиальность и честность. Думаю, дело обстоит как раз наоборот. Что бы ни было написано в их приговорах, состряпанных «регионалами», тюрьма стала для Луценко и Тимошенко наказанием как раз за отсутствие принципиальности, за сотрудничество с «регионалами» в 2005 – 2009 гг., за объятия с бандитами, за отсутствие реформ, за толерантность к коррупции.
В 2010 – 2013 гг. политическое, моральное и институциональное разложение государственных структур Украины стало тотальным. Применительно к этому периоду, наверное, уже нельзя говорить о предательстве украинским государством населения Донбасса – но только по одной простой причине: за неимением в наличии субъекта, совершающего предательство, т.е. из-за отсутствия самого украинского государства. Ведь, по сути, в этот период украинского государства не было. Конечно, на месте Украины, на ее, признанных внешним миром, территориях все еще сохранялся некий государственный по форме аппарат принуждения и взимания налогов (а еще больше нелегальной мзды и взяток), аппарат, использующий в своем документообороте трезубец и другие государственные символы Украины. Но работал он уже совсем не в интересах Украины и ее народа.
Не служило это криминально-олигархическое «украинское» квазигосударство и Донбассу, а лишь эксплуатировало его, как, впрочем, и остальные регионы страны. Даже еще сильнее. Общеизвестно, например, что при «донецкой» власти коммунальные тарифы в городах Донбасса были значительно выше, чем в большинстве других регионов Украины. Награбленное, выжатое из народа и отжатое у бизнеса, стекалось в Межигорье и другие имения Януковича и его клики. Часть этих складированных ценностей можно было видеть на известном видео бегства Януковича из его межигорской малины. Так были посрамлены любители «своего» бандита, т.е. все те в Донбассе, кто говорил: «Янукович, конечно, бандит, но свой. Пусть лучше будет свой бандит, чем чужой». Жизнь убедительно показала, что бандит «своим» не бывает. Поскольку грабит, убивает и притесняет «своих» даже больше, чем «чужих».
***
В некоторых своих публикациях я уже писал о неофеодальном характере коррумпированной украинской системы власти-бизнеса. Признаки криминального разложения и неофеодальной анархии были отчетливо заметны не только в госаппарате, но и в вузовской сфере. Это хорошо видно на примере упомянутого в предыдущей части Донецкого национального университета, где в течение двух лет (2010 – 2012 гг.) разворачивалась жестокая междоусобная борьба за ректорство. В ходе нее университет стал мощным генератором скандальных новостей, а новые порции информации о совершаемых в его стенах преступлениях стали достоянием широкой общественности.
В начале 2010 года Донецким национальным университетом продолжал править скандально известный ректор Владимир Шевченко - тот самый, при котором в 2003 г. был проведен аукцион экзаменационных оценок, а в 2008 – 2009 гг. «стусентов» (студентов-ревнителей памяти Васыля Стуса) преследовали и клеймили как «бандеровцев». Владимир Шевченко сидел в ректорском кресле уже 24 года (с 1986 г.), переплюнув по длительности пребывания у власти и маразматического советского генсека Брежнева, и румынского диктатора Чаушеску. Следует отметить, что и до, и после упомянутого аукциона информация о взятках и разнообразных нарушениях в ДонНУ неоднократно становилась достоянием гласности.
Так, например, 8 декабря 2000 г., т.е. за 3 года до аукциона оценок, газета «Урядовий кур’єр», № 229 (1911), опубликовала огромную статью журналиста Николая Лисовенко «Под серым флагом», повествующую о специфических нравах руководства Донецкого университета и о незаконных увольнениях неугодных руководству преподавателей и сотрудников. Газета сообщала также о притеснениях украинского языка в вузе, и о связях ректора Владимира Шевченко с определенными силами в Москве. Силами, мягко говоря, не отличающимися большой любовью к Украине.

Н. Лисовенко писал о «брутальном взяточничестве» в Донецком университете и скандалах, возникающих на его почве: «Самым длительным и ожесточенным был конфликт на биологическом факультете. По длительности его можно сравнить с вьетнамско-американской войной. Кто только не занимался тем биофаком: обком партии, ЦК Компартии Украины, все газеты и в их числе «Правда» и «Известия»... Даже правоохранители, отдав тогдашнего декана в суд за взятки, все же не смогли погасить биофаковскую вендетту». «Не раз и не два местные газеты писали о взяточничестве в этом вузе. Довольно часто ревизии КРУ выявляли факты злоупотреблений, а после того тихо, без «шума и пыли» увольнялись виновники афер».

С цифрами и фактами в руках писал Лисовенко и о застое в науке: «Его (Донецкого университета – Е.С.) научная продукция не приносит миллионов долларов в наш госбюджет, как и не обновляет материально-технической базы нашего как бы передового вуза (экскурсионно-ознакомительные поездки руководителей... я к научному багажу не причисляю)». И далее: «Ничего особенного для развития украинской национальной идеи (и науки, и культуры) не сделали ни Мариупольский гуманитарный институт, ни Донецкий украинский лицей (учебные заведения, вошедшие в структуру Донецкого университета – Е.С.)»

Н. Лисовенко в своей статье приводит пример кадровой политики в Донецком университете. Он упоминает о странной связи российского генерала Владимира Безпалова, одного из «полезных людей» в Москве, и ректора Владимира Шевченко. «Я не знаю, - пишет журналист – какую услугу оказал или еще окажет ректору или его сыну господин российский генерал, но, вернувшись из последней московской поездки, В.П. Шевченко начал устраивать генеральскую дочку Светлану на должность декана биологического факультета, даже невзирая на то, что она по специальности физик, а не биолог, а также что она не знает и не хочет знать государственного языка Украины».
Далее события разворачивались следующим способом. Коллектив биологического факультета обратился с письмом к ректору и к министру образования и науки Василию Кремню с просьбой оставить на своей должности существующего декана, хорошего профессионала и педагога – Г.П. Липницкую. Однако «вакансию» все равно открыли: ректор В.П. Шевченко, используя морально-психологическое давление, заставил Г.П. Липницкую написать заявление об уходе с должности декана.
Затем ректор в брутальной форме, по произволу, отсек от возможного в таких случаях конкурса на занятие должности всех претендентов на деканство, в том числе и тех, кто имел научную степень доктора наук. Так было расчищено место для дочки российского генерала, которая даже не была биологом.

Н.Лисовенко писал о «почти «новорусском» еврошике руководящих кабинетов». В то же самое время «о нищете общежитий лучше и не говорить. Материальная и особенно экспериментальная база едва ли не наихудшая среди вузов области (Донецкой – Е.С.)».
Здесь я могу добавить к словам Н. Лисовенко и свои впечатления: мне тоже доводилось несколько раз бывать в студенческом общежитиях донецких вузов. Ржавые трубы, сорванные краны, из которых, не переставая, хлещет вода, загаженные экскрементами туалеты, лишенные каких-либо перегородок и удобств, выбитые стекла, тараканы, кишащие на кухнях, устойчивый тяжелый запах – вот визитные карточки донецких студенческих общежитий. Не удивительно, что те родители, которые имеют деньги, чтобы снимать для своего ребенка квартиру, предпочитают отдать последнее, только бы избавить его от проживания в общежитии.
На освободившиеся таким способом места расторопная администрация часто селит за приличные деньги людей, не имеющих к вузу никакого отношения, чаще всего, различных рыночных торговцев, как местных, так и иностранцев (например, вьетнамцев, китайцев или представителей других национальных групп), связанных со стихийными рынками, и которые целые этажи превращают в складские помещения для хранения своего товара. По такому коридору невозможно пройти – все заставлено огромными сумками и тюками с товаром. Процесс превращения общежитий в склады лишь подталкивает оставшихся студентов просто-таки бежать из невыносимой обстановки.
Устав от безысходности в лабиринте коррупции, лжи и невыносимого быта, студенты в Донецке и в Украине в целом все чаще сводят счеты с жизнью. Официальная пресса освещает эти случаи очень скупо или вообще замалчивает, предпочитая их не афишировать.

Но вернемся к статье Н.Лисовенко. Она интересна еще тем, что, в отличие от многих журналистов, запуганных кучмовским режимом, Лисовенко открыто поднял тему пророссийской ориентации Донецкого университета под руководством тогдашнего ректора В. Шевченко.
Эта однобокая ориентация проявляется в содействии организации визитов на Украину таких известных украинофобов, как мэр Москвы Юрий Лужков, частых поездках ректора и деканов за государственные деньги в Москву, игнорировании инициатив украинской интеллигенции, ситуации с использованием украинского языка в университете и во многом другом.
Для справки: газета «Урядовий кур’єр» - не какая-то бульварная желтая пресса, а одно из центральных изданий страны, официальный орган исполнительной власти Украины. Тираж – более 120 000 экземпляров.

Кроме статьи Н. Лисовенко в «Урядовом Курьере», можно упомянуть еще статью Анны Маршиной в газете «Жизнь» от 29.05.2004 № 81 (2675). «Жизнь» - газета Донецкого областного Совета и областной государственной администрации, выходила тогда тиражом 27 тысяч экземпляров 4 раза в неделю. Анна Маршина пишет: «С тем, что в сфере высшего образования «берут», в общем-то, никто никогда и не спорил. Более того, взятки в некоторых вузах уже поставлены на поток и превратились в отдельную сферу бизнеса».

Сколько же стоили экзамены и зачеты? И где выше всего уровень этих цен? Анна Маршина, проведя свое журналистское расследование, называет следующие цены: от 200 – 250 грн. (т.е. 40 – 50 $) за экзамен, в два раза ниже – за зачет. Однако все зависит еще и от специфики вуза. «Наиболее высокие расценки, причем поставленные на поток, - пишет журналистка, - наблюдаются на экономических, юридических и финансовых факультетах вузов, имеющих статус государственых: Донецкого национального университета (учетно-финансовый, экономический, экономико-правовой факультеты), Донецкого государственного университета экономики и торговли и Донецкой государственной академии управления». Как видим, и здесь «засветился» наш старый знакомый, упомянутый в предыдущей части публикации, декан Егоров со "своим" учетно-финансовым факультетом ДонНУ.

Однако, несмотря на эти и другие разоблачающие публикации, подкрепленные конкретными фактами, ректор В. Шевченко чувствовал себя вполне уверенно, ведь в Украине деньги решают все или почти все. А казна, необходимая для того, чтобы откупаться от всевозможных проверяющих инстанций и подмазывать нужных людей, судя по успешности, с которой ректор выпутывался из постоянных скандалов, в ДонНУ была немалая. Это, вероятно, и придавало ректору уверенность в незыблемости его «трона».

Награжденный Виктором Ющенко званием «Герой Украины» в 2006 г. (отличная индульгенция!), имевший разветвленные связи в Донецке и Киеве, ректор В. Шевченко, наверное, думал, что теперь будет «царствовать» еще четверть века. Ведь сходило же ему с рук все, что он делал! Но дни его власти, как оказалось, были уже сочтены.

Жарким летним днем 29 июля 2010 г. весь город обсуждал сногсшибательную новость. Министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник неожиданно прилетел в Донецк и снял с должности ректора ДонНУ Владимира Шевченко. В падение такого влиятельного и непотопляемого воротилы было трудно поверить! Но это произошло. В качестве исполняющего обязанности ректора ДонНУ Табачник временно назначил некоего Андрея Кучко - одну из тех бесцветных фигур, каких было полно в окружении отставленного ректора. На полях отметим один интересный момент. Ректора, «прославившегося» экзаменационным аукционом, ректора, который был противником присвоения университету имени диссидента Стуса, ректора, при котором махинации и взяточничество были поставлены на поток, снял с должности не министр Николаенко и не министр Вакарчук. Или кто-либо иной из «оранжевых» министров образования, бывших при должности в то время, а «регионал» Дмитрий Табачник. От которого этого меньше всего можно было ожидать. К сожалению, рядящееся в вышиванки украинство нередко очень толерантно к коррупции. Это его и губит. Но вернемся к событиям 2010 г.
 
Несмотря на привезенный Табачником из Киева документ о назначении нового руководителя ДонНУ, отставленный ректор Шевченко и не думал подчиняться министру. Вместо этого в коллективах университета, на факультетах и кафедрах, стали проводить собрания в поддержку низложенного ректора, и отослали «наверх» расхваливающее его управленческие качества письмо, как и после каждого крупного скандала. Дескать, вот мнение коллектива: не можем жить без Владимира Павловича; он – «выдающийся» ученый и лучший ректор «всех времен и народов», просто таки отец родной. Авторы письма требовали отменить «незаконный» приказ министра, собрав под этой петицией десятки подписей подневольных преподавателей и административных работников университета - деканов, проректоров и т.д.

Но если мотивы этих подневольных или заинтересованных людей из университета можно было хотя бы понять (кто-то был соучастником университетских финансовых махинаций, кто-то просто дрожал за свое рабочее место), совсем не логичной оказалась позиция многих представителей украинской общественности вне стен Донецкого университета. Так, вскоре после снятия Владимира Шевченко ряд известных общественных деятелей Украины, представителей сферы науки и политики, позиционировавших себя как демократы, патриоты и сторонники европейской интеграции, тоже подписали обращение в защиту отставленного ректора. Под соответствующим документом, в частности, была подпись одного из руководителей Украинского католического университета. Так политическое украинство очередной раз выступило союзником взяточничества и коррупции. И украинофобии. Таков интересный парадокс украинства украинской старшины! Будучи толерантной к коррупции, она незаметно для себя скатывается на путь фактической поддержки антиукраинских сил. От чего в итоге терпит крах и такая старшина, и государство, отождествляемое с нею.

Итак, лишенный кормушки ректор (да еще лишенный в разгар летней вступительной кампании, когда идет самая «молотьба»!) не собирался уходить. Не отступал и Табачник. Немало удивленный оказанным ему в Донецке сопротивлением и всей поднятой вокруг отставки ректора шумихой, Табачник публично назвал  замашки ректора «феодальными» (надо заметить, вполне справедливо) и рассказал о его роскошном пятикомнатном кабинете, из которого Владимир Шевченко никак не хотел уходить.

Взаимные препирательства министра и ректора продолжались, а ситуация становилась патовой. С точки зрения киевского министерства, ректор Шевченко уже два месяца, как был не при должности. Однако фактически он продолжал занимать свой 5-комнатный кабинет в главном здании и рулить университетом. Маленькая, но весьма показательная деталь того времени: всем, кто звонил по телефону в приемную ректора, его секретарша обычно отвечала: «Приемная ректора Шевченко». Хотя исполняющим обязанности уже несколько недель числился Кучко. Чем не феодальная анархия, когда ректор (или, по версии министерства, экс-ректор) открыто игнорирует приказы из столицы?
Видимо, решив, что клин клином вышибают, Табачник снова произвел замену руководства ДонНУ. Вместо бесхарактерного Андрея Кучко на должность и.о. ректора Табачник назначает более зубастого дельца. Такого, который сможет «перекусить» Владимира Шевченко, если захочет. Догадайтесь, кого? Декана учетно-финансового факультета Петра Егорова! Того самого, который в 2003 г. лично присутствовал на аукционе экзаменационных оценок, заправлял всем происходящим, а потом давил на меня, чтобы я проставлял проданные там оценки в зачетки. Так одного аукционщика у руля универа - Владимира Шевченко - заменили на другого - Петра Егорова. В тот осенний день 2010 года, когда я узнал об этой новой министерской рокировочке, я окончательно понял: государство Украина продолжает уверенно идти ко дну, и этот грустный факт совершенно не меняется от того, под властью «оранжевой» или «региональной» команды оно, государство, в данный момент находится…

Но самое интересное было, как показали дальнейшие события, еще впереди! Приход к власти в университете скандально известного Петра Егорова положил начало относительно короткому (около 2 лет), но очень динамичному и разрушительному, а местами и трагикомическому, периоду в истории ДонНУ. Некогда раболепно прислуживавший Владимиру Шевченко, декан Егоров, назначенный на должность и.о. ректора, резко переменил свое отношение к бывшему начальнику. Когда Шевченко на несколько дней отлучился из Донецка на какую-то конференцию, его личные вещи были буквально вышвырнуты из ректорского кабинета, а Егоров водворился на его месте. «Даже книжки выбросили в пыльную кладовку!» - плакался тогда Герой Украины (по версии Ющенко) в интервью одной из газет.
После столь быстрого и решительного штурма ректорского кабинета и.о. ректора Егоров развернул бурную подготовку к ректорским выборам, назначенным на декабрь 2010 года, ведь свое фактическое положение ему нужно было теперь узаконить через выборы. Следует отметить, что украинская нормативная база, касающаяся выборов ректора вуза, так хитро и казуистически составлена, что дает профильному министерству право утверждать на ректорстве не только того кандидата, кто набрал большинство голосов, но и того, кто набрал хотя бы 30 % голосов. Иначе говоря, если кто-то наберет 60 %, а кто-то всего 30 %, ректором может стать тот, кто набрал 30 %. Если, конечно, так захочет министерство. Поэтому Егорову достаточно было дотянуть хотя бы до этих минимально необходимых 30 %, и ректорство было бы у него в кармане. Что представлялось ему вполне реалистичным, учитывая поддержку из Киева и собственный админресурс.
С чувством без пяти минут победителя Егоров ходил по собраниям различных факультетов, где, кроме презентации своей программы, анонсировал претенциозные планы сноса ряда зданий университета и строительства на их месте какого-то небоскреба. По городу поползли мрачные слухи, что Егоров вошел в соглашение с сыном Януковича (у которого, как известно, в Донецке крупный строительный бизнес) и отдал ему землю универа в обмен на часть помещений в будущем небоскребе. И что старинное, исторически ценное здание филологического факультета, откуда и начиналась история университета (и где, к слову, располагалась мемориальная доска памяти Стуса) (уничтожена при власти "ДНР" ), скоро снесут.

В интернете появились сообщения, что в одном из ночных клубов Донецка якобы был замечен сын Егорова, который не то в алкогольном, не то в наркотическом угаре вспрыгнул на стол и, пританцовывая среди бутылок и тарелок с салатами, неистово орал публике: «Теперь я – сын ректора! Я – власть! Теперь мне несите!»
Между тем не дремала и, назову их так, старая гвардия снятого ректора. Старая гвардия со своим боссом во главе 24 года бессменно правила университетом. Это были почти сплошь старые советские кадры - перекрасившиеся под новые реалии коммунисты, в душе всегда ненавидевшие независимую Украину, но прекрасно освоившиеся в ее коррупционной среде. За долгие годы безнаказанного взяточничества и многомиллионных финансовых махинаций они обзавелись огромной недвижимостью, дорогими автомобилями и прочими атрибутами материального богатства, и были обеспокоены и разозлены тем, что «какой-то выскочка» Егоров начал слишком резво прибирать все к рукам и отодвигать их от многолетней и надежной вузовской кормушки.
 
(продолжение следует)


Комментарии