Вверх

СЛОВО О ГОЛОДОМОРЕ И ЕГО СВИДЕТЕЛЯХ (на примере моей семьи и не только)
27.11.2013 16:54:00. Просмотрено 3903 раз. За сегодня — 0 раз.

В эти дни Украина вспоминает очередную скорбную годовщину трагического события своей истории – 80 лет Голодомора 1932-1933 гг. Поскольку в Украине до сих пор находятся люди, отрицающие реальность Голодомора либо искажающие правду о нем, хочу рассказать о своем личном опыте знакомства с этой темой.

Как в моей семье передавалась историческая память

Впервые я услышал о страшном голоде, который свирепствовал на Украине, от своей родной прабабушки. Моя прабабушка, Варвара Емельяновна Чумакова (урожденная Тарарака), появилась на свет в 1894 г. в деревне Максимовка Богодуховского уезда Харьковской губернии (если пользоваться современным административным делением, то в Богодуховском районе Харьковской области).
Она происходила из зажиточной семьи крестьян-собственников (была в Российской империи такая их категория). Большинство крестьян-собственников тех мест были, как можно судить по описаниям историков и сохранившимся документам, потомками украинских слободских казаков, а земли в околицах города Богодухова в административном плане в XVIII в. относились к территории Ахтырского слободского казацкого полка – одного из полков Слободской Украины.
В моем детстве это был, пожалуй, самый старший по возрасту человек из моего ближнего семейного окружения. Прабабушка относилась ко мне с большой любовью и с той мудростью, которой порой не имеют по отношению к своим детям молодые родители. Сама окончившая всего 2 класса начальной школы еще в царское время, она с детства прививала мне любовь к книге и ученью, а подаренную ею книжку о покорении Крайнего Севера с её собственноручной дарственной надписью я бережно храню и сейчас. Я тоже очень любил прабабушку, а ее рассказы о прошлом, далеком и не очень, всегда слушал, затаив дыхание. Она многое знала, многое помнила и, главное, обладая до глубоких седин здравым умом и твердой памятью, могла многое рассказать. Подолгу оставались мы с нею одни дома, в то время как остальные члены семьи целыми днями пропадали на работе...
Особенно увлекали меня, мальчишку, ее рассказы о Гражданской войне 1918 – 1922 гг., о лихих махновских тачанках, бороздивших донецкие степи, о всевозможных атаманах и батьках, которых было немало в здешних местах, о походах конницы белого генерала Шкуро, и вообще о том, кто же такие были все эти белые, красные и зеленые. Многих из тех исторических персонажей, о которых шла речь, прабабушка видела с расстояния десяти шагов, а с некоторыми ей даже довелось побеседовать.
Но была в этих рассказах одна тема, касаясь которой, прабабушка неизменно плакала. Это была тема голода 1932-1933 гг. Из ее рассказов мне наиболее запомнился такой случай. Дело было на Харьковщине, в родных местах прабабушки. В самый разгар голода, когда опухшие люди в изнеможении сидели или лежали прямо на улицах, среди них ходила одна маленькая девочка, лет восьми – девяти. В руках у нее была пустая бутылочка, и она просила у людей, чтобы кто-нибудь налил ей хотя бы немного «молочка для мамы». Однако никто не смог помочь ей, поскольку сами не имели ничего – ни глотка молока, ни крошки хлеба. Через некоторое время девочка так и упала на землю замертво – с пустой стеклянной бутылкой в руках и с застывшей на лице просьбой...
Помню, как сидя на уроках в школе, я смотрел на своих одноклассниц, которые были примерно того же возраста, что и та несчастная девочка, и думал о том, насколько жизнь этих девчонок, таких веселых, нарядных и с большими белыми бантами, отличается от того ужаса, что довелось пережить их сверстнице из далеких тридцатых… Уже тогда я начал понимать, что история, изложенная на страницах советских школьных учебников, и реальная история Украины – это, мягко говоря, совсем не одно и то же.
Прабабушка выжила, по ее словам, благодаря своему крепкому здоровью, позволявшему по несколько дней кряду обходиться без еды, отцовскому саду, в котором оставалось немного фруктов, а также умению готовить хоть какую-то похлебку из растений, которые в нормальные времена в пищу практически не используют (вроде крапивы, лебеды, одуванчиков и даже древесной коры). К тому же на момент голода прабабушка уже постоянно проживала в Донецке (Сталино, как он тогда назывался, или Юзовке, как она предпочитала говорить до конца жизни), и ей удалось выехать к мужу в относительно благополучный Донбасс. Следует заметить, эта поездка тоже было делом не из легких, поскольку коммунистическая власть выставляла вооруженные кордоны из красноармейцев и «рабоче-крестьянской» милиции, чтобы не дать голодающим крестьянам и рабочим в поисках пропитания перейти в другие места…  
***
Я любил совершать в обществе прабабушки прогулки в магазин за покупками. Нередко во время таких походов она говорила мне: «Вот видишь, Женя, сейчас хлеб через дорогу. А мне когда-то приходилось ехать за ним триста километров. Нет, сейчас жить можно…» На дворе стояли 1970-е годы, времена застоя и застолья... Не испытывая к коммунистическим вождям никакого почтения, к Леониду Брежневу прабабушка относилась, тем не менее, как-то снисходительно, с оттенком иронии и, пожалуй, даже с некоторой теплотой: «Этот, хоть лыка не вяжет, хотя бы накормил народ…»    
Другая тема, от разговора на которую прабабушка плакала, была тема войны. Ее сын, он же - брат моей бабушки, Фёдор, 1923 года рождения, 18-летним парнем ушел добровольцем на фронт. Ушел, несмотря на то, что имел возможность отправиться в глубокий тыл, на Дальний Восток, работать на военном заводе (уже и соответствующий документ на него был выписан). Однако Федя выбрал фронт. В то утро, когда Варвара Емельяновна видела своего сына в последний раз, на вопрос «Ты куда?» Федя, накидывая пальто, ответил: «Родину защищать, мама». И это был не фильм, не показная бравада, а самая настоящая жизнь, а слова те шли от души…
Федя так и не вернулся с той войны. Помню, как иногда прабабушка пристально вглядывалась в окно и, вдруг уловив боковым зрением мой вопросительный взгляд, как бы оправдываясь, говорила: «Кто-то прошел через двор. На Федю похож…» и украдкой смахивала слезу…
Ко дню Победы – на 9 мая - ей всегда приходила поздравительная открытка, подписанная районным военкомом. Прабабушка ждала своего сына до самой смерти, но так и не дождалась. Умерла она зимой, в возрасте 86 лет, когда я был в восьмом классе…
Из ее рассказов я также очень хорошо запомнил следующее. Во время голода 1932-1933 гг. (словом «Голодомор» она не пользовалась, поскольку этот термин еще не был введен в оборот) специальные телеги, запряженные лошадьми, под охраной красноармейцев или милиции ездили и собирали людей, как умерших от голода, так и еще живых. Затем их всех, без разбору, сбрасывали в заранее подготовленные братские могилы и засыпали землей. В том числе и тех, кто еще подавал признаки жизни. Именно это последнее обстоятельство шокировало меня больше всего, мне не хотелось верить, что люди могут так обходиться с людьми, причем, с людьми, ни в чем не виновными. Но и не верить словам прабабушки у меня не было оснований - она была честным и на редкость прямым человеком (что часто не шло ей на пользу, если под пользой понимать лишь материальное благополучие).
Когда я спрашивал прабабушку о причинах голода и организаторах такого небывалого, жестокого отношения к людям, она всегда четко и определенно говорила, что это делали коммунисты («партейные»), тогдашняя власть СССР. И делали это специально.
- Урожай, - говорила она - был вполне достаточный, чтобы прокормиться, но его весь принудительно забрали и куда-то увезли… 
Даже картофельные очистки считались тогда величайшим лакомством. А сопротивляющихся отъему урожая и продуктов ждали жестокие репрессии, вплоть до расстрела на месте без суда и следствия (без суда и следствия даже в их советском, карикатурном виде).
Итак, благодаря своей прабабушке Варе я еще в школьном возрасте получил важную и правдивую информацию о ключевых страницах истории, узнал то, что нельзя было прочитать в учебнике. Это способствовало формированию моей гражданской позиции и политических взглядов, позволило мне осознанно отнестись и к другим, более поздним событиям, таким, например, как горбачевская «перестройка», провозглашение независимости Украины, распад СССР. В то время, когда многие люди находились в растерянности и страхе, цеплялись за старое и не хотели признавать новое, пребывая в плену идеологических мифов о «самом лучшем» советском строе, я с радостью принимал перемены и видел в них начало процесса восстановления исторической правды и справедливости, очищения от коммунистической лжи.
Могу поэтому сказать: правду нужно знать, ее не следует бояться. Даже если она кому-то не нравится, она такая, как есть. И, самое главное, со знанием правды о своей стране, даже тяжелой и горькой правды, жизнь, на самом деле, становится легче. Хоть и звучит это, возможно, несколько парадоксально...
***
У Варвары Емельяновны было несколько родных братьев и сестер, ведь крестьянская семья ее родителей была, что тогда было не редкость, многодетной. Во время голода каждый старался помочь другому, поделиться последним, что, в итоге, спасало всех. Таков был открытый и честный нрав слобожанцев.
Среди родных братьев моей прабабушки особое место занимал Дмитрий, с семьей которого ей удавалось в те тяжелые времена внутренних кордонов и вооруженных заслонов поддерживать общение. В моем семейном архиве сохранился паспорт (еще царского времени) и фотография родного брата моей прабабушки, тоже жителя деревни Максимовка Богодуховского района Харьковской области, Дмитрия Емельяновича Тарараки. Об этом документе и его владельце следует сказать несколько слов, а лицевую страницу сего документа я размещаю здесь.
 



Паспорт (если дословно: паспортная книжка) родного брата моей прабабушки.
Содержание некоторых записей:
На 1-й странице: Паспортная книжка
     На пять лет
Выдана … волостным старшиной Богодуховского уезда Харьковской губернии тысяча девятьсот десятого года января месяца 17 дня
На 2-й странице: имя, отчество, фамилия: Дмитрий Емельянович Тарарака
Звание: крестьянин
Время рождения: родился 11 февраля 1887 г.
На 3-й странице: вероисповедание: Православного
Место постоянного жительства: деревня Максимовка
Состоит ли или состоял ли в браке: холост (зачеркнуто), женат
На 4-й странице: отношение к отбыванию воинской повинности: Ратник ополчения 1 разряда призыва 1908 г.
На 6-й странице: подпись владельца книжки: Дмитр. Тарарака
Интересно заметить, что дореволюционный паспорт предусматривал, в случае неграмотности его владельца, указание таких его примет, как роста, цвета волос и особых примет – таких вот биометрических данных того времени. Но брат прабабушки был грамотен, и дело ограничилось его собственноручной подписью.
Примечание: ратниками ополчения 1 разряда тогда являлись лица, годные к военной службе и, как правило, отслужившие в армии, но не имевшие офицерского звания. Иначе говоря, в нынешней системе координат этот статус примерно соответствует, с точки зрения отношения к воинской обязанности, статусу находящихся в запасе лиц в звании от рядового до сержанта включительно, и прошедших воинскую службу.
 



Итак, этот документ выдан более ста лет назад и содержит в себе немало интересной для исследователя информации о его владельце. Однако, на мой взгляд, с точки зрения затронутой темы не менее интересен и сам факт наличия паспорта у крестьянина
Как видим, при царе украинский крестьянин, заплатив небольшой сбор в размере 15 копеек (смотрите поля первой страницы), мог иметь такой важный документ, как паспорт, а с ним и свободу передвижения, и возможность гражданско-правовых отношений, в т.ч. купли-продажи недвижимой собственности и совершения других коммерческих операций и сделок.
Коммунистический же режим надолго лишил крестьянство паспортов (как известно, паспорта работникам совхозов начали выдавать только после октября 1953 г., а крестьянам-колхозникам – вообще лишь с 1974 г.). Такое длительное отсутствие паспортов для сельского населения было отнюдь не случайным. Фактически лишенную гражданских прав массу кремлевским вождям было сподручнее унижать и морить голодом, лишать земли, плодов труда, жестоко эксплуатировать.
Кстати, прадедушка Дмитрий потому так долго и хранил свой паспорт царского времени, а также позаботился о его передаче потомкам, что этот документ в условиях советского бесправия был для него вещественным напоминанием о его человеческом и гражданском достоинстве, отобранном в результате т.н. Октябрьской социалистической революции. 
…Иногда я раскрываю семейный альбом и всматриваюсь в фотографию Дмитрия Емельяновича, сделанную незадолго до 1917 г. Обычный крестьянин, он обучен грамоте, одет в добротный костюм с галстуком. Умный и волевой взгляд. Если сказать, что перед нами - представитель интеллигенции или офицер того времени, сомнений не будет. Но на фото, все же - не офицер и не учитель, а украинский крестьянин начала XX века. Конечно, коммунистической системе были не нужны такие крестьяне – экономически состоятельные и независимые, грамотные и с собственной землей, умеющие держать в руках и плуг, и винтовку. Людей хотели превратить в социальную, а точнее, асоциальную биомассу – в массу лишенных средств существования, запуганных, затравленных, ограбленных, одичавших и разобщенных существ. Поэтому преступным коммунистическим режимом и был организован Голодомор.   
Что я узнал во время учебы в Москве
Следующим человеком, кто открыто и без страха рассказал мне о Голодоморе, был преподаватель Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, где я учился и который окончил в 1988 г.
Тогда, в Москве, будучи студентом V курса экономического факультета, на одной из лекций по истории экономических учений я снова услышал о голоде на Украине 1930-х годов, но теперь уже от ученого - с научных позиций, с цифрами и международно-признанными фактами. Именно тогда я узнал некоторые количественные оценки жертв тех трагических событий, например, что, по данным Конгресса США (который создал для изучения голода на Украине соответствующую Комиссию), на Украине во время голода 1932 – 1933 гг. погибло от 4 до 7 млн. человек. Помню, как я после лекции подошел к преподавателю и, сказав ему, что я - из Украины, поблагодарил его за честность и гражданскую смелость. Ведь в той стране под названием СССР хотя бы просто упомянуть об этой замалчиваемой теме было большим риском. А тем более, заниматься каким-либо научным анализом и сообщать об этом на лекциях. Мы пожали друг другу руку и продолжили наш разговор после лекции, за чашкой кофе в студенческом буфете.
Весьма показательно, что рассказ этого высокообразованного человека, настоящего московского интеллигента, и сведения, сообщенные мне в детстве прабабушкой, совпадали и в основных пунктах, и даже во многих деталях. Преподаватель тоже говорил о небывалых масштабах голода, о его искусственно созданном, организованном коммунистической властью характере, и о препятствиях, умышленно чинимых тогда перемещению голодающих людей из местности в местность. 
В данный момент я не стану опубликовывать фамилию того преподавателя, поскольку этот человек и сейчас преподает в МГУ, а нынешний официальный Кремль, как мы знаем, до сих пор противится выяснению всей исторической правды об организованном на Украине Голодоморе, а особенно квалификации его как геноцида.
Одновременно замечу, что тогда, в конце восьмидесятых, перестроечная Москва была гораздо демократичнее Москвы нынешней, путинской. Перестроечная Москва была и намного более демократичным местом, чем тогдашняя Украина, все еще находившаяся под управлением отдававшего нафталином коммунистического наместника, кремлевского пса Владимира Щербицкого (к слову, весьма популярного до сих пор среди части современной украинской политверхушки). Если в Москве 1986 - 1988 гг. можно было достаточно свободно вести дискуссии на самые запретные политические темы (что мы, студенты, с успехом и делали, причем, нередко вместе с преподавателями), то на Украине Щербицкого за те же слова можно было попасть на заметку соответствующих органов и быть исключенным из вуза. Даже во время «перестройки»…
Для иллюстрации свободной и демократичной атмосферы, царившей в МГУ и в Москве в целом в то время, приведу лишь небольшой пример. На семинарских занятиях мы с преподавателями обсуждали следующие вопросы:
- о необходимости и путях создания в СССР и его республиках многопартийной системы;
- есть ли в СССР инфляция, или она бывает только при капитализме (пришли к выводу, что есть, и немалая);
- почему при социализме научно-технический прогресс и уровень жизни населения значительно отстает от стран Запада;
- почему Верховный Совет СССР, в строгом смысле слова, парламентом не является и т.д.  
И не считали это чем-то из ряда вон выходящим. Думаю, за такое вольнодумство в любом украинском вузе тогда можно было заиметь большие проблемы. А в Москве гэбэшники, вероятно, смотрели на все это уже сквозь пальцы, по крайней мере, мы, студенты, никаких негативных последствий подобных разговоров на себе не испытывали. Хоть мрачный Феликс еще и стоял на своем постаменте. А годика через три-четыре москвичи его оттуда убрали с помощью крана…  
К слову, то отставание от Москвы в реформах, которое отчетливо обозначилось уже ко времени поздней «перестройки», Украина длительный период сохраняла и после развала Союза. Украина,  хоть и провозгласила независимость (кстати, и само ее провозглашение, в определенной мере, стало возможным благодаря страху местных, украинских коммунистов перед реформами Б. Ельцина), практически все девяностые годы несла на своей экономической и политической жизни отпечаток какой-то провинциальной реакции. Это было странное сочетание консервации отживших форм, склонности осторожничать и, одновременно, движения к рынку.
Экономисты и бизнесмены, имеющие опыт работы в 1990-е годы, думаю, согласятся со мной: в Украине тогда чаще всего не изобретали что-то свое, а лишь копировали российские рыночные новшества, причем с лагом 1 – 2 года. Стоит появиться какому-нибудь новому рыночному механизму или технологии в России, как это же собезьянничают в Украине. Но при этом непременно выждав время, как бы с оглядкой. Я называю это моделью запаздывающего имитирования.
Такая робость и даже реформаторская трусость, хоть и имела, наверное, какие-то незначительные положительные моменты, в целом сообщила всей украинской социально-экономической модели некий налет второсортности и, в итоге, привела к тому, что Москва обошла Киев и как финансовый центр, и как законодатель экономических мод на постсоветском пространстве.   
Реальные предпосылки и первые признаки преодоления Украиной такого положения вещей появились лишь после того мощного демократического импульса, который возник в результате широкого народного движения времен Оранжевой революции. Но предпосылки, к сожалению, во многом так и остались предпосылками. Те передовые экономические явления, в развитии которых Киев стал опережать Москву в 2005 – 2007 гг. (например, ипотечное кредитование жилищного строительства), вскоре утонули в лавине махинаций и строительных скандалов под громкие проклятия тысяч обманутых инвесторов. В свою очередь, передовые явления в сфере политической жизни были сведены на нет беспринципностью и соглашательством президента В. Ющенко с силами криминально-бюрократического и олигархического реванша.
Как следствие, нынешняя Украина, очутившись в плотных тисках монополизма, бюрократии и коррупции, вновь оказалась в историческом тупике. Чему многие удивлены, как будто это произошло всего несколько дней назад. Нет, панове. К этому шло довольно давно, еще с ющенковского «Универсала», с фактического отказа расследовать преступления времен Л. Кучмы и наказать фальсификаторов выборов-2004.  
Осуждение Голодомора в мире и в Украине
Но вернемся к теме Голодомора. Важно подчеркнуть, что в современную эпоху ширится международное признание Голодомора 1932 – 1933 гг. в качестве геноцида украинского народа и в качестве преступления советского коммунистического режима.
На сегодняшний день в той или иной форме это признание сделали более двух десятков государств в лице своих парламентов, их структур или других государственных институтов. Во многих странах такое общегосударственное признание дополняется аналогичным признанием на региональном и муниципальном уровне, в частности, во множестве городов во многих странах мира.
Уделяют пристальное внимание этой теме также международные организации и надгосударственные интеграционные объединения. Так, Европейский Союз признал Голодомор преступлением против человечности (резолюция Европарламента от 2008 г.).
По сравнению со временами коммунистического режима большой прогресс произошел и в Украине.
Например, в 2006 г. в Украине был принят закон, определивший позицию государства в этом вопросе. В статье 1 Закона Украины «Про Голодомор 1932 – 1933 років в Україні» от 28.11.2006 г. № 376-V определено: «Голодомор 1932 – 1933 років в Україні є геноцидом Українського народу». Кроме того, понятие «геноцид» вошло в Уголовный кодекс Украины (ст. 442).
Об осуждении Голодомора как геноцида неоднократно заявляли и представители наиболее многочисленных христианских конфессий Украины.  
В 2009 г. Главным следственным управлением СБУ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренным ч.1 ст. 442 Уголовного кодекса Украины по факту совершения должностными лицами геноцида на Украине в 1932 – 1933 гг., вследствие чего погибли миллионы людей. В результате досудебного следствия, изучения имеющихся архивных документов и многочисленных показаний свидетелей событий 1932 – 1933 гг., была названа цифра 3 млн. 941 тыс. человек, которые  умерли непосредственно в результате голода. По окончании следствия в конце 2009 г. дело было передано в Апелляционный суд города Киева.
Отдельно следует сказать несколько слов о постановлении Апелляционного суда города Киева от 13 января 2010 г. по  делу, фигурантами которого являлись такие руководители коммунистического режима СССР и УССР: Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов, Лазарь Каганович, Павел Постышев, Станислав Косиор, Влас Чубарь и Мендель Хатаевич.
Тогда, в последние дни пребывания В. Ющенко на посту президента Украины, многие СМИ раструбили новость, что Апелляционный суд Киева признал вышеперечисленных руководителей «виновными в геноциде на Украине в 1932 – 1933 годах». Однако, с юридической точки зрения, такие сообщения были не вполне корректны. Дело о Голодоморе, действительно, рассматривалось Апелляционным судом Киева, но в условиях ограниченных процессуальных возможностей (фигурантов процесса на момент суда не было в живых) суд, строго говоря, не признавал тех или иных лиц виновными, а только изучил и дал свою оценку собранным СБУ материалам. Суд подтвердил вывод органа досудебного следствия – Главного следственного управления СБУ – о том, что упомянутые в постановлении суда лица «умышленно организовали геноцид части украинской национальной группы, … т.е. непосредственно совершили преступление, предусмотренное ч.1 ст. 442 Уголовного кодекса Украины», и закрыл дело. В этом можно легко убедиться, ознакомившись с текстом указанного постановления в Едином реестре судебных решений Украины. 
И, тем не менее, несмотря на объективно присутствующие процессуальные ограничения, Голодомор получил еще одну фиксацию не только в плоскости исторических трудов, но и в юридической плоскости. 
В общем, и в мире, и в Украине сделано уже очень многое для восстановления исторической памяти и справедливости в вопросе Голодомора, и процесс этот продолжается.
Неуклюжие попытки оправдать коммунистическую систему
В настоящее время некоторыми исследователями и политиками в Российской Федерации и даже в Украине делаются попытки тем или иным способом оправдать коммунистическую систему, заглушить историческую правду, отрицать характер Голодомора как геноцида Украинского народа. Одним из важных направлений такой политики (о чем следует сказать особо) является попытка представить Голодомор как нечаянное следствие завышенного плана хлебозаготовок. Авторы таких построений развивают следующую логику: в начале 1930-х гг. сверху были спущены завышенные планы, партийные функционеры на местах несколько перестарались, вот люди и оказались без продуктов и погибли. Иными словами, Голодомор хотят представить лишь как своеобразный хозяйственный эксцесс, экономический просчет, приведший к незапланированным последствиям.
Такая логика не выдерживает мало-мальски серьезной критики. О том, что действия высокопоставленных коммунистических палачей не были случайными, а были хорошо осознанными, свидетельствует один очевидный факт. Когда стало ясно, что на Украине разразился широкомасштабный голод, коммунистическая власть не только не прекратила насильственный отъем у населения съестных припасов, но и, наоборот, все силы бросила на то, чтобы изолировать голодающие регионы от остальной части страны и, тем самым, сделать невозможным исход из них и даже обычную человеческую взаимопомощь.
Кроме того, даже если бы голод, действительно, был не самоцелью, а лишь следствием безудержного отъема продуктов, организованного большевистской властью в хозяйственных целях, это практически ничего не меняет. Это все равно не может оправдать коммунистическую систему, поскольку умершему от голода человеку все равно: решили ли его ограбить до смерти или же умертвить через ограбление.
Некоторые выводы
Первое. Лично для меня давно и со всей определенностью ясно, что Голодомор был. Голодомор – это  часть реальной истории нашей страны. Об этом свидетельствует как историческая память, которая передавалась в моей семье от поколения к поколению, так и данные объективных исследователей, в том числе российских и западных. Правда о Голодоморе находит все возрастающее признание и на международном уровне. Данное признание, в свою очередь, находит свое закрепление в политической и правовой сфере. 
Второе. Ясно также, что Голодомор стал возможен в условиях коммунистической системы с присущим ей тоталитаризмом, экономическим и политическим бесправием людей.
Третье. Голодомор был сознательно спланирован, организован и направляем вполне конкретной группой коммунистических главарей во главе со Сталиным. Этот факт был подтвержден не только многочисленными научными исследованиями, сохранившимися документами и живыми свидетелями, но и получил в Украине юридическую фиксацию в материалах досудебного следствия, проведенного в 2009 г. Главным следственным управлением СБУ и в постановлении Киевского Апелляционного суда от 13 января 2010 г.
Кроме того, вина коммунистов и коммунистического режима в организации Голодомора подтверждается не только юридически, но и исторически. Первой попыткой устроить своеобразную репетицию Голодомора можно считать т.н. продразверстку – систему государственного централизованного ограбления крестьян, организованную и опробованную при Ленине в 1918 г.
Испытав новые грабительские технологии поначалу на нескольких губерниях центра России, в 1919 г. коммунисты перенесли этот опыт на Украину и Белоруссию. Уже тогда украинское крестьянство первый раз почувствовало на своем горле цепкую леденящую хватку бесчеловечной системы.
Однако тогда, в 1919-1920 гг., организовать крупномасштабный голод «верным ленинцам» помешали два обстоятельства. Во-первых, еще не было всеохватывающей колхозной системы, облегчающей эксплуатацию крестьянства (обойти сто дворов и забрать продукты труднее, чем в один прием вывезти все из одного большого колхозного амбара). Во-вторых, власть коммунистической партии тогда была еще недостаточно прочной: наличие на Украине крупных крестьянско-казацких повстанческих соединений и белых армий создавали перспективу быстрой утраты территории. К 1932-1933 гг. эти препятствия на пути коммунистического террора были устранены: колхозная система только что создана, белые армии разбиты или вытеснены, а крестьянские восстания подавлены. Начатое в 1918 г. ограбление крестьянства было продолжено в гигантских масштабах через 15 лет. Как видно, почерк у коммунистов всегда один и тот же...
Четвертое. Голодомор, кроме многочисленных в количественном отношении человеческих жертв, привел к подрыву или ослаблению некоторых качественных характеристик нации. Отчуждение огромных масс людей от собственности и от результатов своего труда привело к отчуждению от гражданской организации, от экономической и политической самобытности, от своей истории и, наконец, от самой социальности, понимаемой как общественный, социальный уровень человеческого бытия. В результате господства коммунистической системы и организованного ею Голодомора, подорванной оказалась не только демографическая база Украинского народа, произошло не только насильственное разрушение естественного экономического уклада и социальных структур Украинского народа, но и ослабление национальной самоидентификации многих его представителей, отголоски и проявления чего мы продолжаем ощущать и по сей день.
Если сопоставить последствия Голодомора 1932 – 1933 гг. с международно-признанным определением геноцида, данным в Конвенции ООН 1948 г. («геноцид означает … акты, учиненные с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую»), то становится ясно, что события Голодомора 1932 - 1933 гг. подходят под международно-признанное определение геноцида.
И несколько вопросов к сегодняшнему дню
Выше я уже сказал о том, что и в мире, и в Украине процесс восстановления исторической памяти и справедливости в вопросе Голодомора продолжается. Вместе с тем следует заметить, что одновременно с этим процессом существует противоположный процесс, который проявляется в виде сопротивления первому. Интересно, что наибольшую остроту борьба этих двух процессов приобретает не где-нибудь, а именно в Украине, стране, народ которой жестоко пострадал от Голодомора и где, казалось бы, неосведомленных и сомневающихся людей должно быть меньше всего.
Это сопротивление исторической правде носит многоуровневый характер и наблюдается как среди некоторых представителей политической верхушки или местных властей , так и на низших ступенях существующей социальной лестницы, среди люмпенизированных обывателей.
Напомню лишь некоторые широко известные факты.
Имена коммунистических вождей, палачей украинского народа, по-прежнему носят многие улицы, проспекты, площади и районы городов Украины. Например, в настоящее время, на 23-м году украинской независимости, в моем родном городе Донецке на одной из центральных улиц до сих пор существуют таблички с фамилией сталинского подельника Постышева.
В независимой Украине, официально декларирующей свое стремление к Европе (Европе, осудившей и организаторов Голодомора, и коммунистический тоталитаризм в целом), до сих пор возвышаются многочисленные коммунистические памятники. Например, в центре Донецка есть циклопических размеров  памятник Ленина на одноименной площади. В городе также есть Ленинский проспект и Ленинский район, а также районы имени ряда других коммунистических вождей: Калинина, Кирова, Куйбышева, Ворошилова, Петровского, Буденного.
 Власти современной Украины не только не спешат избавляться от засилья коммунистической символики и памятников, но и сквозь пальцы смотрят на установку памятников Сталину (вспомним случай в Запорожье), чего не было даже в СССР после XX съезда компартии (!).  
СМИ сообщали, что 27 апреля 2010 г. президент Украины В. Янукович заявил, что массовый голод в 1930-х гг. нельзя считать геноцидом украинцев.
Недавно депутаты-коммунисты в Верховной Раде отказались почтить вставанием память жертв Голодомора. 
Кроме констатации этих фактов, хочу сказать, что у меня есть несколько вопросов ко дню сегодняшнему.
- Почему столь важная для украинской нации и государства тема получила должное внимание властей Украины лишь после Оранжевой революции, во время президентства В. Ющенко, а не сразу после провозглашения суверенитета и независимости Украины? Почему уже тогда, в начале девяностых, соответствующие украинские органы не начали следственные действия и не подавали в суд? Где же в этом смысле были первые два президента Украины - Л. Кравчук и Л. Кучма? Предпринимали ли они достаточные усилия для международного признания Голодомора в качестве геноцида?
- Почему В. Ющенко, хоть и усиливший внимание к теме Голодомора, не добился того, чтобы судебный процесс над организаторами Голодомора состоялся уже в первые годы его президентства, скажем, в 2006 – 2007 гг.? Почему Главное следственное управление СБУ возбудило уголовное дело только в 2009 г., а не раньше? А ведь СБУ находилось под контролем В. Ющенко как в силу т.н. президентской квоты, так и в силу подчиненности ему как Верховному Главнокомандующему, согласно Конституции.  
- Почему постановление Апелляционного суда Киева от 13 января 2010 г., признавшее (цитирую)  «бесспорными» (в оригинале: «беззаперечними») «доказательства того, что в 1932 -1933 годах» Сталин и ряд других коммунистических руководителей «организовали и совершили геноцид в Украине», практически никак не влияет на повседневную жизнь, например, в том плане, что не ускоряет процесс избавления от коммунистической символики? Почему в наши дни в Украине продолжается установка памятников палачу Украинского народа Сталину, а те, кто делает это, не привлекаются к ответственности? Более того: привлекаются к ответственности те, кто препятствует этому (!).
- Возможно ли, чтобы в современной Армении, например, были бы улицы имени тех, кто организовывал массовые убийства армян? А в Израиле возможна ли улица Гиммлера? Так почему возможна ул. Постышева в Украине, в Донецке? Интересно, есть ли еще где-то в мире государства, где в названиях улиц увековечены имена столь чудовищных негодяев?  - Что хотят сказать донецкие власти здешним горожанам и всей Украине, бережно сохраняя фамилии коммунистических вождей в названиях улиц, проспектов, площадей и районов? «Мы не уважаем погибших украинцев и представителей других наций»? «Мы остаемся коммунистами в душе и нам наплевать на страдания миллионов людей и на их память»? «Мы игнорируем выводы следственных органов и постановления судебных инстанций своей же страны»? Или же дело гораздо проще? Люди, озабоченные проблемами выживания и деморализованные коррупцией на всех этажах социальной лестницы, просто остались в массе своей глухими к голосу совести и к зову исторической справедливости? Управляемые вороватыми и беспринципными региональными князьками, местные общины вынуждены прозябать в плену коммунистических мифов…
Впрочем, как бы там ни было, мне ясно, что действующая власть и, шире, значительная часть т.н. элиты, все отчетливей демонстрируют признаки украинофобии и неокоммунизма, что закономерно толкает их в объятия кремлевских лилипутов. А поэтому решающая борьба украинцев за Украину еще впереди. Впереди и основные сражения этой борьбы. Какими они будут, сейчас сказать трудно. Но могу сказать следующее.
Во-первых, специфика этой борьбы за Украинскую державу заключается в том, что она будет вестись в условиях формального наличия державы. Это будет отличать национально-освободительную борьбу украинцев от борьбы других народов, стремящихся к независимости, но не имеющих пока даже номинальной государственности.
Во-вторых, национально-освободительная борьба украинцев должна быть крепко-накрепко связана с демократической идеей и идеей правового государства, и только демократическая республика должна быть ее целью. Поскольку олигархическое государство умирающей демократии мы уже имеем.
В-третьих, нынешний режим и олигархические партии любой расцветки будут всячески и изо всех сил противиться национально-демократическим стремлениям украинцев, и потому надежды на то, что в рамках этого режима и олигархической модели возможно реальное сближение с Европой и, тем более, переустройство жизни по европейским стандартам, иллюзорны и будут всегда испытывать крах.
В этой св


Комментарии
*
 
*
Публикуя данный комментарий, я соглашаюсь с тем, что несу полную ответственность за его соответствие законам Украины
Евгений Сытник 27.11.2013 18:35:03

ДОПОЛНЕНИЕ ОТ АВТОРА, ПОСКОЛЬКУ ТЕКСТ ПОМЕСТИЛСЯ НЕ ДО КОНЦА:

В этой связи умоляющие обращения ряда оппозиционных политиков и простых людей к В. Януковичу что-то «подписать» и тем самым войти в Европу, жалки, смешны и наивны.
И поэтому мы подходим к четвертому выводу: Без внутренней работы нации по демократическому переустройству Украины, без демонтажа главных коррупционных механизмов Украина никогда не будет частью семьи демократических наций.    
В-пятых, одними дискотеками на Майдане этот режим не убрать с пути прогресса и не сдвинуть с места ни на йоту. Исторический опыт других стран знает немало действенных методов мирной борьбы, например забастовки и всеобщая политическая стачка. Однако ручная, не имеющая широкой социальной базы и связанная с режимом оппозиция не хочет прибегать к этим мощным мерам, ограничиваясь лишь митингами и «дикими танцами» в нерабочее время с просьбой «подписать». Это - бесперспективный путь. Затягивание демократического переустройства Украины, отказ оппозиции от использования действенных мер борьбы, упование на монаршью милость Януковича или надежда на европейского дядю, который, дескать, сделает всю работу за нас, будут способствовать дальнейшему политическому разложению Украины и могут создать возможность распада страны.  Жизнь, как сказано в одном хорошем фильме, «найдет выход»…

Ответить     
Гость 28.11.2013 15:34:35

Евгений вы лично (как преподаватель) как относитесь к прогулу студентов занятий и студенческому шабашу на майдане?
По-моему студентам еще рано выдвигать требования к обществу, так как студент еще только получает от общества (образование), но еще ничего не принес полезного обществу в виде успешного применения, полученных в ВУЗах знаний, на практике (польза обществу в виде вылеченных доктором людей, построенных зданий, разработанных новых методологий и т.д.).
Человек должен что-то сделать, прежде чем что-то требовать.

Ответить     
Гостю 28.11.2013 15:01:30 28.11.2013 20:31:28

Что бы ни происходило в США (может, то что Вы пишете - правда) это не отменяет реальности Голодомора на Украине

Ответить     
Мікі 29.11.2013 17:45:08

п.Ситник, уважно Вас перечитав. Дуже і дуже приємно здивований тією кваліфікованою інформацією саме від донеччанина. Про Голодомор ("голодовку") я з малих років не раз чув в жахливих подробицях від бабусі, село якої розташоване у нас на Донеччині. Ви,- молодець.

Ответить     
Борис 01.12.2013 14:18:24

Дуже цікавий матеріал, я дізнався багато чого нового, насамперед про Конвенцію ООН 1948 р. Бо я особисто ніколи не читав її хоча знав, що вона існує. Взагалі вважаю що компартію проститутки Петра Симоненка, ідеологічного нащадка Леніна-Сталіна, треба ЗАКРИТИ ,як то було після ГКЧП з КПСС.
Авторові - моє шанування. До речі, і мій дідусь з Черкащини втратив підчас Голодоору восьмох членів родини.

Ответить     
Гость 13.01.2014 13:45:21

Реально интересно, особенно что при царе паспорт стоил всего 15 коп. А сейчас, в нэзалёжной? Сотни гривен, как минимум!

Ответить     


Последнее в блогах

Все блоги »