Вверх

ХРОМОЙ СЕЛЕЗЕНЬ ДЛЯ ХРОМОЙ УТКИ. Кто они, Юлины евроходатаи?
22.10.2013 16:09:57. Просмотрено 2347 раз. За сегодня — 0 раза.

 
    «…Видно, проклятая ведьма порядочно грехов наделала, что нечистая сила так за нее стоит».
   Н.В. Гоголь, «Вий»
 

Значительный сегмент эфирного времени продолжает сейчас занимать тема Юли. Точнее, ее возможного освобождения. Понятно, что столь пристальное внимание к персоне политически давно обанкротившейся деятельницы, долгие годы обитавшей на вершине украинского коррупционного Олимпа, вызвано не столько реальным значением ее личности на политической сцене, сколько увязкой вопроса освобождения с подписанием (или не подписанием) соглашения с ЕС на предстоящем в ноябре вильнюсском саммите.

Складывается впечатление, что для Евросоюза, этого престижного надгосударственного объединения с 500-миллионным населением, главное значение имеют не системные реформы по защите прав человека в Украине, а судьба одной особы с весьма небесспорными деяниями. Так, как сейчас, обычно торговались за выкуп именитого пленника представители тейпов в чеченских горах, но точно не европейские демократы.
Особую роль в увязке двух разноплановых вопросов играют некоторые известные европейские политики, которые, подобно жителям Подмосковья, проводящим в электричке почти половину своей безрадостной жизни, совершают регулярные поездки в Качановскую колонию и с такой же регулярностью говорят о необходимости освобождения Тимошенко. Здесь на слуху прежде всего имена Кокса и Квасьневского. Кроме того, некоторое время назад очень большую заинтересованность в освобождении Юли демонстрировала и официальная Москва. 
Человеку свойственно сострадание. Поэтому вольно или невольно, но усилиями некоторых политиков и телевидения у многих доверчивых украинцев в сознании формируется примитивная схема. Дескать, все, кто борется за освобождение Юли – это силы добра, т.е. белое и пушистое. А все, кто высказывает какие-либо сомнения – это силы зла, или плохие люди. Именно этот момент и побудил меня написать статью. Не желая исправлять ничьи политические взгляды, я лишь хочу помочь думающему читателю усомниться в примитивных схемах.
Прежде всего, предлагаю задаться вопросом: а кто же эти борцы за освобождение Юли, кто так примелькался украинскому телезрителю и участникам жидкого шоу-митинга у порога Качановской колонии? Кто они как люди, как политики, как граждане своих стран, наконец? Как к ним относятся их соотечественники? Предлагаю начать с самого именитого с точки зрения занимаемых им в прошлом должностей - Александра Квасьневского, бывшего президента Польши. Разговор о польских реалиях мне будет особенно приятен, поскольку я, занимаясь научной деятельностью в сфере экономики, время от времени бываю в Польше на различных конференциях и других мероприятиях, а также давно изучаю историю, экономику и политическую жизнь этой замечательной страны.

Квасьневский пан снова пьян…


Фигура А. Квасьневского окутана на его родине плотной завесой разнообразных скандалов. Начнем с относительно безобидных. Одним из типичных видов скандалов, в которые нередко попадает пан Квасьневский, является алкогольный скандал. Упомяну только парочку известных всей Польше случаев. В сентябре 1999 г. во время визита в Украину, а именно, в Харьков – в город, где от рук палачей из НКВД приняли смерть тысячи польских граждан – во время возложения цветов к памятнику замученным и убитым соотечественникам президент Квасьневский… еле держался на ногах.
Бесстрастные телекамеры фиксировали, как он, неестественно покачиваясь и характерно притормаживая, с трудом совершает протокольные процедуры. Тогда многие в Польше недоумевали по поводу причин странного поведения столь высокопоставленного лица, однако несколько лет спустя, в 2005-м, как писали СМИ, Квасьневский признал, что «был нетрезвым», и извинился за свое поведение.

Однако, извинившись, А. Квасьневский, судя по всему, не оставил свою вредную привычку злоупотреблять алкоголем, поскольку в 2007 г. снова погорел на этом, и опять в Украине  – в нетрезвом виде принялся читать лекцию студентам в Киевском Национальном университете им. Т. Шевченко. Ведущие польские каналы предъявили своим телезрителям несимпатичную телекартинку, где бывший президент явно не вяжет лыка. Многие польские политики и политологи тогда публично возмутились поведением экс-президента. «Такое поведение не служит формации, которую он возглавляет» - так дословно отозвался о том инциденте один из бывших премьер-министров Польши Юзеф Олексы, и при этом намекнул на некоторые особенности биографии Квасьневского (о биографии скажу чуть позже).
Впрочем, не обидел Квасьневский в плане пьяных историй не только Украину, но и нашу соседку - Беларусь. Так, однажды после совместной пирушки с гостеприимным белорусским бацькой, известным на Западе «врагом демократии», Квасьневский на глазах у изумленных журналистов попытался зайти в свой автомобиль через… багажник. Тогда многие в Польше, да и не только, сидя у телевизора, держались за животы, стараясь обуздать приступы хохота. 

Восхождения и провалы

Олек (так по-польски звучит уменьшительный вариант его имени) Квасьневский появился на свет в приличной семье врачей, перемещенных лиц из Литвы. Тогда, отделив от проигравшей войну Германии некоторые прибалтийские территории, Советы и союзная им «народная» Польша спешно заселяли их новыми жителями – в основном поляками, выселенными туда (от греха подальше?) из ряда советских республик. Квасьневский до сих пор любит литовскую кухню, а на разных встречах, как говорят знающие вопрос, всяким там коньякам и виски часто предпочитает русский напиток водку. Разбавляя ее, правда, грейпфрутовым соком…
Учился Олек в Гданьском университете, где сразу проявил себя в качестве инициативного организатора молодежного общения – такого, которое, конечно, дозволено «руководящей и направляющей». После окончания университета молодой активист вступил в тамошнюю компартию (ПОРП - Польская Объединенная Рабочая Партия), и с 1977 по 1981 г. занимал должности в Социалистическом союзе польских студентов (SZSP – что-то вроде нашего комсомола). Что характерно, Квасьневский, как и наш Кравчук, в коммунистические времена курировал идеологию.
Партия оценила старательного служаку: уже в 1985 г. он занял первый по-настоящему высокий пост – министра по делам молодежи в том самом коммунистическом правительстве, которое незадолго до этого, в декабре 1981 г., ввело в Польше военное положение, резко ограничившее права и свободы граждан.

В общем, пока лучшие сыны Польши, рискуя своей свободой и самой жизнью, боролись против коммунистического и просоветского режима генерала Войцеха Ярузельского или, хотя бы, просто его игнорировали, Олек записался в номенклатурщики и, понятное дело, был поставлен на соответствующее довольствие. Последнее обстоятельство чисто с материальной точки зрения было отнюдь не лишним в тогдашней Польше, где в результате трех десятилетий «рачительного» хозяйствования коммунистов полки магазинов совсем опустели. От наступления тотального дефицита не спасала даже отчаянная советская помощь, которая шла туда эшелонами, и усиленная номенклатурно-партийная пайка была совсем не лишней для молодой семьи Квасьневских (незадолго до военного положения, в 1979 г., Александр женился на своей подруге студенческих лет Иоланте).

Однако пайка пайкой, а социализм доживал в Польше последние годы. Борьба народа все-таки достигает результата, если народ сплочен, и, самое главное, знает, чего хочет - как поляки. Если на жителей России и Украины крах социализма свалился как нежданный и неприятный снег на голову (в глазах одних) или же был обретен как благо, как дар, открывающий новые возможности (в глазах других), то граждане Польши заслужили свою свободу и независимость в борьбе. Борьбе сознательной, длительной, бескомпромиссной и очень опасной. Поэтому понятно, что, когда к власти пришла «Солидарность», а ее признанный лидер и главный забастовщик страны Лех Валенса, наконец-то, стал президентом (в 1990 г., набрав почти три четверти голосов), с «красноперыми» особенно не церемонились. Конечно, их не подвергали самочинным расправам, но на карьере большинства из них можно было поставить жирную точку. Тридцатипятилетний коммунист Александр Квасьневский оказался, словно рыба, выброшенная на берег - вне привычного комфорта и кабинетного шика, к которому уже так привык. Много позже его супруга Иоланта признавалась: «Мы думали, что оказались на самом дне и уже не сможем оттуда выбраться»...
В те тяжелые для него и радостные для большинства поляков годы Олек выплыл во многом благодаря деньгам жены – она, недолго думая, занялась частным бизнесом, который в стране после ухода от власти коллег ее мужа уже разрешили. Небольшая фирмочка по торговле недвижимостью делала успехи и помогла супругам вновь обрести под ногами хоть какую-то почву. Впрочем, Олек тоже был парень не промах. Погоревав недолго над руинами прежнего порядка, он активно подключился к деятельности по перекрашиванию старого фасада севшей на мель ПОРП, и партия из «объединенной рабочей» вскоре стала вполне по-европейски называться «социал-демократической».

Неутомимый функционер Квасьневский вновь стал карабкаться к вершинам власти. Правильно оценив конъюнктуру, он, как прежде под русских, подлёг под новых геополитических хозяев, сделавшись истовым сторонником вступления в НАТО и в ЕС. Позже, когда он уже стал президентом, перехватив власть у постаревшего Валенсы, он горячо поддержал операцию НАТО в Югославии (1999 г.), вторжение США в Афганистан (2001 г.) и в Ирак (в 2003-м). К слову, польский контингент в Ираке был, пожалуй, самым многочисленным после американцев и, конечно, британцев, окопавшихся в Басре. Однако, по-настоящему масштабных заказов на реконструкцию послевоенного Ирака Польша так и не получила, несмотря на обильные обещания стратегических союзников… Но вернемся к концу президентства Валенсы. Строительство новой Польши было, понятно, делом не таким простым, как это представлялось многим. Реалии рыночной экономики несли с собой не только новые возможности и товарное изобилие, но также разочарования и безработицу, которая особенно сильно ударила по гданьским судоверфям – тем самым, где начиналось народное движение против власти партноменклатуры.

На этой почве у многих возникают ностальгические чувства по прежнему укладу жизни. Не исключение и Польша: общество, своим стойким сопротивлением свернувшее шею мировому коммунизму, после пяти лет президентства Леха Валенсы значительно качнулось влево. А здесь, на левом фланге, уже поджидал А. Квасьневский – с лозунгами «Польша для всех» и «Выберем будущее». В то же время, в стране было много и сторонников Валенсы. В итоге, на президентских выборах 1995 г. Квасьневский с небольшим перевесом (менее 52 % против 48,3 %), во втором туре выиграл выборы у Леха Валенсы. Впрочем, в поражении Валенсы был виноват не только ситуативный кризис либерально-рыночных идей, но и некоторые особенности личности престарелого лидера. Этот чудаковатый электрик, не расстававшийся с любимой отверткой даже в президентскую бытность, стал своеобразной карикатурой на самого себя десятилетней давности. В итоге он просто надоел многим полякам, которые подтрунивали и открыто смеялись над ним. Этим тоже объясняется победа Квасьневского: при другом лидере правых, более молодом и гибком, бывший коммунист не имел бы серьезных шансов.

Кроме того, Квасьневский, хоть во внутренней политике и позиционировал себя как левый политик и даже преемник традиций ПОРП, не стал сопротивляться исторически предопределенному движению Польши на Запад, и даже возглавил процесс. Именно при нем страна вступила в НАТО (1997 г.) и в ЕС (2004).   Этот консенсус левых и той части польского общества, которая всегда выступала за западный вектор в польской политике, а также ощутимый экономический рост, институциональные основы которого были заложены еще при Валенсе, позволили Квасьневскому выиграть и президентские выборы 2000 г. Польские правые снова на 5 лет остались без президентской власти. Однако в 2005 г. они, все же вернутся туда – но уже в лице Леха Качиньского...
В общем, европейская интеграция Польши, наверное, и была главным институциональным достижением президентства А. Квасьневского, многие же другие аспекты его правления выглядят не так парадно.  2005-й год стал тем пунктом, после которого политическая карьера Квасьневского пошла по нисходящей. Лишившись президентской власти, он и его очередной раз переформатированная политическая структура попытались вернуться в большую политику через парламент. Однако на досрочных парламентских выборах 2007 г. левые Квасьневского потерпели чувствительное поражение, набрав лишь 13 % голосов - намного меньше запланированных тридцати процентов.

Зря однопартийцы Кваса (так иногда в Польше неформально называют А. Квасьневского) рассчитывали на эффект от его деятельного личного участия в их раскрутке –своими агитационными выступлениями Квас, как отмечалось в СМИ, скорее, напортил соратникам и «создал больше проблем, чем преимуществ», поскольку нередко появлялся на важных мероприятиях подшофе и «был обвинен в алкоголизме».  С тех пор экс-президент, он же не вполне удачливый соискатель парламентских кресел и известный любитель горячительных напитков, в определенном смысле отошел от большой политики, оставшись кем-то вроде посла по особым поручениям для различных деликатных миссий на восток от европейских границ – от Украины до Средней Азии. На этом поприще он тоже несколько раз вляпался в громкие скандалы. 

 Получатель «диктаторских гонораров»?

Еще одним крупным скандалом с участием Квасьневского в главной роли, была история, когда польские журналисты обвинили его в небескорыстном лоббировании интересов режима Назарбаева - президента страны, которая, с точки зрения европейцев, выражаясь мягко, оставляет желать много лучшего в деле развития в ней демократии и защиты прав человека. Особенно если учесть, что Назарбаев бессменно правит Казахстаном еще с советских времен.
По мнению одной из влиятельных польских газет, Квасьневский продвигает интересы режима Назарбаева, а за это «получает серьезную финансовую поддержку для себя и для своих политических соратников». Интересной была в этой связи и неуклюжая реакция офиса Квасьневского: там сказали, что «Александр Квасьневский не обязан обнародовать размер вознаграждения», о котором говорили журналисты, тем самым косвенно как бы подтвердив сам факт его существования.
А еще раньше, а именно, в 2007 г., польская пресса обвиняла экс-президента Квасьневского и в содействии некоторым украинским олигархам в вопросах приобретения предприятий на территории Польши, а также в получении Фондом Квасьневского нескольких сотен тысяч долларов за подобные услуги. Если это правда, возникает резонный вопрос: с чего бы это лоббист олигархов и среднеазиатских автократов сделался пламенным сторонником «демократки» Юли?  


Президентство Квасьневского и тюрьмы ЦРУ

Интересно, что практически сразу после ухода Квасьневского с поста президента в Польше разгорелся крупный политический скандал с т.н. «секретными тюрьмами ЦРУ», а журналисты приводили доводы в пользу того, что Квасьневский допустил развертывание таких тюрем на территории Польши. В нарушение внутреннего законодательства и международных норм. По данным прессы и ряда правозащитников получалось, что людей бросали в такие тюрьмы без положенных в таких случаях юридических процедур, т.е. без суда и следствия в обычном понимании, а к заключенным нередко применялись жестокие пытки. Кстати, Квасьневскому так и не удалось привести опровержения, которые бы убедили людей в неправдивости всех этих публикаций.
И вот теперь этот экс-президент, при котором, по мнению многих, на территории его собственной страны работали нелегальные тюрьмы, вдруг в одночасье стал сторонником освобождения из-за решетки одной узницы, причем из соседней страны. А также стал ярым критиком пыток, которым якобы подвергали Ю. Тимошенко. Несколько странно, не правда ли?


Квасьневский - персона нон-грата. Причем, в самой Польше…


Кроме попоек и публичного нахождения в нетрезвом виде, Квасьневский замечен и в более предосудительных проступках. Например, после одной недостойной выходки, расцененной многими поляками как злобный выпад против Папы Римского Иоанна Павла II, Квасьневский был провозглашен персоной нон-грата на территории города Кракова. Это решение в 2000 г. большинством голосов одобрили депутаты городской Рады Кракова – органа местного самоуправления этого города. Наряду с Квасьневским, персоной нон-грата был объявлен также и Марек Сивец (кстати, еще один нынешний Юлин защитник, а тогда – шеф администрации президента Квасьневского и, по совместительству, непонятый юморист). Так зарвавшиеся шуты, выставляющие напоказ свой атеизм, получили моральную пощечину от Кракова – интеллектуальной столицы Польши, города Станислава Лема и древних польских королей… 
Конечно, запретить Квасьневскому перемещаться по территории своей страны, в том числе и совершать визиты в Краков, Rada Miasta юридически не могла. Но она вполне имела право не приветствовать его на краковской земле и отказать ему в торжественных приемах, что и было исполнено.

Всеобщая неприязнь к проштрафившемуся Квасу среди жителей Кракова была так велика, что даже президент города (prezydent miasta, по-нашему – городской голова, мэр) Анджей Голась публично заявил, что не подаст Квасьневскому руки и не будет появляться на тех мероприятиях, где будет появляться Квасьневский. Кстати, мэр Кракова сдержал данное им слово: он не явился на очень важное мероприятие - празднование 600-летия старейшего польского вуза - Ягеллонского университета. Именно потому, что туда приехал Квасьневский…
В общем, уже после тех событий о Квасьневском можно было говорить как о «хромой утке» - так в американской политологической традиции принято называть политиков, которые, несмотря на то, что продолжают сохранять какие-то посты и влияние, имеют весьма низкий или сильно подорванный авторитет в глазах сограждан. Теперь же, после этого и всех других скандалов, А. Квасьневский тем более является «хромой уткой» польской политики. Или, если угодно, хромым «селезнем». И теперь этот хромой селезень зачастил в Украину, на выручку знаменитой качановской заключенной…  


Вместо послесловия. Справедливо ли, что Юля сидит?

Автор этих строк – не сторонник режима Януковича. Этот вывод можно сделать, если хотя бы прочесть мои публикации предыдущих десяти лет, в т.ч. и совсем недавние на «Острове». Скажу больше: осенью 2004 г. я участвовал в Оранжевой революции, принимал участие в митингах на киевском Майдане, думая, что, наконец-то с коррупцией и бесправием людей в нашей стране будет покончено.
Однако коррупционеры разных сфер деятельности – от образования и медицины до судов и госуправления - преспокойно продолжали свою деятельность и исправно получали награды и при Юлии Тимошенко, находившейся на самой вершине исполнительной власти. Да, именно на самой вершине, потому что согласно Конституции именно премьер-министр является главой исполнительной власти в нашей стране.
В результате более чем двухлетнего правления (половина 2005-го, конец 2007 – начало 2010 гг.) Юлия Тимошенко и ее команда не смогли так реформировать Украину, чтобы человек мог надеяться на справедливое к себе отношение судов и милиции, прокуратуры и налоговой. Беспечно катаясь на коньках, небескорыстно принимая в свою фракцию тех, кто потом станет «тушками», дружа с олигархами и ежедневно меняя дорогие платья и сумочки, Юлия Владимировна, вероятно, полагала, что беды и несправедливости нереформированной Украины будут касаться только простых людей – т.н. «маленьких украинцев». Но по логике истории и по ее высшей справедливости, Юля и некоторые ее соратники сами попали в жернова той системы, в которой они раньше припеваючи жили и обогащались, и к созданию которой сами приложили руку.

И поэтому, вполне признавая все недостатки нынешнего украинского право- или, точнее, кривосудия, понимая его фактическую зависимость от президентской вертикали, допуская ангажированность тех или иных судей, выносящих обвинительные приговоры, я считаю, что Юля, по большому счету, сидит за дело – сидит, как минимум, в наказание за то, что не смогла ни сломать, ни реформировать человеконенавистническую систему, за то, что оставила после себя такого правоохранительного и бюрократического монстра, который легко сокрушает любого неугодного.   

Кроме того, я давно убежден, что, чем быстрее уйдут в политическое небытие и будут выброшены на свалку истории такие политические и моральные банкроты, как Юлия Тимошенко и Виктор Ющенко (впрочем, этот второй там уже, судя по всему, находится довольно давно), тем быстрее возникнет украинское гражданское общество. И тем быстрее будут созданы эффективные механизмы защиты прав человека в Украине.
Поэтому старания хромых селезней, вроде А. Квасьневского, по вытягиванию сомнительных деятелей из-за вполне заслуженной ими решетки, служат какому угодно делу, но только не делу демократии и прав человека.





Фото с польского интернет-ресурса http://www.se.pl/pijany-kwasniewski,273673/