Вверх

ИСКУССТВЕННЫЕ РОДЫ ДОНЕЦКОГО АВТОНОМИЗМА
20.02.2015 15:13:21. Просмотрено 3270 раз. За сегодня — 0 раз.

Хочу сказать несколько слов о том, какое влияние окажут нынешние события на идею автономии Донбасса.
Начну с того, что в недавние полтора десятилетия со словом «Донбасс», «донецкие» в украинском политическом контексте обычно были связаны негативные ассоциации, вызванные практикой деятельности здешнего монополистического бизнеса, или олигархии. Однако, если отбросить этот наносной негатив, следует признать, что Донбасс является одной из исторических областей Украины - областей, имеющих свои исторические особенности и свои краски. И в этом смысле Донецкая земля так же уникальна и неповторима, как Волынь и Галиция, Буковина или Закарпатье. Или, например, угольный Саар в Германии. А самобытный регион имеет право на фиксацию своей самобытности в соответствующих общественных институтах.

Опыт развития стран мира показывает, что автономный статус регионов или федеративное устройство страны являются распространенными и успешными политическими формами, которые обеспечивают баланс интересов, защиту местных традиций и экономическое развитие. К примеру, федерациями являются 2 из 7 участников G-7 («большой семерки»), а еще 3 имеют элементы федеративного устройства.

Медленно, но верно шел к своей автономии и Донбасс. Имею в виду не сепаратистский проект ПИСУАРа и другие политические авантюры местной олигархии. Подлинное региональное самосознание – не воинствующее и не агрессивное - практически столетие вызревало в умах донецкой интеллигенции или, если угодно, донецкого креативного класса: журналистов и художников, писателей и ученых, предпринимателей и изобретателей. Вызревало еще с царского времени, с начала интенсивного хозяйственного освоения этого края.
Центральной идеей такого самосознания было созидание, а не война, синтез культур, а не их разделение. Со временем такое течение могло бы сформировать жизнеспособную донецкую автономистскую идею, лояльную к Украинскому государству. С которым-то оно, кстати, и не имело неразрешимых конфликтов. Более того. Демократическое и модернизированное Украинское государство могло стать благоприятной средой, обеспечивающей комфортное существование Донбасса и его дальнейшее развитие.

Однако путинские интервенты и местные истерические сепаратисты, вышедшие, по большей части, из криминальных или околокриминальных кругов, надолго сорвали такую перспективу и естественный ход процесса. Сегодня Донбасс лежит в руинах, а креативный класс, этот основной продуцент регионального самосознания, массово покидает свой дом. Миллион людей – думаю, не самых худших жителей нашего края – обречены на бесквартирное существование, отрыв от рабочих мест, скитания на чужбине и слом привычного уклада жизни.

Дээнэрия, конечно, как и всякая искусственная затея, довольно скоро потерпит окончательный крах. Собственно, экономически она так и не состоялась. Источник ее существования кроется в российских штыках и накачке ресурсами извне, а временной предел ограничен оставшимися годами жизни 62-летнего Путина или сменой всей нынешней кремлевской верхушки. Вооруженный сепаратизм, как эпидемия чумы, отбушует, заберет свои жертвы и довольно скоро закончится. Но теперь, после всего произошедшего, дончане еще долго будут плеваться при одном упоминании об автономии и федерации.
Так грубое вмешательство кремлевских правителей в жизнь Украины искусственно прервало становление Донецкого региона. Вероятно, сам того не желая (хотя, как знать?), Путин оказал огромную услугу украинскому узко-этническому национализму. Что ж, как говорит диалектика, «крайности сходятся»...