Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Чиновник хуже радиации. Ядерный взрыв в Енакиево. Последствия

В разные годы на территории современной Украины действовали тысячи различных шахт и рудников. Природа распорядилась так, что наше государство, занимая всего лишь 0,5% суши, обладает 5% мировых запасов полезных ископаемых, а при таком положении вещей горняцкое дело на этой земле просто не могло не развиваться. Шахты открывались и закрывались, возникали на пустом месте и уходили в небытие без следа. Названия многих уже никто и не помнит. Но есть среди всего этого многообразия шахта с особенной судьбой. Это шахта «Юный коммунар» в пригороде Енакиево, где в 1979-м году проводились ядерные испытания.

Как все начиналось

Как то, в одно из интервью, отвечая на вопрос о месте своего рождения, Виктор Янукович сказал, что родился «под терриконом на Юнкоме»…

Шахта «Юный коммунар» (или «Юнком», как обычно говорят для краткости) возникла еще до Октябрьской революции. Основанный в конце ХІХ века металлургический завод в Енакиево нуждался в угле, и потому «Русско-бельгийское металлургическое общество», которое в то время владело заводом, занялось добычей топлива неподалеку от производства. Шахта была заложена в голой степи, в 1908 году, а первый уголь дала в 1911-м. Название предприятие получило по имени главы правления АО – Андрея Бунге. Точно так же стал называться и пришахтный поселок. Впрочем, под этим названием он просуществовал недолго, так как уже в 1920-м году большевики сменили название шахты на «Юный коммунар», а поселка соответственно – на Юнокоммунаровск. 

В первые годы советской власти шахта считалась одной из лучших в Донбассе, а в 1940-м году была признана лучшей в СССР. Напоминанием о тех славных временах сегодня служит прекрасный дворец культуры, построенный в Юнокоммунаровске, как утверждают местные жители,  еще пленными немцами в 40-х годах. Слишком роскошный, как для заштатного ДК. Сегодня он сильно обветшал, но не заброшен, как многие подобные объекты в умирающих поселках. Памятник архитектуры пока что берегут.

Однако помимо высоких показателей угледобычи, шахта «Юнком» имела в Донбассе и другую, весьма печальную славу. Шахта считалась «газовой» и отличалась большой частотой внезапных выбросов метана и угольной пыли во время горных работ. Так за период с 1959-го по 1979-й год на шахте произошло 235 выбросов газа, 28 из которых закончились гибелью горняков. Советская пресса, разумеется, не сообщала об этом, и потому многие до сих пор считают, что в Советском Союзе производственный травматизм был значительно ниже, чем в независимой Украине. На самом деле это не так – жители Юнокоммунаровска до сих пор с содроганием вспоминают частые похороны своих земляков. 

Именно с целью снижения высокой газоносности пластов, по официальной версии, на шахте в 1979-м году и был произведен ядерный эксперимент. Однако, на этот счет существует и другая версия. Попытаемся разобраться как следует.

Для чего это было нужно

На сегодняшний день однозначного ответа на вопрос, что же действительно произошло в Юнокоммунаровске 16 сентября 1979 года - не существует. Официальная версия, согласно которой взрыв ядерного заряда был произведен для дегазации угольных пластов, кажется стройной лишь до тех пор, пока не начнешь разбираться в ней подробно.

Взрыв действительно снизил газоносность шахты почти в три раза, однако с самого начала было ясно, что бороться таким способом с шахтным метаном в масштабе всей страны – нереально. Производить атомные взрывы на каждой выбросоопасной шахте – колоссально дорого и опасно, без того малорентабельный углепром никогда бы не окупил таких затрат. Любой начинающий экономист скажет, что куда дешевле ликвидировать опасную шахту, чем подрывать ее ядерным зарядом.

Взрыв 1979-го года так и остался единственным в своем роде и ни разу больше не был повторен, хотя опасных «газовых» шахт и в Донбассе и в Союзе помимо «Юнкома» было предостаточно. Исходя из этого, можно предположить, что эксперимент с самого начала и не был рассчитан на достижение той цели, которая сегодня считается официальной. Либо те, кто проводили его, были полными идиотами, подвергшими опасности тысячи людей и выбросившие миллионы государственных средств впустую, либо взрыв на «Юнкоме» преследовал совсем другую цель. Военную.

Неофициальная версия событий 1979 года распространена куда меньше, но звучит, на мой взгляд, убедительнее и логичнее. Взрыв в шахте мог быть серийным ядерным взрывом, произведенным в военных целях. В то время в мире действовал мораторий на такие взрывы, и потому мирная версия юнкомовского инцидента скорее всего была всего лишь ширмой для прикрытия.

В пользу военной версии говорит и тот факт, что вся документация, связанная с экспериментом была в свое время вывезена в Москву и до сих пор является секретной. Из-за этого, на сегодняшний день нет внятного ответа на вопрос, что сейчас происходит в недрах шахты, и как в дальнейшем проявятся последствия взрыва. На этот счет есть несколько предположений, которые будут приведены ниже. А пока вернемся в сентябрь 1979 года, чтобы увидеть, как все происходило в тот день.

Объект «Кливаж»

16 сентября жители улиц, прилегающих к шахте «Юный Коммунар», были вынуждены на целый день покинуть свои дома. По одним данным им сообщили, что будут проводиться некие взрывные работы на шахте, по другим – эвакуацию объяснили учениями гражданской обороны. Ныне свидетельства очевидцев разнятся, но скорее всего работникам шахты действительно сообщали некоторые детали будущего эксперимента, а в поселке, где шахтеры были основным населением, эта информация не могла не стать общеизвестной.

Кто мог, сам уехал из дома до вечера, тех, кому некуда было идти, вывезли организованно, машинами, на загородный ставок, где работали полевые кухни. Эвакуировали ближайший к шахте поселок, называемый Старой Колонией. Вокруг него выставили оцепление из внутренних войск. В новой части Юнокоммунаровска, состоящей из многоквартирных домов, эвакуация не проводилась.

Ядерный заряд для «Юнкома» был изготовлен в закрытом городе атомщиков Арзамас-16 и представлял из себя трехметровый металлический цилиндр, диаметром 80 см. Камера для размещения заряда была оборудована в наклонной выработке на глубине 903 метра между угольными пластами. С целью недопущения выброса газообразных продуктов взрыва, камера была перекрыта железобетонными перемычками, толщиной 6-10 метров.

В результате взрыва, оставшиеся в городе жители ощутили сильный подземный толчок, местами с полок попадала посуда, но в целом никаких разрушений новой, неэвакуированной части Юнокоммунаровска эксперимент не принес. Хуже дела обстояли в прилегающих к шахте частных домах – там появились трещины и обрушения штукатурки. Во дворах от страха выли собаки, ревела скотина в сараях.

Только к вечеру жители эвакуированного участка смогли вернуться в свои дома. А уже на следующий день шахта «Юный коммунар» возобновила работу в обычном режиме, и под землю спустилась шахтерская смена.  

Рассказывают местные жители:

 В результате взрыва в слое песчаника образовалась овальная камуфлетная камера, в которой по подсчетам ученых ныне заключены 95% образовавшихся радиоактивных продуктов – так называемый объект «Кливаж». Более 20 лет после взрыва шахта работала в обычном режиме, а шахтеры рубили уголек в нескольких десятках метров от эпицентра ядерного взрыва. По словам бывшего забойщика, а ныне сторожа шахты Сергея Глазкова, сегодня почти никого из них уже нет в живых.

В 2002 году шахта «Юный коммунар» была остановлена, как бесперспективная, и сейчас работает в режиме откачки воды.

Юнокоммунаровск сегодня

До сих пор точно не известно, насколько сильно повлиял взрыв на здоровье жителей Юнокоммунаровска. Смертность в 15-ти тысячном городке нынче высокая, однако подобная ситуация последнее время наблюдается во всем Донбассе, и потому невозможно точно сказать, в чем заключается причина вымирания «юных коммунаров». Медицинским обследованиям жителей не подвергали. Официально считается, что подземный ядерный взрыв не оказал на людей отрицательного воздействия, но не все согласны с этим утверждением. Представительница общественной организации «Громада Юнокоммунаровска» Любовь Леоненко, долгое время занимавшаяся изучением истории испытаний на Юнкоме, считает, что взрыв серьезно увеличил смертность жителей поселка Старая Колония.

Пообщавшись с нею, я отправился в поселок сам, чтобы увидеть, как обстоят дела на самом деле. Картина оказалась неутешительной. Старая Колония, примыкающая вплотную к шахте, действительно находится в удручающем состоянии. Бросается в глаза большое количество развалин домов, жители которых не то сбежали из поселка, бросив жилье, не то умерли. Впрочем, если в этом и виновата радиация, то лишь отчасти. Подобные виды мне доводилось наблюдать во многих городах, где были ликвидированы шахты. Гораздо больше, нежели плохая экология, на людей влияет социально-экономический фактор.

Впрочем, самые главные экологические беды у Юнокоммунаровска возможно еще впереди. Ведь никто не может спрогнозировать, что будет, если атомную капсулу в шахте размоет грунтовой водой. А это чуть не случилось в 2004-м, когда решением правительства Виктора Януковича при полном попустительстве городских властей Енакиева шахту Юнком предложено было затопить.

Ядерная могила 

Рано или поздно в судьбе каждой шахты наступает момент, когда уголь или руда заканчиваются, и встает вопрос о ликвидации добывающего предприятия. Вариантов ликвидации угольной шахты существует два. Первый: сухая консервация, когда шахта не дает угля, но работает в режиме водокачки. Второй: мокрая консервация, когда шахту попросту бросают и затапливают.

Разумеется первый вариант всегда дороже. Для того, чтобы откачивать из шахты воду, необходимо содержать на ней рабочий коллектив в полторы сотни людей. Только в этом случае удастся обеспечить работу предприятия в несколько смен, а также гарантировать сохранность и ремонт коммуникаций. В год такая шахта съедает десятки миллионов гривен, не принося ни копейки прибыли, потому везде, где можно, стараются применять второй вариант – мокрый, который не требует никаких расходов на шахту вовсе. Сухие шахты оставляют там, где существует опасность подтопления жилых территорий, а также в том случае, если есть возможность извлечь из ее подвешенного состояния некоторый профит - в Донецкой области известны случаи, когда шахту специально признавали выработанной и закрывали, чтобы затем добывать на ней уголь нелегально.

Тяжело объяснить, что подтолкнуло чиновников к решению о затоплении закрытого в 2002-м году Юнкома. В Донбассе существует множество шахт, которые можно было бы затопить с куда меньшими последствиями для окружающей среды и при этом сэкономить для бюджета те же деньги. И тем не менее, на определенном этапе в Кабмине вдруг стали настойчиво проталкивать решение о затоплении именно шахты «Юный коммунар», в недрах которой находился ядерный объект «Кливаж». Сказать о том, как поведет себя «Кливаж» под водой в точности не мог никто.

В августе 2004 года во «Всеукраинской технической газете» вышла статья доктора физико-математических наук Николая Даньшина, изучавшего вопрос закрытия шахты. В статье приводились результаты исследования объекта «Кливаж», которое проводилось еще в 1990-м году учеными Ленинградского НИИ. Исследование зафиксировало частичное разрушение стенок камеры, образовавшейся при взрыве и медленное растворение радиоактивной спекшейся породы в воде. Вердикт был однозначным: затапливать шахту нельзя – возможен вынос и попадание в поверхностные источники радиоактивной воды из капсулы и твердых частиц радиоактивного расплава.

Однако рабочая группа Министерства топлива и энергетики Украины, которая 19 мая 2004 года решала вопрос о затоплении шахты, руководствовалась совсем другой логикой. Было решено, что затапливать шахту безопасно. Самое печальное, что в числе тех, кто высказался за «грязную» консервацию, были местные чиновники - представитель Донецкой ОГА О.П. Калиущенко и заместитель мэра Енакиева – Юрий Сильванский. И если наплевательское отношение киевских бюрократов к данной проблеме еще можно было как-то объяснить, то такое поведение местных властей повергло общественность Юнокоммунаровска в шок.

Цинизм ситуации заключался еще и в том, что буквально в то же самое время, представители партии власти старательно распускали слухи о том, что превратить Донбасс в ядерную свалку собирается… кандидат в президенты Виктор Ющенко. В Донецке до сих пор помнят страшилки о том, будто бы Ющенко намеревался хоронить в наших шахтах отработанное ядерное топливо американских АЭС. В выпускавшейся регионалами к выборам газете «Голос Донбасса», эта тема также поднималась регулярно.

В действительности же атомные авантюры задумывали вовсе не «оранжевые западенцы», а совсем другая сторона, до сих пор регулярно признающаяся в любви Донбассу. Лишь восставшая общественность Юнокоммунаровска спасла от затопления приговоренную шахту.

Председатель общественной организации «Громада Юнокоммунаровска» Любовь Леоненко решила отстаивать «Юнком» и пошла собирать подписи по поселку. Подписывались все. Жители города писали письма депутатам, министрам и городскому голове, с просьбой защитить их от возможной экологической катастрофы. Разумеется, выносить сор из избы перед выборами в стратегически важном регионе никто не хотел, и потому тема с затоплением шахты предсказуемо заглохла, а в последствии и вовсе сошла на нет.

Жизнь после смерти

Но и на этом история многострадального «Юного коммунара» не закончилась. Возможно, впереди шахту ждет новое рождение и работа в ипостаси политехнического музея.

Идею создания такого музея под названием «Украинский Техноленд» на базе двух шахт «Юный коммунар» и «Красный Профинтерн» уже несколько лет вынашивает глава благотворительного фонда «Пальма Мерцалова» енакиевец Константин Воробьев. По его словам, аналогов такого музея на постсоветском пространстве еще нет, и создание его в Енакиево помогло бы городу выбраться из экономической депрессии и стать центром туризма.

Предполагается, что музей соберет на своей территории образцы промышленных машин и механизмов, которые будут располагаться прямо под открытым небом. Кроме того, шахта «Юнком» и сама по себе является уникальным объектом, который можно превратить в музей. 15 апреля 2011 года стартовали мероприятия по подписанию учредительных документов «Техноленда», но как обычно бывает в наших краях, главным препятствием на пути реализации идеи стали те, кто вроде бы должен помогать ее воплощению.

Губернатор Донецкой области Анатолий Близнюк на пресс-конференции 19 апреля заявил, что не давал разрешения на организацию в области «Украинского Техноленда», и не собирается давать впредь. Шахту «Юный Коммунар» он назвал опасной для посещения.

В приведенных мною заключениях рабочих групп 2004 года, шахта описана как безопасная и не представляющая угрозы для населения (на основе таких выводов ее и собирались затопить). Выходит, что лгало либо правительство в 2004-м году, либо теперь лжет губернатор Близнюк.

Пока не ясно, чем закончится эта история, и что в будущем ждет шахту «Юнком». Судьба ее находится в руках местных чиновников. Будет ли она разрушена и затоплена, превратится ли в цивилизованный туристический центр – решать им. Вот только уверенности в том, что примут они правильное решение – очень мало. Может, от того, что чересчур бросаются в глаза результаты их многолетнего руководства, порой куда более страшные, нежели взрыв атомной бомбы в 1979 году… 

Станислав Кметь, специально для «ОстроВ».


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО