Вверх

Нано и биотехнологии в Украине. Миф или реальность?
31.08.2015 02:02:41. Просмотрено 4714 раз. За сегодня — 4 раз.

В Киевском Пресс-центре Украинской Общественной палаты 29 августа 2015 г.   прошел 1-й Международный Форум «Медицина будущего». С украинской стороны в работе Форума принимали участие делегаты: Научно-исследовательского института экспериментальной медицины, Благотворительного Фонда «Медицина будущего», Организации работодателей средних и малых предприятий Украины, ООО «Эверест-Трейдинг», ПКФ "Луч-2",         НПФ «Меддиагностика», ООО «Медприбор», Института массовой коммуникации, Союза профессиональных журналистов Украины и другие. Среди зарубежных делегатов Форума принимали участие представители науки, медицины и общественности: Польши, Литвы, Израиля, Белоруссии, Узбекистана. Актуальность этого мероприятия вызвана тем, что новые разработки в нано и биотехнологиях готовят прорыв в области  медицины на уровне революции. При этом конечный продукт будет иметь коммерческую прибыль, низкую себестоимость и минимум побочных эффектов, что не маловажно в век глобализации на фоне мирового кризиса. Положительный резонанс в участников Форума вызвал реализуемый Проект НИИ экспериментальной медицины, инвестором которого выступает БФ «Медицина будущего». Этот Международный Проект направлен на получение и переработку ядов (змей, скорпионов и других субстанций и токсинов животного и растительного происхождения) в конечный фармакологический продукт (об этом более детально будет рассказано ниже). Так же в планы Проекта входит создание Международного научно-экспериментального Центра по изучению влияния всех этих ядов, субстанций и токсинов на организм человека. В реализации этого проекта принимают участие помимо украинской стороны, представители науки и медицины стран Средней Азии и Европы. В перспективы он будет расширен и в нем примут участие  страны Северной и Латинской  Америки, Центральной Азии и Африки. Одной из  целей Форума было активизировать научные разработки в  области нано и биотехнологий через конвергенцию наук и технологий.
 Среди участников в ходе дискуссии широко обсуждалась тема о том, как трансформировалась наука, менялась её парадигма по мере развития цивилизации и как новая научно-технологическая ситуация должна обеспечить прорывное развитие человечества в 21 веке. Речь шла о конвергенции-объединении, взаимопроникновении наук и технологий. Этот новый научно-технологический уклад базируется на так называемых НБИК-технологиях, где Н-это нано, Б-био, И- информационные технологии, К-когнитивные технологии, основанные на изучении сознания, поведения живых существ, и человека в первую очередь. Суть этого направления в том, что мы технологически должны стать частью природы, жить за счет принципиально новых, неистощимых ресурсов и технологий, созданных по образу живой природы, но с использованием самых совершенных технологических достижений, особенно в медицине. И сегодня человечество подошло к этому в плотную. Чему и был посвящен проводимый в Киеве Форум «Медицина будущего». Как отметили участники Форума- «нанотехнологии уже прочно вошли в нашу жизнь, в основном понятие нано связывают с аэрокосмическими и электронными производствами. В медицине также ведутся разработки в этой области.
Наномедицина-одно из приоритетных направлений в современной медицине…»
 Для успешного лечений необходимо диагностировать заболевание на самой ранней стадии. Врачам в этом направлении помогают магнитные наночастицы, которые имеют кристаллическое ядро из оксида железа. Магнитные частицы вводятся в организм человека, защитные клетки-макрофаги захватывают инородные тела, тем самым делая себя «меченными».
Макрофаги не могут переварить наночастицы, в результате продолжают передвигаться вместе с ней. Таким образом, в случае появления опухоли или воспаления, макрофаги устремляются в больную область для борьбы с инфекцией или бактериями. У врачей появляется быстрая возможность при помощи МРТ обнаружить область большого скопления наночастиц и начать лечение воспаленных частиц на самой ранней стадии.
Создание нанороботов становится одним из перспективных направлений в современной медицине. Они считаются своеобразными нанодокторами и будут перемещаться внутри сосудов и клеток по всему организму. При этом будут устранять различные неисправности в клетках и производить чистку сосудов. Для достижения поставленной цели необходимо глубокое изучение клетки. Все клетки можно сравнить с большим городом, в котором заводы производят органические соединения, в том числе и белок. Эти «заводы» соединены сложнейшей системой дорог – актиновыми нитями. Таким образом, каждая молекула, попадая в клетку, попадает на нужную ей дорогу и направляется в определенное место. Разобравшись с принципом работы внутриклеточных путей, врачи смогут использовать их для точечной доставки лекарств. Такой способ доставки препарата снижает побочное действие от лекарств, которое оказывает прием традиционных таблеток и капсул.
 Достижения в области физико-химической биологии и биотехнологии заложили основы новой медицины. Современная биотехнология революционизирует медицинскую науку. Она создает технологическую платформу для открытия и производства лекарств, разработки новых видов и методов лечения, вакцин и диагностических методов в медицине. Следует заметить, что около 90% всех приложений биотехнологии относится к медицине и здравоохранению. Стремительно развиваются новые методы диагностики труднодиагностируемых заболеваний и устойчивых к воздействию антибиотиков микроорганизмов.
По прогнозам исследователей в скором времени наиболее распространенные генетические заболевания будут диагностироваться при помощи тестов, созданных на основе биотехнологий. Ведутся биотехнологические разработки новых методов лечения на основе генной и клеточной терапии. Одной из наиболее активно развивающихся областей на стыке медицины и биологии является именно генная терапия. Генная терапия - это многообещающая биотехнология, которая использует гены как лекарства для лечения пациентов. Целью генной терапии является доставка в организм человека генетических инструкций и производство терапевтических белков в течение длительного периода времени. При клеточной терапии, состарившиеся и больные клетки теоретически могут быть заменены новыми здоровыми клетками. Многие виды рака, а также генетические и нейродегенеративные заболевания, такие, как болезнь Альцгеймера и Паркинсона, являются потенциальными кандидатами на генную и клеточную терапию. Лучшая интерпретация человеческого генетического кода и понимание того, как гены регулируют биологические процессы, позволит понять, какие изменения и ошибки в генетическом коде могут приводить к нарушению молекулярных процессов и развитию заболеваний. Это, в свою очередь, приведет к разработке лекарственных средств, действие которых будет направленно на устранение причины заболевания, а не только на коррекцию симптомов. Фармакология уже получила множество ранее недоступных возможностей благодаря открытию новых генов и их белковых продуктов, что ведет к возникновению нового поколения лекарств с высокой избирательностью действия и малой токсичностью.
Сегодня медицинская биотехнология усиленно развивается во всем мире, в некоторых странах, например, Японии, биотехнология объявлена «стратегической индустрией», а в других, Израиле, входит в число научных направлений с указанием «национальный приоритет». В недалеком будущем, может и Украина внесет это направление развития научной медицины в свой Национальный приоритет. Ведь здоровые люди –это фундамент успешного государства.
 Преобразование социальной действительности с помощью биотехнологий, вторжение в эволюцию жизни может создать угрозу существованию человека. Поэтому в самой деятельности появляются элементы должного, несущие ценносто-ориентированную нагрузку, которые должны если не предупредить полностью, то свести к минимуму неизбежные и серьезные отрицательные последствия бурного биологического прогресса. Абсолютно очевидна рискованность в части социальных аспектов развития биотехнологий: безопасности, проблем биоэтики, моральной ответственности ученых в современном мире. Актуальными становятся главные проблемы биотехнологий в медицине, связанные с вопросами биоэтики и биобезопасности, разрешение которых должно обеспечить безопасность всего биотехнологического прогресса! Вот соображение по данному поводу: силы, высвобождаемые биомедицинской наукой биотехнологиями, могут быть использованы в не терапевтических или низменных целях и приводить в итоге к разрушительным последствиям, в связи с чем появляются возможные угрозы для безопасности  жизни, свободы и даже для самой человеческой природы.
Эти силы могут быть применены как инструменты биотерроризма (например, генетически измененные бактерии, стойкие к лекарственным воздействиям, или препараты, стирающие память, а так же те препараты производные которых состоят на основе разного рода ядов, токсинов  и т.д.); как агенты социального контроля (например, медикаменты для усмирения хулиганов или блокировки рождаемости у лиц, получающих государственное пособие); как средства, предназначенные для улучшения или усовершенствования тел и умов как нас, так и наших детей (например, развитые путем генетической инженерии сверхмускулы или препараты, улучшающие память).
 Исторически сложилось, что наше восприятие этических проблем и правил поведения изменялось с изменением и взрослением нашей цивилизации. Биотехнология уже с давних пор сталкивается с этическими проблемами, так как может изменить саму сущность жизни. Возможно, было бы очень удобно занять позицию, согласно которой манипулировать генами неправильно и опасно, однако эта позиция больше не является конструктивной, потому что развитие науки остановить практически невозможно. Обсуждение затрагивает целый ряд проблем, включающих, например, возможности биотехнологии, направленные на увеличение продолжительности жизни человека и решение, таким образом, демографических проблем. Также широко поднимаются и обсуждаются вопросы, касающиеся возможности использования технологии создания детей по заказу («baby engineering»). Обсуждаются вопросы об использовании мышечных стволовых клеток для создания суператлетов. Определенные исследования показали, что на мышах это срабатывает. Отбор зародышей по половому признаку в настоящее время является реальностью, а в состоянии ли биотехнологии кардинально изменить соотношение полов во всем мире?
То, что казалось в медицинской практике фантастическим вчера, уже сегодня постепенно внедряется в реальную жизнь. Объективно можно констатировать, что инновации генных, информационных и иных технологий потенциально обладают уникальной возможностью победоносно воздействовать на многие болезни современности, целенаправленно вносить требуемые коррективы в геном человека, значительно увеличивать продолжительность жизни, восстанавливать или заменять стареющие органы на новые в рамках регенеративной медицины, вести беременность вне стенок утробы матери, дистанционно консультировать, обследовать, оперировать пациентов и наблюдать за состоянием их здоровья в режиме online и многое другое, что сложно было прогнозировать буквально ещё несколько десятилетий назад.
Говоря о медицинской биотехнологии, нельзя не отметить её исключительный вклад в борьбу со старением, что стало возможным благодаря открытиям в молекулярной биологии, разгадке структуры ДНК, расшифровке генома человека и иным успехам в этой области. Представляется, что дальнейшее развитие генетической инженерии, являющейся одной из наиболее могущественных прикладных биотехнологических инструментов, даст мощный импульс таким передовым ответвлениям, как генодиагностика и генотерапия. Они принципиально улучшат качество медицинского обслуживания населения и позволят уже на эмбриональной стадии точно выявлять и в щадящем для всего организма режиме устранять зачатки тех или иных заболеваний (генетических, онкологических, инфекционных).
Вместе с тем, несмотря на показанные выше очевидно созидательные составляющие частной медицинской биотехнологии, имеется и ряд дискуссионных вопросов, особенно связанных с такими проблемами, как недостаточная изученность последствий от генетического манипулирования, сложность с определением пределов допустимого антропогенного вмешательства в биологические процессы, а также морально-этическая неоднозначность генно-инженерной деятельности в плоскости человеческого достоинства…
Но уже не остановить развитие терапии, базирующейся на стволовых клетках, как регенеративной медицины, изменения направления течения процессов на обратное посредством замены поврежденных тканей при болезни Паркинсона, при повреждении спинного мозга и многих других дегенеративных нарушениях. Едва ли можно выдвинуть какое-либо возражение против генетического усиления мышц в юношеском возрасте, что не только предотвратило бы мышечную слабость в старости, но и придало бы дополнительные силы для выполнения любой физической задачи с большей силой и способностью на протяжении жизни. Но встает очень сложная биоэтическая задача - сделать выбор универсальным и посмотреть значение этого выбора в зеркале биотехнологических результатов, когда все то, что разрешено и широко используется, не должно стать обязательным, а биотехнологии «улучшения» в будущем не применялись бы с рабской приверженностью социально определяемым и просто модным понятиям «превосходства» или «совершенства».
Таким образом, если мировому научному сообществу удастся ответственно подойти к выработке  и применению биоэтических норм и принципов для устранения вышеобозначенных актуальных «болевых точек» дальнейшего развития биотехнологий в медицине, интегрировать биотехнологические аспекты в процессы транснационального взаимодействия и социального контроля, то есть все предпосылки для того, чтобы на основе безопасного использования подобных технологий, сделать, возможно, самый значительный в истории развития человеческой популяции скачок в эволюции цивилизации.
 Хочется отметить доклады делегатов НИИ экспериментальной медицины(Киев, Украина),  в которых одним из научно-экспериментальным направлением является биохимия змеиного яда.
 Змеиный яд благодаря своей биологической активности когда-то был широко востребован в медицине, но в наше время натуральный яд в лекарствах или косметике – либо рекламный ход, либо архаизм. Его повсеместно вытесняют синтетические препараты, которые приводят к сильнейшим побочным эффектам. Сейчас змеиные яды востребованы в основном для производства антисывороток и учёными: в них ищут новые биологически активные соединения. В частности, поиском, исследованием биологической активности и установлением структуры токсичных молекул змеиного яда занимаются специалисты многих научных лабораторий и институтов биотехнологий, экспериментальной фармакологии и молекулярной токсинологии. Условно яды змей можно разделить на два класса. Нейротоксические яды змей семейства аспидов – кобр, мамб, крайтов и других – поражают в основном нервную систему их жертв. Гемотоксичные яды змей семейства гадюковых больше действуют на систему сворачивания крови, хотя и у гадюк в яде встречаются нейротоксины.
 Встает вопрос, зачем учёным яды?
К примеру в одной из лабораторий молекулярной токсинологии занимаются в основном нейротоксичными белками и пептидами. Основных применения у них два. В первую очередь они нужны как инструмент для биохимических исследований. Токсины действуют на нервную систему, связываясь с рецепторами и тем самым нарушая их нормальную работу. Это их свойство можно использовать в исследовательских целях, для поиска рецепторов в биологическом материале. Для этого токсин должен связываться с рецепторами эффективно и избирательно, то есть не со всеми подряд, а только с определённым рецептором или его подтипом. Кроме того, на основе токсинов змеиных ядов создано несколько лекарственных препаратов. Наиболее известен из них понижающий кровяное давление пептидомиметик каптоприл. Это соединение было смоделировано и химически синтезировано по образу и подобию пептида, найденного в яде американской копьеголовой змеи. Хотя иногда змеиный яд или его компоненты всё же используются в медицине в натуральном виде, но, наиболее перспективный путь –это применение новых соединений для разработки на их основе препаратов, которые можно получать химическим путём, либо пептидомиметиков, либо коротких пептидов.
 Тут хочется отметить некоторые секреты токсинологии.
Змеиные яды исследуются уже достаточно давно, и они хорошо изучены. Сейчас интересные результаты в этой области может принести работа с веществами, содержащимися в ядах в очень маленьких количествах. Так, из ядов кобр лабораторным путем можно  выделить несколько новых соединений, концентрация которых в яде – сотые доли процента.
 Одна из фундаментальных проблем, которыми занимаются учёные мира, исследуя яды, – это определение взаимосвязи между структурой и функцией белка: почему одни белки токсичны, а другие – нет. Эта проблема тесно связана с задачей поиска инструментов исследования новых типов рецепторов. Соединения, которые в ядах встречаются в низких концентрациях, могут быть полезны для исследования различных типов никотиновых холинорецепторов, а также других рецепторов нервной системы. Из яда моноклевой кобры можно выделить димеры уже известных токсинов, в частности альфа-кобратоксина. Самое интересное в этом то, что мономерный альфа-кобратоксин не взаимодействует с некоторыми типами холинорецепторов, в то время как димерный способен с ними связываться, хотя аминокислотная последовательность у них одна и та же.
 Другой путь – исследовать яды очень редких или новых видов. В этом направлении серьезно работают учёные из Вьетнама. В яде редкой бирманской гадюки, пойманной во Вьетнаме, они нашли нейротоксин ранее неизвестного типа, также действующий на никотиновые холинорецепторы. Этот токсин интересен тем, что в отличие от всех известных природных нейротоксинов его молекула не содержит дисульфидных связей. Их отсутствие существенно облегчает синтез химических аналогов этого соединения.
 У найденного в яде бирманской гадюки токсина может быть практическое применение в качестве миорелаксанта. Совсем недавно начали использовать токсины из ядов змей и в косметике. В состав кремов вводят пептиды, которые действуют на холинорецепторы, способствуя расслаблению мускулатуры и уменьшению морщин.
 Применение ядотерапии эффективно при таких заболеваниях, как аллергия, мигрень, рассеянный склероз, болезнь Альцгеймера, тик в ногах, состояние после инсульта, желудочно-кишечные заболевания (дивертикулит кишечника, болезнь Крона, язвенный колит), ревматизм, нейродерматит, заболевания обмена веществ (сахарный диабет и нарушения жирового обмена), нарушения потенции, болезненные симптомы в климатический период.
 В 19 веке яд гремучей змеи использовался для лечения проказы. Известно, что многим из тех, кто болел радикулитом, помогает избавиться от боли мазь «Випратокс» или же инъекция «Випраксина». Препараты приготовлены из ядов степной и обыкновенной гадюк. Большой эффективностью обладает мазь из яда гюрзы. Сегодня в медицине используется более 40 видов змей. Яды так же помогают лечить бронхиальную астму, гипертонию, ишиас и межреберную невралгию. С помощью яда-терапии можно помочь людям страдающим различными хроническими заболеваниями. Кроме того яд успешно справляется с заболеваниями опорно-двигательного аппарата: остеохондрозом, полиартритом, различными последствиями травм. «Змеиная терапия» ещё заключается в приеме курсами сильно разбавленного змеиного яда. Благодаря тому, что он сильно разбавлен, исключается возможность отравления и нежелательных побочных эффектов. Лечение змеиным ядом представляет собой растянутую во времени сильно действующую форму терапии. В зависимости от заболевания, терапия может проводится либо стационарно или амбулаторно. Лечение начинают после целостной диагностики пациента. Применяется змеиный яд в создании противоядия и противозмеиных сывороток. Противозмеиные сыворотки  получают из крови лошадей, которым вводятся  возрастающие дозы яда в течении 16 месяцев. В связи с этим у лошадей возникает стойкий иммунитет, и организм иммунизированной лошади может переносить впрыскивание 80-кратной смертельной дозы. Не следует забывать, что противопоказаниями к инъекционному применению препаратов змеиного яда являются лихорадочные состояния, туберкулез легких, пороки сердца, недостаточность мозгового и коронарного кровообращения, поражения печени и почек. Препараты не назначают беременным женщинам, кормящим матерям и лицам, страдающим аллергией к ним. Змеиный яд  входит в ряд фармакологических препаратов в области кардиологии, неврологии и онкологии.
 За последнее десятилетие значительно увеличилось применение ядотерапии при лечении этих заболеваний, особенно на ранней стадии или в качестве профилактики заболеваний.
 Всего существует около 5 тысяч видов ядовитых животных: простейших - около 20, кишечнополостных - около 100, червей - около 70, членистоногих - около 4 тысяч, моллюсков - около 90, иглокожих - около 25, рыб - около 500, земноводных - около 40, пресмыкающихся - около 100, млекопитающих - 3 вида.
 В мировой флоре известно более 10000 видов ядовитых растений, главным образом в тропиках и субтропиках, много их и в странах умеренного и холодного климатов.
 И конечно интересно изучить их влияние на человека с медицинской точки зрения. Так было обнаружено, что хлоротоксин — компонент яда палестинского желтого скорпиона, поражающий нервную систему, присоединяется к поверхности клеток раковых опухолей мозга. В подавляющем большинстве случаев повторное возникновение опухоли связано с тем, что хирурги не могут с абсолютной точностью отличить хорошие клетки от злокачественных на границах новообразования. Магнитно-резонансная томография, самый точный метод диагностики на сегодня, не способна обнаружить скопления, в которых меньше миллиарда клеток. Это означает, что хирургам приходится искать границу между опухолью и здоровой тканью почти наобум. Это очень несовершенный метод. Клетки опухоли вплетаются в здоровую ткань, и иногда часть опухоли остается не удаленной.
Врачи, борющиеся с глиомой, самой распространенной формой злокачественной опухоли мозга, создали «молекулярный фонарик», пометив хлоротоксин флуоресцирующей краской. Во время первого же испытания, краска превосходно высветила опухоль. Краска позволяет увидеть скопления, в которых всего-навсего двести раковых клеток. Можно разглядывать опухоль почти клетка за клеткой. Это позволяет хирургам удалять новообразование, почти на все сто процентов. Испытания окрашенного токсина уже идут, и, если они пройдут успешно, его можно будет использовать для лечения рака предстательной железы, ободочной и прямой кишки, легких, груди, поджелудочной железы и кожи.
Пока ни одно лекарство на основе скорпионьих токсинов не получило официального разрешения, однако эти токсины представляют собой весьма разносторонний химический арсенал. Одни могут бороться с раком, другие — стать основой сердечных, болеутоляющих, противоэпилептических и противомалярийных лекарств. Один из них, вероятно, даже можно будет использовать в качестве пестицида. Лекарства на основе яда — идея далеко не новая. Такие препараты упоминаются в санскритских текстах II века нашей эры. Еще раньше, около 67 года н. э., царь Митридат VI Понтийский был, по преданию, дважды спасен от смерти на поле боя жрецами, которые приложили к его ранам яд степной гадюки. (В наши дни Азербайджан в больших количествах экспортирует кристаллизованный яд этих змей.) Яд кобры, столетиями применявшийся в традиционной медицине Китая и Индии, появился на Западе в 30-годы XIX века в качестве гомеопатического болеутоляющего средства.
 В книге Джона Генри Кларка «Словарь практической медицины», опубликованной на рубеже XIX и XX веков, сообщается, что этот яд облегчает многие проявления болезней, даже те, которые вызывает он сам. «Следует пытаться излечить болезнь тем, что ее вызвало», — пишет Кларк.(Ну, а нам, как тут не вспомнить житейскую истину вызванную сильным злоупотреблением винно-водочных продуктов и старинный рецепт - чем заболел, тем и лечись…) Среди напастей, от которых спасает разбавленный яд кобры, перечисляются астма, ослабление памяти, сенная лихорадка, головная боль, стенокардия и другие заболевания сердца, пищевода и яичников, чума и ангина. Однако следует быть осторожным: лечебная доза отличается от ядовитой на ничтожно малую долю. Балансируя на тонкой грани, в прошлом врачи, должно быть, приближали смерть пациентов не реже — а то и чаще, — чем продлевали им жизнь. Смертельные яды спасают от смерти. Звучит как оксюморон, но это факт. Люди, страдающие болезнями сердца, в долгу перед узкоголовой мамбой, смертельно опасной африканской древесной змеей, яд которой воздействует на нервную и кровеносную системы. Исследователи из американской клиники Майо соединили главный токсин яда этой змеи с белком соединительной ткани человека, получив препарат цендеритид, который сейчас проходит клинические исследования. Назначение препарата — не просто снижать давление и тормозить фиброз (рост лишней соединительной ткани) в больном сердце, но и защищать почки от переизбытка соли и воды.
 Превращением ядов в лекарства наука занялась в 1960-е годы, когда английский врач Хью Алистер Рид обнаружил, что яд малайского щитомордника можно использовать для лечения тромбоза вен. Оказалось, что один из токсинов этого яда уменьшает количество фиброзного белка в крови, тем самым предотвращая образование тромбов. Произведенный на основе яда малайского щитомордника препарат арвин, разрушающий тромбы, появился в европейских аптеках в 1968 году. Сегодня его сменили другие, более эффективные лекарства на основе яда ямкоголовых змей.
А останавливающий кровотечение спрей на основе яда ложной кобры уже скоро будет спасать жизни людей на местах аварий.
У другого ядовитого, уже морского создания, карибской ковровой актинии, есть ядовитые щупальца, снабженные стрекательными клетками. Эти щупальца сначала оглушают добычу (маленькую рыбку или креветку), а потом обвивают ее и затаскивают в рот. Стрекательные клетки актинии, нематоцисты, вырабатывают яд, который можно использовать при лечении аутоиммунных заболеваний человека. В 1990-е годы научная группа под руководством физиолога Джорджа Шэнди из Калифорнийского университета, обнаружила, что один из токсинов яда актиний блокирует активность белка, участвующего в каскадах воспалительных реакций. Ученые модифицировали токсин и назвали его ShK-186. Биотехнологическая компания Kineta в Сиэтле разрабатывает на его основе лекарство против аутоиммунного гепатита и волчанки.  Успех лечения ShK-186 состоит в том, насколько избирательно он присоединяется к пораженным клеткам.  Это лекарство действует исключительно на клетки, вызывающие заболевание. Сложность в применении других препаратов заключается в том, что они имеют много побочных эффектов и делают больного более уязвимым для инфекций и рака…
 Символом доброго дела, здоровья и врачевания является змея, обвивающая чашу и склонившая над ней свою голову. Использование змеиного яда и самой змеи одна из наиболее древних методик. Существуют различные легенды, согласно которым змеи совершают различные положительные поступки, чем и заслужили свое увековечивание.
Змеи во многих религиях являются священными. Считалось, что через змей Боги передают свою волю. В наше время, на основе змеиного яда создано огромное количество лекарств. Граница, разделяющая яды и лекарства, весьма условная, настолько условная, что в медицине издают специальные учебники  типа «Фармакология и токсикология», и учебники по фармакологии могут использоваться для преподавания основ токсикологии. Принципиальной разницы между ядом и лекарством нет и не может быть. Всякое лекарство превращается в яд, если его концентрация в организме превышает определенный терапевтический уровень. И почти любой яд в малых концентрациях может найти применение как лекарство. Когда преподается фармакология, традиционно говорится, что pharmacon в переводе с греческого означает и лекарство, и яд, но студенты, естественно воспринимают это теоретически, а врачи потом уже находятся под прессом той информации, которая идет в основном об эффективности лекарственных препаратов. Фирмы-производители тратят колоссальные деньги для продвижения своих препаратов на рынок, и, несмотря на то, что государственные контролирующие органы пытаются вводить определенные требования и ограничения, информация о положительных свойствах тех или иных медикаментов намного перевешивает предупреждение о возможных побочных эффектах. Вместе с тем, именно они часто являются причиной госпитализации пациентов, а смертность, связанная с потреблением лекарств, выходит на 5-е место…  А безопасные препараты вот они, в живой природе, стоит только захотеть и смертельные яды будут продлевать жизнь Человечеству. В жизни, так всегда - Жизнь и Смерть идут рядом…
 
Геннадий Березовский
Украина, Киев, по материалам 1-го Международного Форума «Медицина будущего»
 
 
 
 
 
 
 
 


Комментарии