Понедельник, 24 июля 2017, 13:431500893013 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

ТАК ЛИ УНИКАЛЬНА "ГИБРИДНАЯ" ВОЙНА?
04.07.2014 16:37:18. Просмотрено 8624 раз. За сегодня — 2 раз.

Словцо для швондеров
Когда группа решительно настроенных вооруженных людей во главе со Швондером потребовала  предъявить им «гражданина Шарикова», профессор Преображенский предъявил им не гражданина, а прошедшее через его опыты деградирующее собакоподобное существо. Видя недоуменные физиономии визитеров, профессор кратко объяснился и, чтобы обезопасить себя от дальнейших расспросов, как бы невзначай брякнул: «атавизм». Слово это оказало прямо таки завораживающее действие на непрошеных гостей, и они, изобразив глубокомысленное понимание, без лишних проволочек удалились из квартиры ученого. Так в романе Булгакова обладатели винтовок спасовали перед авторитетом науки.

Этот эпизод «Собачьего сердца» вспоминается мне всякий раз, когда я наблюдаю аналогичные ситуации в окружающей действительности. Например, когда слышу жутко умные рассуждения о т.н. гибридной войне, которую ведет против Украины Россия, и против которой, мол, ничего не поделаешь. 
Сказал тот или иной политик слова «гибридная война», и, кажется, все находит свое объяснение. И не надо больше допытываться о причинах смиренной сдачи чиновничьей камарильей огромных территорий сепаратистам или выяснять обстоятельства громких провалов украинских силовиков. Сами собой отпадают также и вопросы о компетентности, должностном соответствии и привлечении к ответственности кого-либо. Гибридная война, понимаете ли…

Я недавно прочел интервью голландского генерала в отставке, а ныне сенатора Франка ван Каппена, данное им журналистам «Радио Свобода». Он с глубокомысленым видом рассуждает о hybrid warfare, то бишь о гибридной войне. Вот как ее определяет этот голландский деятель: «Гибридная война – это смешение классического ведения войны с использованием нерегулярных вооруженных формирований. Государство, которое ведет гибридную войну, совершает сделку с негосударственными исполнителями – боевиками, группами местного населения, организациями, связь с которыми формально полностью отрицается».
А дальше ван Каппен поясняет: «На территории Украины действуют группы, которыми руководят из России. На такую схему ведения войны чрезвычайно сложно отреагировать. Когда границу сопредельного государства пересекает танковая дивизия, то все ясно…» «Вместо этого происходит бесшумная аннексия, с задействованием боевиков и этнических групп на местах, по договоренности и под руководством из России. Попробуй, найди ответ на такой прием» - с победным видом завершает свой пассаж генерал. А мы, его слушатели, предполагается, должны в растерянности замереть и, наверное, признать неизбежность своей беспомощности в такой вот, гибридной, войне. 

Не отстают от западных экспертов и некоторые украинские деятели. Пару дней назад известный украинский дипломат Грищенко, комментируя по просьбе одного из телеканалов переговоры о перемирии на востоке Украины с участием ФРГ и Франции, тоже употребил словосочетание «гибридная война». В ходе интервью дипломат позиционировал себя как большого защитника украинских интересов. Правда, перед этим Грищенко несколько лет можно было наблюдать в свите Януковича, при котором, как многократно говорилось в СМИ, обороноспособность Украины была подорвана, а силовые структуры наводнены московскими агентами. Теперь же гениальные способности Грищенко, как видим, оказались востребованы Порошенко. И дипломат, чтоб не отстать от жизни, тоже не прочь ввернуть модный термин. 

Оригинальны ли авторы восточно-украинского сценария?
Что ж, давайте посмотрим, действительно ли «гибридная война», или тот вид агрессии, что практикуется сегодня на востоке Украины, так уникален, что на него так трудно найти ответ?
Как известно, полководцы Древнего Рима при проведении своих военных кампаний широко использовали, наряду с регулярными римскими легионами, вспомогательные иррегулярные отряды, составленные по большей части из т.н. варваров. При этом официальная связь с оными тоже не всегда афишировалась – либо в интересах внезапности удара, либо по другим соображениям. В эпоху поздней Империи значение таких варварских союзников-федератов особенно возросло, а иррегулярные варварские отряды порой составляли до 40 или даже 50 % всей римской армии.
В борьбе за удержание территорий Рим широко использовал одних варваров против других, натравливая их друг на друга. Отсюда, к слову, и известный принцип «разделяй и властвуй». Так, например, в битве на Каталаунских полях (июнь 451 г.) Рим в союзе с франками, аланами, бургундами и другими народами романизированной Галлии выступил против вторгшихся в Империю гуннов. Чем не использование «этнических групп на местах», о котором, как о чем-то новом, говорит в своем интервью ван Каппен?

Можно привести и другие примеры, показывающие, что в использовании захватчиками местного населения нет ничего нового. Британцы во время обустройства своей колониальной империи в Индии в XVIII-XIX веках создали огромную и, тоже можно сказать, гибридную, англо-индийскую армию, составленную частично из местных жителей, а частично - из приехавших туда на службу англичан. Ост-Индская компания и собственно британское государство использовали союз с одними местными народами и княжествами против других. Сипаи, служившие англичанам, сыграли большую роль в поддержании британского владычества в Индии. Преданно служили британцам в разных войнах и непальцы-гуркхи, которые, к слову, и сейчас получают за это хорошие пенсии от британского правительства. 

Ну и относительно недавняя история. Гитлеровский рейх, несмотря на все пренебрежительное отношение его бонз к населению оккупированных территорий, широко использовал вспомогательные и полицейские формирования (т.н. хиви и полицаи), составленные из представителей этого самого населения. Вообще, во время войны между фашистской Германией и СССР немецкие оккупационные власти находили себе немало помощников, в особенности на тех территориях, население которых наиболее пострадало от репрессивной машины коммунистического режима. Прошедший ужасы расказачивания казачий Дон и незадолго до войны насильственно лишенные государственности народы Балтии имели веские основания быть недовольными коммунистами, и многие люди мстили им сообразно своему разумению. Из донских и других казаков России была сформирована 1-я казачья кавалерийская дивизия под командованием немецкого генерала Гельмута фон Паннвица, 15-й казачий кавалерийский корпус СС и многие другие части и соединения. 
Как видим, здесь тоже можно говорить о том, что «по договоренности и под руководством из» Германии какие-то регулярные и нерегулярные «вооруженные формирования» использовались в целях проведения захватнической германской политики. 

Итак, при ближайшем рассмотрении становится понятно, что практически все когда-либо проводившиеся войны были в определенном смысле гибридными, поскольку в той или иной мере подпадают под это, становящееся ныне модным, определение. Везде война включала в себя не только чисто военную (или, как выразился ванн Каппен, «классическую»), но и военно-политическую, экономическую и информационную составляющую. И везде для победы был важен именно комплекс этих усилий. Война включала в себя также и меры по налаживанию контакта с населением захваченных территорий и привлечению его в те или иные вспомогательные и полицейские формирования – с тем, чтобы, как минимум, эти самые территории удержать. 

Те же полководцы и правители, которые игнорировали или слабо реализовывали все эти, условно говоря, не чисто военные составляющие, обычно войну проигрывали. 
 
Из этого всего следует сделать один важный практический вывод: центральным властям в Киеве и всем патриотически-настроенным гражданам Украины следует не бездействовать, не прятаться за модные термины и не убаюкивать себя наукообразными размышлениями о «гибридной войне», но решительно отстаивать суверенитет и территориальную целостность Украины. Необходимо требовать от президента и правительства решительных и, вместе с тем, грамотных действий по возвращению захваченных сепаратистами или обычными бандами территорий. 

Не разделяя идеологию коммунизма, следует, вместе с тем, внимательно изучать советское военное искусство. Советские солдаты Великой Отечественной, увидев на поле боя подразделения хиви или полицаев, не плакались, что немцы, используя местное население, ведут гибридную войну, на которую, дескать, еще нужно поискать ответ. Они просто били врага днем и ночью, пока не освободили от него всю территорию своей страны. Почему Украина должна вести себя по-другому с терроризирующим наши города разношерстным, гибридным воинством, решительно непонятно. Война – жестокая вещь, но если она начата, нужно побеждать.