Вверх

"Правосудие" на службе у Семьи
19.07.2012 17:03:48. Просмотрено 810 раз. За сегодня — 0 раз.

О том, что мстительность у «донецких» возведена в ранг основного пацанского правила можно написать отдельное исследование. Возможно, когда-нибудь я сделаю это.  Материала уже достаточно: Юля, Юра, Костя Лавров… К этому перечню можно добавить еще одного человека, который  в  недобрую годину перешел дорогу родственнику члена «Семьи» - кузену главы Нацбанка Украины Сергея Арбузова. Встреча оказалось трагической  для обоих. Один оказался в гробу, другого осудили к пожизненному заключению, хотя убийство явно похоже на самозащиту.
В этом посте я хочу сохранить для истории письмо матери осужденного за умышленное убийство брата главы НБУ,  профессора Зинаиды Коровиной. Жестокость приговора суда поражает. Особенно после того, как в Донецке был оправдан судом Гиви Немсадзе, обвиненный ранее в жестоком  убийстве 52 человек…

«Ворошиловский районный суд г.Донецка 09.02.2012г. приговорил моего сына, Игольникова А. (1962 г.р.) за убийство Сливного Г. к пожизненному заключению с взысканием с него 500000 грн. в пользу жены Сливного Г. за моральный ущерб, что означает выплату алиментов на детей погибшего за 62,5 года их жизни. Чтобы вынести противозаконный приговор суд инкриминировал Игольникову А. умышленное убийство с особой жестокостью, лица выполнявшего общественный долг, то есть те преступления, которые он не мог совершить из-за отсутствия причин, мотива, характерных признаков, доказательной базы, а также времени для их осуществления.

Фактически убийство произошло спонтанно в обоюдной драке по инициативе убитого, в которой Игольников А. вынужден был защищаться от более молодого и физически сильного Сливного Г., рядом с которым находились трое его приятелей, слесарей-сантехников ЖЭУ №3. И единственный случайный его удар в грудь Сливному Г. в порядке самозащиты оказался смертельным. За убийство в драке в порядке самозащиты в соответствии с Уголовным Кодексом обычно приговаривают виновного к 3-5 годам лишения свободы. Приговор о пожизненном заключении тяжелобольного Игольникова А. является не только противоправным, но и преступным.

Судебная практика Украины свидетельствует о том, что к пожизненному заключению приговаривают редко и только маньяков, рецидивистов, групповых и жестоких убийц, которые заранее планируют преступление и убивают с особой циничностью, дерзостью и издеваются над еще живым человеком в течение длительного времени. Игольников А. не судим, преступление совершил впервые, в драке, в порядке самообороны. Игольников А. – состоявшийся специалист, хороший семьянин, тяжело болел и лечился. Убивать и даже драться в ЖЭУ Игольников А. ни с кем не собирался, Сливного Г. он встретил впервые, никаких претензий к нему не имел. Он пришел в ЖЭУ №3 для получения акта о затоплении его квартиры слесарями ЖЭУ №3, чтобы возместить значительный материальный ущерб от затопления. Сливной Г. пришел в ЖЭУ №3 к приятелям-слесарям по неизвестным причинам. Он сверхактивно вступал в драки и участвовал в силовых методах принуждения Игольникова А. к отказу от возмещения значительно ущерба от затопления квартиры.

С помощью прессы (интернет, газеты, ТВ) бытовая драка и убийство при самообороне были искусственно превращены в громкое дело и резонансное преступление. Через день после трагедии на базе брифинга в горуправлении МВД г.Донецка в прессу была запущена массовая, лживая и истеричная, но хорошо организованная пиаркомпания о «жутких» подробностях жестокого убийства «простого водителя» Сливного Г. «богачом» Игольниковым А., который фактически был наемным служащим в ОАО и капиталов не имел. Ни одно из указанных в прессе унизительных для Игольникова А. оскорблений и обвинений, кроме самого факта гибели Сливного Г. на суде не было подтверждено. И это логично. На месте драки не было ни журналистов, на милиционеров. Последние приехали позже. Следует подчеркнуть, что сразу после трагедии, задолго до следствия и суда, в прессе была неоднократно обнародована мера вины и срок наказания – умышленное убийство и пожизненный срок заключения, которые через полгода были точно продублированы Ворошиловским райсудом г.Донецка и через 8 месяцев Апелляционным судом Донецкой области. Особое внимание в прессе было уделено наличию родственной связи Сливного Г. с главой НБУ Арбузовым С. (двоюродный брат). Высокое родство убитого, как бы предопределяло неизбежность пожизненного заключения Игольникову А. вне зависимости от состава и тяжести его преступления. Использование административного ресурса Арбузовых позволяет вышестоящим органам не отвечать или не рассматривать по существу жалобы и заявления матери Игольникова А.

Чтобы навечно посадить моего сына в тюрьму, а семью ограбить, следствие и суд совершили ряд противоправных подмен. Одним из основных является сокрытие и исключение из расследования и уголовного дела ключевой причины (и мотива) трагедии и убийства. Ею является конфликт между ЖЭУ и семьей Игольниковых по поводу затопления их квартиры слесарями ЖЭУ. Затопление было таким масштабным, что вещи в квартире плавали в воде и был нанесен значительный материальный ущерб, который должны были возместить при предъявлении акта о затоплении квартиры. Но возмещать ущерб, а, следовательно, выдавать акт о затоплении в ЖЭУ № 3 категорически отказались. Для принуждения семьи Игольниковых к отказу от требований выдать акт для возмещения ущерба были использованы разные приемы, в том числе: информационная травля семьи и ее запугивание, избиение Игольникова А. 

Вместо указанной выше реальной и скрытой причины трагедии и убийства следствие и суд выдумали другую ложную причину – конфликт между диспетчером-пенсонеркой ЖЭУ №3 и Игольниковым А. По словам диспетчера. Игольников А. вбежал (ворвался) в ЖЭУ №3 и стал без причин ее бить. За нее якобы заступился Сливной Г. и за что был убит Игольниковым А. Это было чистым вымыслым, потому что скандал и первая драка, организованные диспетчером, были в помещении ЖЭУ, а вторая драка, в которой погиб Сливной Г., происходила позже на улице, где диспетчера не было, она была в помещении ЖЭУ. На улице со Сливным Г. были только трое его приятелей слесарей, которые ни в чьей защите не нуждались. Однако, показания диспетчера ЖЭУ были единственными, на базе которых было построено обвинительное заключение по умышленному убийству Сливного Г. с особой жестокостью и вынесен приговор о пожизненном заключении Игольникова А.


Показания диспетчера не только менялись от допроса к допросу, но и не имели доказательной базы, они никоим образом не могли служить сколько-нибудь объективным основанием для пожизненного заключения. Это очевидно на базе сопоставления ее показаний в разные дни допроса. В частности, в день убийства при доследственной проверке 18.07.2011 г. диспетчер вообще не упоминала ни о каких побоях. В тот же вечер при допросе в качестве свидетелея (18.07.2011 г.) Удовиченко Л. также не указывала ни на какое физическое насилие со стороны Игольникова А. с использованием предмета – металлической трубы. На вопрос следователя о наличии в руках Игольникова А. предмета для нанесения телесных повреждений она ответила, что мужчина ее толкнул, но ножа или другого предмета она не видела. Но 20.07.2011 г. Удовиченко Л. показала, что ее били руками по голове. А вот 31.07.2011 г., уже не как свидетель, а как потерпевшая, она показала, что Игольников А. вбежал в помещение ЖЭУ, схватил ее одной рукой за левое предплечье, второй схватил за волосы и силой толкнул в стену. Потом Игольников А. наносил ей удары по голове. Непонятно, как Игольников А. наносил удары по голове, если обе руки уже были заняты. Показания диспетчера о ее избиении Игольниковым А. не видел и не подтвердил ни один из свидетелей. При допросе в суде диспетчер утверждала, что Игольников А. бил ее по голове чем-то тяжелым. Судебно-медицинская экспертиза засвидетельствовала полное отсутствие на теле диспетчера видимых телесных повреждений от побоев.

Чтобы направить судебный процесс по ложному пути, следствие и суд также сосредоточили внимание на второстепенных обстоятельствах и факторах скандала и первой драки, т.е. на предварительной подготовке предмета для нанесения телесных повреждений, на хулиганстве и нахождении Игольникова А. в состоянии алкогольного опьянения. Но ни один из этих факторов не имеет ни документальных, ни свидетельских доказательств. В то же время не расследованы целый ряд событий и фактов, которые могли оказать влияние на достоверность судебных решений. Так следствие и суд привлекли к расследованию только зависимых от виновника конфликта – ЖЭУ №3 свидетелей: диспетчера и слесарей. Между тем, диспетчер является основным виновником в отказе выдачи акта о затоплении квартиры и в организации скандала и первой драки. Не был привлечен ни один независимый свидетель: жители дома, наблюдавшие из окон за дракой, прохожие. Не проверена цель прихода в ЖЭУ № 3 Сливного Г. и его активное участие в драках и др.

Я обращаюсь к честным правоохранителям и журналистам, помогите восстановить справедливость и закон. Мой сын виноват в том, что по его вине погиб человек, но он вынужден был защищаться. Он должен быть наказан, но по закону, а не по злому умыслу, уверивших в свою вседозволенность олигархов и судей.

Мать Антона Игольникова, участник ВОВ,
доктор экономических наук, профессор,
жертва политических репрессий, 1928 г.р. Зинаида Коровина 


Комментарии
*
 
*
Публикуя данный комментарий, я соглашаюсь с тем, что несу полную ответственность за его соответствие законам Украины
Гость 20.07.2012 10:30:39

И как от такого защищаться? У меня нет идей smile:(

Ответить     
Гость 28.07.2012 14:27:04

Вот после такого и живи в Украине!!!! Ни правосудия, ни защиты! За что парня осудили? Мало того, что приговорили к пожизненному, так еще материально наказали! Выходит двойное наказание за одно преступление?!А преступление не преднамеренное и заранее не спланированное!!!!А причем его семья, у них что, групповое убийство было или действующая "банда"? Так называемое "правосудие" Украины правильно бы судили настоящих убийц, а не работало под "ЗАКАЗ"!!!!!!!!!!

Ответить     

Последнее в блогах