Вверх

Хроники моего Плена_ Выводы!_ "Ужас! Ужас!"
28.07.2014 18:19:40. Просмотрено 18826 раз. За сегодня — 0 раз.

Предисловие здесь: Хроники моего Плена. Предисловие


  Предупреждение:
  Многие аспекты явились неприятным откровением для меня самого.
  Я увидел немало ПОРЯДОЧНЫХ, даже ДОБРЫХ, но ЗАБЛУДИВШИХСЯ ЛЮДЕЙ!!!
  Однако, это ни в коей мере не поколебало моей проукраинской позиции.
  Скорее, ужаснуло и окончательно убедило в том, что это – ВОЙНА!
 
 
  В целом по настроению-мотивации ополченцев можно разбить на две мегакатегории (с индивидуальной степенью сочетаемости-доминирования):
- ФАНАТИКи или «идейные» борцы - чаще против «укров», чем за новоРоссию;
- ЛУЗЕРы или несостоявшиеся материально-социально при украинской власти индивидуумы, стремящиеся наверстать упущенное оружием («Винтовка рождает власть»).
 
  Едва ли не самым большим и неприятным (объясню ниже!) откровением для меня явился накал фанатичности среди ополченцев. Именно искреннего фанатизма и убежденности в правильности своих поступков и выборе «стороны»!
«Мы – русские! Киев – бандеровско-фашистский! Европа – геи и проститутки! Москва – нам рада и поможет!» Часто к этим аксиомам добавлялись религиозно-православный подтекст с соответствующей (неприемлемой для православия!) нетерпимостью к иным верованиям и пестуемый российскими СМИ страх перед «геноцидом Донбасса» (варианты: от «мертвой зоны», вследствие добычи сланцевого газа и мегакладбища радиоактивных отходов до массового истребления-изгнания русскоязычного населения Донбасса «западенцами»).
 
  Российского военнослужащего – который сам признал, что он – офицер вооруженных сил РФ, выполняющий в Славянске «задание» - я встретил лишь однажды. Причем, он сообщил мне, что на почти 2500 ополчение Славянска – штатных вояк армии РФ – всего несколько десятков. Остальные – реально до 400-500 человек – добровольцы граждане РФ, за свой счет прибывшие бороться с «киевской хунтой» за «русскую идею»! В истинности данных фактов у меня позже была возможность убедиться. Так, я общался с прибывшим из Зауралья, оставившим там семью, добровольцем-русофилом. Пересекся и с покинувшим Москву 21-летним студентом, который был готов к тому, что, если к сентябрю ополчение не победит – он не вернется в университет, а продолжит праведную борьбу на Донбассе. И все это в пределах только одного взвода.
 
  Очень силен элемент фанатизма и у ополченцев с территории Украины. В основном, разумеется, это жители Славянска и окрестностей. Но немало и приезжих. Так я достоверно знаю, что, по крайней мере, около 30 добровольцев – мои земляки из Енакиево. Встречался с добровольцами из Донецка, Макеевки, Луганска… Один луганчанин, фельдшер по образованию, особенно поразил: жена дома с полугодовалым ребенком, живут на детское пособие, а он добровольцем приехал на передовую в Славянск. Еще один - 25-летний шахтер из Антрацита: отец двух малолетних детей. Семью оставил на попечении старшего брата – сам воюет «за правду».
 
  Причем, большинство ополченцев осознают всю грозящую им на передовой опасность: так, один из едва перешагнувших 20-летний рубеж ополченцев, житель Луганщины, спокойно рассказывал, что в первый же день его прибытия в Славянск (конец мая), его в составе группы из 5 человек после короткого инструктажа наспех снарядили и отправили на передовую. В течение недели из группы в живых остались двое…На день моего общения с ним он сменил уже третью группу…
 
  Отдельную, не доминирующую, но весьма многочисленную категорию составляют «обиженные страдальцы». Это, в большинстве своем, местные жители, у которых в результате бомбежек уничтожено недвижимое имущество – дом, реже – квартира. Признаться, особой идейности у нескольких представителей данной группы я не увидел: скорее чисто человеческая обида на «укров» за потерянное имущество, подогреваемая антиукраинской пропагандой (единственный на блокпосту телевизор транслировал лишь российские каналы) – и самовнушение о собственном страдальчестве за «русскую правду». Особенно «зацепил» замкомвзвода – 30-летний отец троих детей. У него в ходе одной бомбежки разбомбили и дом, и школу, в которой учились дети. Обида – тотальная обида… Я видел, как он плакал над пристреленной взбесившейся овчаркой, и видел, как он самозабвенно палил из автомата в низколетящий истребитель («надо знать, куда стрелять – тогда можно и сбить!») Но, ИМХО, именно среди данной прослойки ополчения вполне можно вести разъяснительную работу – идейных фанатиков здесь единицы.
 
  Должен отметить, что был неприятно поражен отсутствием материальной составляющей – оплату ополченцы, во всяком случае, те несколько десятков, с которыми я непосредственно пересекся – получали мизерную. Так 5 июля, когда батальон уже «сбежал»-«оперативно передислоцировался» в Краматорск – впервые за месяц (склонен верить!) ополченцам выдали по 1500 гривень. Взводные командиры получили прибавку – 500 гривень. Хотя, пара челов возмущались, что, дескать, знают, что донецким ополченцам, которые на передовой не сидят, а только машины досматривают – платят по 5000 грю в месяц… Но это всего лишь пара возмутившихся из десятков молчавших…
 
  Несколько слов о ЛУЗЕРах.
 В массе своей, это, около«криминальный» элемент социума: судимые, полунищие, безработные… Они чаще всего и попадают на неделю-месяц в штрафбат за мародерство, мордобой, пьянку… Надо сказать, что с наркоманами особо строги: их лишают документов и оружия и изгоняют из отряда: если не «исчез» и попадешься, мародерствуя или побираясь, своим – могут и пристрелить, попадешься «украм» - те пристрелят (во всяком случае, так рассказывают)… Впрочем, и среди лузеров элемент фанатизма – русскофильства – весьма силен. Думаю, это нередко психологическая самозащита для оправдания участия в войне. Хотя, иные из представителей криминалитета и не скрывают, что для них: война – мать родна! Так, некий трижды судимый 40+ комотделения открыто заявлял, что когда Новороссы победят Киев, он вернется к любимому «медвежатническому» криминальному ремеслу!
 
  Реально помогавших ополчению местных жителей – на весь Славянск – максимум несколько сотен. Это, не считая непосредственно записавшихся в ополчение. Добровольную трудовую повинность иные несли, чтобы хоть что-то получить с ополченческого стола: на блокпосту столкнулся в двумя местными мужичками, которые помогали строить блиндажи в обмен на питание для своих семей. Но большинство – искренне-сочувствующие: несколько женщин регулярно приносили собственных кур, уток… одежду мужей-братьев… готовили, стирали… Это – ближе к передовой (Семеновка, Черевковка…). В самом же Славянске основную матпомощь оказывали сочувствующие иногородние волонтеры: регулярно приходили фургоны и микроавтобусы с едой, медикаментами, одеждой… Причем, иные из иногородних волонтеров отнюдь не были идейными фанатами Новороссии и антиукраинцами: так, на второй день принудительных работ при Славянской горбольнице я столкнулся с молодым макеевчанином, взахлеб описывающим, какое это приключение(!) – везти в осажденный город еду и лекарства. На тот момент я ещё не был в окопах под почти постоянным обстрелом… Надеюсь, и он не побывает…
 
   Видел я и 15-летнего паренька с автоматом: как мне сказали, он потерял семью под артобстрелом и его взяли в качестве «сына роты». Жалею, что не поговорил с ним… Хотя, что я, собственно, мог ему сказать!?...
  Видел и несколько супружеских пар. Особенно запомнилась одна: при переброске из Краматорска в Донецк 5 июля – 45-летний отец с пулеметом на коленях сидел на выходе из автобуса, а жена – тоже с автоматом, периодически подавала ему пирожки и воду. Здесь же примостился их 15-летний сын, которого родители забрали из Славянска. Когда автобус заглох посреди раскаленной степи, паренек сбегал куда-то за водой и охладил двигатель… Всю дорогу отец травил анекдоты и родители обсуждали «кем сын хочет быть»… А ведь колонну в любой момент могли разбомбить…
 
  Для многих добровольцев война стала символом и целью – и это ужасно!
  Для многих ополченцев война стала бытом – и это страшнее всего!
 
  МИР НАМ!!!